Н.А.Морозов / Откровение в грозе и буре / Приложения


ПРИЛОЖЕНИЕ I.
Проверочные вычисления пулковских астрономов М.М.Каменекого и И.М.Ляпина

 

(Из писем Н.М.Ляпина)

I

Не теряя ни минуты времени, спешу сообщить Вам вычисленные нами для проверки Ваших выводов положения Меркурия, Венеры, Марса и Солнца. Вычис­ления велись Каменским и мной совершенно незави­симо по таблицам Леверрье. Надо заметить, что при вычислениях мы не принимали во внимание планетных возмущений и неравенств долгого периода, усчитав лишь всюду вековые возмущения. Мы получили следующие системы элементов (для равноденствия 395.0 года):

 Истинная долготаДолгота перигелияДолгота восх.узлаНаклонениеРадиус вектор
Меркурий298° 1' 452°36' 029°22' 66°58' 80,40530
Венера285°44' 7109° 7' 562° 8' 03°22'25"0,72886
Марс9°52'32"306°36' 636°57' 81°51'581,45090
Солнце187°29' 6255°32' 40,99323

 На основами этих элементов мы получили следующие гелиоцентрические долготы и широты для 30 сен­тября 395 года Оh среднего парижского времени (равноденствие 395.0 г.):

 ДолготыШироты
Меркурий211°20'— 3°1'
Венера226°31'— 1°29'
Марс15°3'— 2°40'
Солнце187°30'0°0'

 

Для того, чтобы нанести положения этих планет на современную звездную карту, я привел долготы и широты к среднему равноденствию 1905 года и превратил их в прямые восхождения и склонения:

 Прям. восх.Склонения
Меркурий229°3' = 15 h 16 m 2-21°27'
Венера245°26' = 16 h 21 m 7-23°13'
Марс32°52' = 2 h 11 m 5+5°56'
Солнце208°

Отсюда видно, что Меркурий действительно находился в созвездии Весов, Венера в ноге Змееносца, а Марс под Персеем, в Овне.

Здесь мы даем положения с точностью до минуты, хотя точность наблюдений того времени и не могла быть более десятой доли градуса. Такой точности наблюдения достигают, между прочим, у Гиппарха.

II

Вычисления положений Юпитера и Сатурна не так просты, как для прочих планет. Дело в том, что здесь приходится считаться не только с вековыми возмущениями, но и с периодическими, и с возмущениями долгого периода (большое неравенство Юпитера и Сатурна), которые достигают за такой долгий промежуток времени значительной величины и сильно влияют на элементы, главным образом на истинную долготу в орбите и на долготу перигелия. Так, например, вследствие неравенства долгого периода долгота Сатурна увеличивается на 52', а долгота перигелия уменьшается на 2°. Величины очень значительные, которыми нельзя никоим образом пренебрегать. Таким образом мы принимали во внимание: 1) вековые возмущения, 2) неравенства долгого периода и 3) периодические возмущения (наиболее крупные члены, пре­небрегая мелкими).

Как и прежде, вычисления велись нами совершенно независимо, что давало нам возможность контро­лировать друг друга. Мы получили следующие систе­мы элементов: 

 ЮпитерСатурн 
Истинная долгота280°22'9223°24'8 '
Угол эксцентрицетета9256"12050"
Большая полуось5,202449,53808
Долгота перигелия 395 г.349°7' 559"43'3
Наклонность 395 г.1°23'42"92°32'51"6
Долгота узла 395 г.84°21'199°39'3

На основании этих элементов мы получили следующие геоцентрические долготы и широты Юпитера и Сатурна для 30 сентября 395 г. 0 h среднего парижского времени:

 ДолготаШирота
Юпитер269°17'— 0°23' '
Сатурн221°58'+ 1°55'

Чтобы нанести эти положения на современную звезд­ную карту, я отнес их к эклиптике 1905 года, приставив к ним поправку прецессии за 1510 лет (по долготе 21°0' и по широте -11'), и превратил полученные долготы и широты в прямые восхождения и склонения (эклиптика 1905.0 года).

 Прям. восх.Склонения
Юпитер292° 2' = 19 h 28 m 1-22°29'
Сатурн241°17'= 16 h 5 m 1-19° 4'

(Отсюда видно, что Юпитер был действительно в Стрельце, а Сатурн в Скорпионе.)

Пулково, 3 июня 1906 г.

Преданный Вам

Николай Ляпин.


ПРИЛОЖЕНИЕ II.
Ньютон об Апокалипсисе

 

(Приложение ко 2-му изданию)

 

(Isaaci Newtoni Opera quae estant omnia. Commentariis illustrabat Samuel Horsley. T. V. Londini, 1785. На английском языке. Библиотека Пулковской обсерватории.)

Когда осенью 1905 г.—я вышел из Шлиссельбургской крепости и успел немного ориентироваться в окружающей меня новой жизни, одно из первых моих предприятий было разыскать комментарий Ньютона к Апокалипсису. Великий астроном, казалось мне, не мог не заметить, что апокалиптические звери суть не что иное, как созвездия так хорошо знакомого ему неба.

Получив, наконец, эту книгу сразу в двух экземплярах—один на английском языке из библиотеки Пулковской обсерватории, а другой на латинском в подарок от Л.Ф.Пантелеева, я тотчас же принялся за их чтение. Но, к моему глубокому огорчению, Ньютон ни единым словом не дал понять, что ему известно совпадение апокалиптических зверей с созвездиями неба.

Конечно, в его время еще нельзя было точно определить положения Меркурия, Венеры и Марса за полторы тысячи лет назад, а потому и вычислить время Апокалипсиса во всех подробностях, но все же он должен был догадаться, что это книга астрологическая. Можете быть, как человек глубоко религиозный, он боялся такой мысли? Это предположение невольно приходило мне в голову, читая его мистическое толкование.

В своем вступлении 1) он говорит, что ложные апокалипсисы Петра, Павла, Фомы, Стефана и Керинфа были написаны в подражание истинному, и упоминает, что в конце IV века в Греции многие сомневались в достоверности самой книги (мы уже видели, что все это было в начале V века). Затем он сразу переходит к тому положению, что толковать скрытое самим богом было бы безумием.

«Безумие истолкователей,—говорит он,—состояло в том, что они хотели предсказывать сроки и события, как если бы бог уполномочил их быть пророками. Этой необдуманностью они не только осрамили себя, но и вызвали презрение к самому пророчеству. Намерение бога было совсем другое. Он дал это пророчество, как и пророчества Старого завета, не для того, чтобы удовлетворить человеческое любопытство, позволив людям знать события заранее, но для того, чтобы после исполнения они были истолкованы самими фактами, и собственное предвидение бога, а не предвидение истолкователей, сделалось явным миру».

(The folly of interpreters hath been to fortell times aud things by this prophecy, as if God designed to make them prophets. By this rashness they have not only exposed themselves, but braught the prophecy also into contempt. The design of God was much otherwise. He gave this, and the prophecies not to gratify mens' curiosities by enabling them to forknow things, but that after they were fulfild, they might be interpreted by the event, and his own providence, not the interpreters be then manifested therby to the world. Idem p. 449.)

Понятно, что для самого гениального человека, подходящего к Апокалипсису с этой предвзятой мыслью, все в нем должно было представляться темно и непонятно, и самые естественные сближения должны были казаться подозрительными и опасными.

«Будущее оправдает Апокалипсис,—говорит Ньютон далее,—а до тех пор удовольствуемся истолкованием того, что уже исполнилось (the event vill prove the Apocalips... till then we must content ourselves interpreting what hath been already fulfild, p. 449)».

Таким образом, совершенно оставляя в стороне всякие астрономические и астрологические сопоставления, Ньютон сразу бросается в мистику.

С этого момента все у него пошло, так сказать, кувырком, как и у всех теологов. «Стеклянное море перед Троном неба» стало представляться ему не небесным сводом, а «медным полом между дверью иудейского храма и алтарем»: четыре животные «полные глаз внутри и около»—не созвездиями четырех времен года, полными вечно мерцающих звезд, а «серафимами, которые явились Исайи (в главе 4 его пророчества) в видении, подобном апокалиптическому» и т.д., и т.д.

Переходя к исторической части, Ньютон делается боле проницательным.

«Греческая империя по эту сторону Евфрата,—говорит он,—представлена (у Даниила) леопардом и козлом, а Латинская империя по эту сторону от Греции представлена (в Апокалипсисе) зверем с семью рогами...» «В последнем разделении империи между сыновьями Феодосия (395 г.) Дракон,—продолжает Ньютон,—дал этому зверю свою силу, и трон и великую власть» (р. 467).

Таким образом великий астроном совершенно верно подошел как раз к 395 году, когда был действительно и написан Апокалипсис.

«Второй (двурогий зверь, священнодействующий перед зверем-империей),—говорит он далее, и тоже совершенно верно,—была православная церковь Греческой империи (the second beast which rose up out of the earth, was the church of the greek empire: for it had two horns like those of the Lamb, p. 467)».

«Ее знак, продолжаете он, был + + + (а в другом месте просто один крест), ее имя латинская и число имени ее 666 (and his (beasts) mark is + + + , and his name LATEINOS, and the number of his name 666. Page 468)».

Слова же Апокалипсиса: «ты прав, властелин: они пролили кровь невинных и провозвестников твоих и ты дал им пить кровь», Ньютон совершенно справедливо относит к нетерпимым эдиктам византийских императоров конца IV вка, из которых он приводит между прочим эдикт императоров Аркадия и Гонория против несогласных с государственной церковью 2).

Таким образом все, в чем Ньютон видел исполнение пророчества, совершилось на самом деле до его действительного возникновения на Патмосе. Все, что было после того, как и следовало ожидать, не оправдалось. В конце своей заметки Ньютон посвящает этим последующим событиям вплоть до 1092 г. только 4 страницы и находить в них, путем натяжек, некоторые пункты согласия с разными выражениями Апокалипсиса. Но его попытки становятся здесь настолько искусственны, что приводить их было бы уместно лишь в том случае, если бы мы захотели убедиться, как теологические предрассудки способны сбить с правильной дороги самые светлые умы.

Вот, к сожалению, все, что я нашел существенного в толковании великого астронома на Апокалипсис. Мистицизм совершенно закрыл своей темной пеленой его обычно проницательные глаза и не дозволил ему разъяснить людям прекрасные, поэтические описания звездного неба, рассыпанные по всей замечательной книге Иоанна.


1) I. Newtoni Opera. Londini, 1785. Т. V, p. 441. 2) „Imp. Arcad. et Honor. A. A. Aureliano Proc. Africae:
Haereticorum vocabulo continentur, et latis adversus eos sanctionibus debent succumbere, qui vel levi argumento, a judicio catholicae religionis et tramite detecti fuerint deviare: ideoque experientia tua Euresium haereticum esse cognoscat. Dat iii Non. Sept. Constantinop. Olibrio et Probino Coss. A. C. 395. Однако пометка «395 г. от Р.X.» указывает на вставку переписчика—так как время рождения Егошуа-Иисуса еще не было тогда известно и его вычислили потом, по-видимому, тоже «по звездам».
2) На астрономический способ определения многих из христианских праздников указывает то, что рождение богородицы дано в сентябре, когда Солнце находилось в созвездии Девы, рождение Христа в декабре, когда в полночь проходит через меридиан группы звезд в созвездии Рака, называемая «Ясли», в соотвтствии с легендой о рождении Ииcyca в яслях и т. д.


 

ПРИЛОЖЕНИЕ III.
Старинные книги, подложность или анахронизм которых обнаруживается астрономическим определением появления Апокалипсиса

 

После того, как появилось первое издание моей книги, двумя или тремя из ее критиков было употреблено выражение, будто я не знал о том, что некоторые документы, где цитируется Апокалипсис, относятся теологами к первым трем векам христианской эры, т.е. предшествуют вычисленному мною времени. Это выражение не верно. Еще во время заключения в Шлиссельбургской крепости я знал все это из теологических «экзегетик», имевшихся в нашей библиотеке в непропорционально большом количестве. Я даже, как может убедиться сам читатель, упоминал об этом в различных местах V части «Откровения в грозе и буре», а в конце книги даже построил гипотезу относительно того, как могли произойти такие исторические недоразумения и подлоги. Все это осталось без изменений и в этом 2-м издании.

Дело было совершенно иначе, чем думали мои оппоненты. Убедившись в справедливости своего вычисления и прочности его астрономического фундамента 1), я сразу понял, что чем более мне удается обнаружить своим исследованием подложных документов, загромождающих истину в истории эволюции идей и религиозных верований первых веков нашей эры, тем больше научной ценности будет иметь моя книга.

И я пытался много раз по выходе на свободу проследить документально, как далеко простираются в глубь веков корни этих предрассудков, но почти везде я натыкался на одну и ту же непроницаемую стену—XVI и XVII века, далее которых ничего не мог рассмотреть... Почти все латинские и греческие документы, на которых новейшие теологи основали принадлежность нашего библейского Апокалипсиса первым трем векам, оказывались (когда я их разыскивал в петербургской Публичной библиотеке или в других специальных книгохранилищах) имеющимися лишь в изданиях XVI и XVII веков, т.е. в виде книг, вышедших через полторы тысячи лет после смерти их авторов, и без указания, где находятся манускрипты, с которых производилось печатанье, а также кем и когда они были переведены и переписаны с неизвестных в настоящее время подлинников.

Появление первого издания моей книги заставило некоторых исследователей заново перерыть исторические архивы, главным образом с целью возражения мне, но, как я и ожидал, никаких веских возражений не оказалось. За непроницаемую стену XVI и XVII веков и им почти ни разу не удалось пока проникнуть в смысле  документальности... А я первоначально рассчитывал обнаружить своим исследованием подложность многих документов по крайней мере VII или VIII века!

Конечно, время выхода первого издания моей книги было лишь пять месяцев тому назад, и многого нельзя было сделать в этот срок. Все интересное, что я получил до сих пор, заключается главным образом в поисках Б.Ф.Павлова, разыскавшего целый ряд интересных цитат из старинных изданий. Привожу их почти целиком.

I

В сочинениях, приписываемых Тертулиану, жившему в 3 веке (?) по латинскому изданию 1664 г. 2), в полемической книге против Марциона 3) находится фраза:

«Имеем и Иоанна вскормленные церкви, ибо хотя Марцион отвергал его Откровение, однако ряд епископов, рассмотревший дело до начала, постановил автора в Иоанне (Habemus et Ioannis alumnas ecclesias. Nam etsi Apocalipsim eius Marcion respuit, ordo tamen episcoporum ad originem recensus m loannem stabit auctorem) ».

Уже самое безграмотное выражение этой фразы «вскормленные церкви» показывает, что она должна принадлежать перу средневековых переписчиков. Действительно, в предисловии и сказано, что сочинение это взято из рукописи, приписываемой Агобарду, архиепископу лионскому, жившему в 9 веке (ex codice antiquissimo Agobardi), но где эта рукопись, не указано. Притом же здесь нельзя даже сказать, о каком Апокалипсисе идет дело: о нашием библейском или каком-нибудь другом, приписывавшемся в древности Иоанну.

Зато в другом сочинении, приписанном Тертулиану, «Liber de ressurectione» («Книга о воскресении мертвых», в известной коллекции Migne'я, без указания источников), находится почти полное изложение предсказания нашего современного Апокалипсиса. Таким образом, вся эта книга должна быть в настоящее время признана подложной, вышедшей не ранее 5 века.

II

В сочинениях, приписываемых Клименту Александрийскому (2 или 3 век ?), в латинском издании 1688 года 4) находятся две фразы:

Первая в книге Педагог 5):

«Властелина, употреблявшего такие одежды, видел в видении,—говорит Откровение: видел души тех, кто были свидетелями под Жертвенником и даны каждой белые одежды (Tali vesti utentem Dominum in visionem vidisse, dicit Apocalipsis: vidi animas eorum qui testes fuerant,—sub Altari et data est unicuique vestis Candida)".

Это место представляет несомненно цитату из нашего библейского Апокалипсиса и потому не можете быть написано ранее, чем в 5 веке.

Второе место находится в книге Stromatum 6) в таком виде:

«Но помимо надежды обещанной почести сказано: вот властелин, и награда его перед его лицом, чтоб воздать каждому по делам его, чего глаз не видел, и ухо не слышало, и в сердце человека не входило, приготовил бог тем, кто его почитает (Ессе Dominus et merces eius a facie ejus ut reddat unicuique secundum opera sua, quae oculus non vidit et auris non audivit et in cor hominis non ascenderunt, quae praeparabit Deus iis qui ipsum diligunt)».

Это место ровно ничего не говорит ни уму, ни сердцу. Фраза в начале этой цитаты «воздать каждому по делам его» действительно употреблена и в Апокалипсисе (22,12), но она такая обычная у христианских писателей, что в обеих книгах могла быть употреблена совершенно независимо. Указание же (Арос. 22,12) сделано на полях книги уже самим ее издателем Daniel'ем Gensius'ом. В предыдущем гейдельбергском издании 1592 г. никаких указаний на Апокалипсис нет.

III

В сочинениях, приписываемых Юстину Философу 7), в парижском издании 1742 года есть такое место:

«Сюда же присоединяется, что у нас муж, именем Иоанн, один из апостолов Христа, в откровении, сделанном ему, предсказал, что верующие в нашего Христа будут жить тысячу лет, а после того будет всеобщее, словом сказать, вечное воскресение всех вместе, а потом суд (Hue accedit quod vir apud nos nomine loannes, unus ex Christi Apostolis in Revelatione ipsi facta, mille annos Ierosolimis traducturos praedixit eos, qui Christum nostro credide rint, ac postea generalem, et, ut verbo dicam, aeternam unanimiter simul omnium ressurectionis et indicium futurum)».

Это, насколько мне известно, единственная фраза, которой снабдил Юстина средневековый редактор (или даже составитель) его сочинения. Приведена же она исключительно для доказательства уже господствовавшей в средние века идеи о тысячелетнем господстве Иисуса на Земле. Апокалиптическое происхождение ее несомненно.

IV

В сочинении «Пять книг против ересей», приписываемом Иринею Лионскому, жившему, как думают, во 2-м веке, имеется в V книге много толкований на наш библейский Апокалипсис. Там в главе 23 неизвестный автор говорит между прочим, что число 666 предвещает кончину миpa в 6000 году (!?) от «сотворения миpa» (т.е. в 2239 по Р.X.), если считать по еврейскому способу, что Егошуа-Христос родился через 3761 год от этого замечательного дела. Затем в главе 30 приводится и вычисление «имени зверя», которому, по розыскам автора, удовлетворяют кроме имени λατείνος (латинский) еще два слова: έυάνθας (хорошо посвященный) и τειτανος (тейтан). Это первое из приведенных до сих пор сочинений, где ссылки на наш библейский Апокалипсис обильны и никак не могут быть объяснены вставками средневековых корректоров и дополнителей. Но и здесь меня уже опередил Гарнак, который доказал историко-лингвистическими соображениями, что эта книга подложна и написана «не ранее начала V века».

V

В сочинениях, приписываемых Сульпицию Северу, умершему в 421 году и действительно знавшему не только о существовании Апокалипсиса, но и о спорах относительно его автора, находится в книге «Священная История» 8) следующее место:

«Тем временем Иоанна, апостола и евангелиста, сослал на остров Патмос, где тот, по открытии ему скрытых тайн, написал и выпустил святую книгу Апокалипсис, которая однако многими, по глупости или нечестию, не принимается (Quo tempore loannem, apostolum utque Evangelistum, in Pathmum insulam re-legavit, ubi ille arcanis sibi misteriis relevatis librum sacrae Apocalypsis,—qui quidem a plerisque aut stulte aut impie non recipitur,-conscriptum edidit)».

Последние строки этой цитаты указывают на споры об авторе Апокалипсиса в 20-х годах 5-го века и этим подтверждают мои соображения о том, что Иоанн Хризостом был лишен авторских прав на эту книгу еще при своей жизни в самом начале 5-го века. Для Сульпиция, как сторонника государственной церкви в Византии, все, кто не признал решения собора, осудившего Иоанна и приписавшего Апокалипсис легендарному ученику Христа, должны были действительно представляться или глупцами или нечестивцами. Так он и написал в своей книге.

VI

Среди тысячи бесед и множества других сочинений, приписываемых Оригену (185—254 г.г.), значительная часть которых уже признана историками подложными, находятся несколько упоминаний об Апокалипсисе. Из них я привожу лишь два образчика по латино-греческому изданию Migne'я: «Полный курс науки о святых отцах» 9) 1858 года.

В сочинении «Гомилии на книгу Иисуса Навина (§ 412)» приведена средневековым редактором или составителем такая фраза: «Ничем не менее прибавила к этому и труба Иоанна, звучащая в его письмах и Апокалипсисе, а также и Лука, описывающий деяния апостолов».

В комментариях на евангелие Матвея (Migne, t. 13, § 720) приписана Оригену целая фраза из первой главы Апокалипсиса в таком виде:

«Сам Иоанн сказал в Апокалипсисе собственными словами: »Я, Иоанн, ваш брат и участник в скорби и царстве и терпеливом ожидании Иисуса, был на острове, называемом Патмос, со словом божиим и т. д. (Ioannes ipse tradit in Apocalipsi his verbis: ego loannes fra-ter vester et particeps in tribulatione et regno et patientia in Jesu fui in insula, quae appellatur Patmos, propter verbum Dei etc.; et in insula quidem divinitas ipsi nun-ciata videtur Apocalypsis)».

И, наконец, в 14 томе библиотеки Migne'я помещены целые 32 книги подложных комментариев Оригена на апостола Иоанна (Commentariorum in Ioannem), где очень много совершенно точных цитат из Апокалипсиса. Уже и прежде сочинения эти казались сомнительными историкам, теперь их безусловно приходится считать подложными.

VII

В сочинении «Апокалиптические этюды», приписываемом епископу Викторину (умершему, как думают, в 393 г., т.е. за два года до действительного появления Апокалипсиса), по болонскому изданию 1558 года 10), сделанному с рукописи, найденной тогда в Monte Casino, находится целый ряд толкований на Апокалипсис.

Здесь при разборе главы 12 Апокалипсиса средневековый автор рабски следует разобранному нами выше Иринею, подложность которого уже и ранее меня была обнаружена Гарнаком. Неизвестный средневековый Викторин принимает, что имя тейтан наиболее достоверное имя антихриста из всех приводимых Иринеем, а затем приводить еще и свои допущения: он находит, что тому же числу удовлетворяете еще (несуществующее) греческое слово άντεμος (антемос) и, кроме того,—латинское diclyx (!!), если написать его заглавными буквами DICLVX и принять эти буквы за латинские цифры.

D = 500
I = 1    
С = 100
L = 50 
V = 5   
Х = 10 
Сумма = 666         

Затем он утверждает, что то же самое страшное число дает и готское слово yevoiqpixos, если с ним проделать аналогичную операцию, вероятно, по готской азбуке.

Вся эта средневековая схоластика, пущенная во весь карьер, уже и без моих вычислений времени Апокалипсиса могла бы показать подложность сочинений епископа Викторина и принадлежность их какому-либо одноименному монаху средних веков.

Этими немногими образчиками древних упоминаний об Апокалипсисе я и ограничусь в настоящее время, предоставляя моим оппонентам разобрать ценность остальных. Подложность многих из них уже была указываема и до меня. Так, трудолюбивый коллектор Migne в 218 томе своей коллекции древнехристианских писателей относит к «сомнительным» сочинения Тертулиана против Марциона, а также комментарии на Апокалипсис Амвросия (умершего в 397 году) и Аврелия Августина (умершего в 406 году), несмотря на то, что первое сочинение является одним из самых древних манускриптов. Оно было издано в Париже в 1548 году с рукописи, хранившейся в одном из английских монастырей.

Я хотел здесь лишь показать читателю, что от всех древних авторов нас отделяет непроницаемая завеса средних веков. Ни одного документа, заключающего хоть малейшие намеки на наш церковный Апокалипсис, не дошло до нас от того времени. Все, что мы имеем, это в лучших случаях манускрипты конца средних веков, а в большинстве—прямо печатные издания 16-17 веков, сделанные по неизвестно откуда взятым рукописям. Какую историческую ценность могут иметь такие документы? Они могут иметь значение лишь для характеристики средневековых представлений, да и то лишь в том случае, если путем вычислений, аналогичных приведенному в этой моей книге, или путем чисто исторических и лингвистических соображений нам удастся точно определить время их возникновения.


1) По недавнему вычислению пулковского астронома М.М.Каменского, я мог бы на аналогичном фундаменте сделать определения времени для 7962624 книг (т.е. для большего числа, чем существует оригинальных сочинений на всем земном шаре) и рисковал бы по теории вероятностей получить случайное совпадение только один раз! («Русь», 7 апр. 1907.)
2) Q. Septimi Florentis Tertuliani Opera. Lutecia Parisiorum. 1664. Изд. Rigaltius'a.
3) Adversus Marcionem. Lib. IV. § V. p. 415 (D).
4) Clementis Alexandrini Opera. Coloniae. i688 (изд. Daniel'я Gensius'a, а перед ним греческое издание 1592 г. в Heidelberg'е Fredericus'a Sylburgio Veter'a).
5) Paedagogus. Liber II, p. 201 (А) в издании Daniel'я Gensius'a.
6) Stromatum. Liber. IV p. 529 (С-D).
7) S. P. Justini Philosophi et Martins Opera. Parisiis, 1742, p. 179 (С).
8) Sulpici Severi presbyteri Opera omnia. Lugdunum Bataviorum (Лейден). Изд. Georgius'a Hornius^a 1647 г. Sacra Historia, lib. II, P. 379.
9) Migne: Patrologiae Cursus Completus. 1858 г. Patrologiac Graecae tomus 12: Origenis Opera Omnia.
10) Sancti Victorini, episcopi Petavoniensis et martyris scholia in Apocalipsin beati loannis. Edidit Basilius Mellanius. Bononiae (Болонья) 1558 г. Перепечатано у Migne: Patrologiae Cursus Comple-tus t. V, p. З17-344.




Июнь 1907 г.


назад начало


Hosted by uCoz