Н.А.Морозов / «Христос». 1 книга. / ЧАСТЬ ВТОРАЯ. МЕССИАНЦЫ /


ГЛАВА VIII.
БИБЛЕЙСКОЕ ПРОРОЧЕСТВО «ГРЯДУЩАЯ СВОБОДА»
(ИСА-ИЯ).

(Книга Бен-Амоца, около 442 г. нашей эры.)

 

Вот и еще совершенно такая же книга: пророчество «Иса-Ия», т. е. «Освободит Грядущий». 1


1 הי־עשי (ИШЕ-ИЕ)—освободит Грядущий, или спасет Громовержец.

Опять заголовок, вполне соответствующий содержанию и не представляющий собою имени автора, будто бы жившего за 600 лет до начала нашей эры.

Кто же был автор? В еврейском тексте он назван бен-Амоц, а слово АМЦ по-еврейски значит крепкий.

Такое имя возможно, а потому нет ничего невероятного, что, по арабскому обыкновенно называть людей по отчеству, автор нашей книги и действительно носил при своей жизни имя бен-Амоц.

И у него я не нашел определенных гороскопов, а только, как и в «Иерем-Ии», указание на путь по небу другой очень интересной кометы V века.

Возьмем, например, место из главы XXXIV:

«Вот пришел гнев Громовержца (комета) на все народы и ярость его на все их воинства. Он проклял их и отдал на Заклание... Свернутся небеса, как свиток папируса, и все звезды небесные упадут..., как увядший лист со смоковницы. Уж меч на небесах упился кровью» (вечерней зари).

А в Апокалипсисе было сказано, как я уже цитировал и ранее: «Когда Овен снял (с созвездий) шестую печать (из покрывавших их отдельных туч), небесные звезды (казалось) посыпались на землю, как-будто смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняла свои, еще незрелые плоды» (Ап. 6, 12).

Кто откуда взял это художественное сравнение? Говорят: взял Иоанн Богослов через тысячу лет после автора «Иса-Ии», но я скажу на это: знаменитый «богослов» как-будто немного опоздал: тысяча лет такой срок, в продолжение которого взгляды сильно изменяются, а тут то же самое настроение, значит, та же и эпоха.

Это эпоха V века, когда были написаны под громовым влиянием Апокалипсиса и предыдущие, уже разобранные нами пророчества. И все, что мы увидим далее, подтвердит нам это. Прочтем же и следующие строки этой главы о кометном мече:

«Вот он идет на воина (Ориона, рис. 73),—продолжает автор,—и на сборище, преданное закланию. Вот он сделался красным от крови Овна и Козлят (рис. 73), потому что совершается жертвоприношение у Громовержца на его ограде (комета в Овне заходит за кровавую полосу зари на горизонте) и большое заклание (кометой) производится в области воина (Ориона). Зайдут возвысившиеся (Близнецы) и Телец с могучими (Китом, Единорогом и Псами), и область их будет залита кровью (зари)... Настал день мщения Громовержца, год его отплаты за низвергнутый Путеводный знак (за передвижение равноденствия из Овна в Pыб).

Лапа Б. Медведицы
Близнецы
Малый Пес
Единорог
Б. Пес
Возничий
с Конской Уздой
и Козлами
Орион
Заяц
Персей с Мечем
и Головой
Медузы
Телец
Река Эридан
Ноги
Андромеды
Треугольник
Овен
Кит

Рис. 74.

Созвездие Ориона, выходящее из Небесного Иордана (Эридана) и нападающие на него звери и люди. Справа Телец и за ним ниже Кит. Слева внизу Большой Пес, выше Единорог, еще выше Малый Пес, и над ним, смеясь и шепчась, Близнецы хотят пустить в него стрелу. Взято из книги «Drei Neue Sternlilder» первой половины XIX века. Среди древних созвездий автор поместил еще от себя трубу Гершеля старшего, трубу Гершеля младшего и псалтырь короля Георга (!!), не принятые остальными астрономами. (Повтор рис. 57)
 

«Реки (в твердыне «Врата господни») превратятся в смолу, сама она в серу, и вся страна ее будет горящею смолою. И не будет она гаснуть ни днем, ни ночью, и вечно будет подниматься ее дым...

«И завладеют ею пеликаны и ежи, и поселятся в ней совы и вороны. Над ней протянут вервь (небесную параллель) разорения и отвес (небесный меридиан) уничтожения, и не останется в ней никого из ее знати, которого можно было бы провозгласить царем, и все князья ее обратятся в ничто. Ее дворцы зарастут колючими растениями, башни—крапивой и репейником, и она сама будет жилищем шакалов и пристанищем гиен. В ней волки будут встречаться с дикими кошками, сатиры перекликаться друг с другом и ночные привидения находить себе покой. Там будет гнездиться и высиживать свои яйца летучий змей и, выведя потомство, будет собирать его под свою тень.

«Отыщите все это в книге Громовержца и прочитайте. Ни одно из этих предсказаний не замедлит притти, и ни одно не заменится другим» (34, 1—16).

Прежде всего сообразим: какая же это книга Громовержца, в которой мы должны все это прочитать, в которой все это уже предсказано до «Иса-Ии»? Тот, кто помнит хорошо содержание Апокалипсиса, сейчас же ответит: это ссылка на него!

Мне неловко без конца выписывать оттуда эти же самые фразы для их сопоставления с этим же самыми заимствованиями из него у библейских пророков. Но так как здесь автор сам предлагает отыскать описанное им в Апокалипсисе, то, в дополнение к предыдущему сопоставлению, я приведу еще одно. Здесь мы только-что прочитали: «и не будет она (твердыня «Врата господни») гаснуть ни днем, ни ночью. Вечно будет подниматься ее дым». А в Апокалипсисе (в гл. XIX) мы читаем об этой же твердыне:

«И мне слышался (в мерцании звезд) на небе как бы гимн многочисленного народа, говорящего: хвала создавшему мир!... Истинны и справедливы его приговоры! Он осудил великую самопродажницу (византийскую церковь) и взыскал с нее за кровь своих верных, обагрившую ее руки»... «И дым от ее мучений восходил в вечность (в символе поднимавшегося над морем по направлению к Римской империи утреннего тумана 19, 1—4)».

Не буду же продолжать выписок и только скажу читателю: в настоящее время есть на всех языках, в том числе и на русском, сопоставительные издания Библии обоих заветов, где подстрочно указаны одинаковые места. Пусть он сам потрудится посмотреть и убедиться, что нет ни одной строки из Апокалипсиса, не переписанной, нередко в испорченном виде, у библейских пророков.

Итак, не только пророчества Иезеки-Ил, Захар-Ия, Иерем-Ия, но и пророчество Иса-Ия явно после-апокалипсическое, т. е. написано не ранее V века нашей эры. Значит, для точного определения времени последнего нам не надо путешествовать по всем до-христианским векам в поисках описанной здесь кометы, в виде меча божия, сделавшегося красным от крови Овна и Козлят (звездных групп в созвездии Возничего). Мы можем быть уверены, что найдем его в V веке. Он шел в небе на «Воина», но этот «Воин» не обычный Змиедержец, который у пророков везде называется АИШ, т. е. муж. Он назван здесь АДУМ, т. е. обычным названием мужчины, и его положение определено точно на небе его астральной обстановкой. Он, как мы только-что видели, находится близ Овна и Тельца, а, следовательно, может быть только астральным символом средневекового воинствующего христианина—Орионом.

Это на него шел меч-комета и, как видно по описанию, шел из Возничего с его Козлятами.

Когда была мечевидная комета с таким путем?

Обратившись к китайским летописям V века, мы сейчас же находим в них точное описание этого самого хода кометы. Вот оно целиком при переводе китайской хронологии и китайских созвездий на наши:

«442 год, ноября 1 (Солнце в Змиедержце). Странная звезда была 1 ноября в Большой Медведице. Она сделалась кометой, вошла в область передних ног Большой Медведицы. Была перед этим (очевидно, выйдя от Змиедержца) в созвездии Северной Короны. Вошла в область Козлят, Возничего и в Тельца, смела область головы Тельца, прошла около Гиад (т. е. мимо щита Ориона), пересекла (у его ног) область Реки Эридана и исчезла зимой.

Ше-Ке, Ма-Туань-Линь».

Это и была комета пророчества «Иса-Ия». Других походящих нет от времени Апокалипсиса вплоть до глубины средних веков. Можно, конечно, как я думал ранее, принять за повод к написанию этой книги и появление, между 17 мая и 10 июня 451 года, кометы Галлея около Плеяд. Выйдя из Тельца, в средине которого было солнце, и из-под Козлят под Орионом, сгоревших в огне утренней зари, она прошла по Близнецам (где хороводились всю осень и следующую зиму Сатурн и Марс) через Ясли Христа в созвездие Рака в Деву, символ его матери, а затем через Весы, символ суда над ним, к Скорпиону, символу его смерти, и к Змиедержцу, попирающему ногою эту смерть, где ждал эту комету Юпитер в Стрельце.

Она тоже легко могла вдохновить христианского пророка, и разница во времени будет только в девять лет. Я считаю возможным, что отдельные главы этой большой книги написаны более чем в девятилетний промежуток времени, а потому одни места относятся к комете 442 года, а другие—к комете 451 года. Но нам важно знать, что других таких комет не было в данную эпоху.

Итак, пророчество «Иса-Ия» написано через сорок семь лет после Апокалипсиса, пророчество «Иереем-Ия»—через пятьдесят шесть дет. «Иезеки-Ил»—через пятьдесят восемь, «Захар-Ия» в промежуток нескольких лет, начавшись через пятьдесят шесть и кончившись через семьдесят лет после Апокалипсиса. Все четыре принадлежат тому же поколению молодых астрологов, горячо ожидающих столбованного, воскресшего и исчезнувшего куда-то «Великого царя», обещавшего придти вновь, по все еще не приходящего. К этой же эпохе относятся и остальные мелкие пророчества, из которых Иона с его неудачной проповедью против «Ниневии» (т. е. Красавицы) является лишь одной из легенд об авторе Апокалипсиса Иоанне, тем более, что и самое его имя есть лишь местное произношение имени Иоанн.

Библейская книга «Грядущая Свобода», т. е. пророчества «Иса-Ия», так полна еще воспоминаниями о «Великом царе», что средневековые христианские теологи недаром называли ее пятым евангелием. А на деле это было первое!

Действительно, в ней описано все существенное, что мы знаем из них о жизни «Иисуса».

«Вот мой отрок,—говорит всесильный,—его держу я за руку, к нему благоволит моя душа. Я дохну на него моим дыханием, и он возвестит справедливость народам. Он не возвысит своего голоса, не даст слышать его на улицах, не переломит надломленной былинки, не погасит тлящегося светильника, но не успокоится, пока не утвердит справедливости на земле» (42,1—4).

«Как изумлялись многие, глядя на него: так обезображено было (тогда) его лицо, и вид его был хуже вида других детей человеческих» (52, 14).

«Кто поверил бы слышанному от нас?.. Он вышел, как захирелый росток из сухой земли (Палестины)... В нем не было никакого величия, чтобы привлекать нас к нему. Он был презрен и отвергнут людьми, страдалец, изведавший болезни, и мы отворачивали от него свое лицо и ни во что не ставили его». «А это он взял на себя наши болезни». «Он изранен был за наши проступки и избит за наши беззакония».

«Он принял на себя наказание для нашего спасения, и мы исцелились благодаря его язвам». «Он добровольно отдал себя на страдания. Как агнца, вели его на заклание, и, как овца, безгласная перед стригущими ее, не открывал он своих уст. Темница и суд похитили его у нас, и о родственниках его кто нам расскажет? Он отрезан от земли живых. Его казнили за грехи народа, ему назначили гроб со злодеями, но погребли его в гробнице богатого, потому что он не делал неправды и не было лукавства в его устах».

«И за это,—говорит всемогущий,—я дам ему долю между великими».

«Восстань, светись, Столица успокоения (небо)! Пришел твой рассвет и слава Грядущего (утренняя заря) взошла уже над тобою». «Не будет больше слышно в тебе криков о насилии, не будет разоренья и опустошения в твоих пределах. Твои стены будут называться Спасеньем, твои ворота—Славою. Не Солнце будет светить тебе дневным светом, и не сиянье Луны озарит твои ночи, сам грядущий бог будет светить тебе, и всемогущий будет твоим сиянием».

А в Апокалипсисе о той же Столице успокоения, о новом Иерусалиме—небесной тверди—сказано:

«Площади ее чистое золото, как прозрачное стекло. Храма же я не видел в ней, так как храм ее сам бог всемогущий и Овен. И не имеет она нужды ни в солнце, ни в луне, так как слава бога (утренняя заря) освещает ее» (Ап. 21. 22—23).

«Не умолкну и не успокоюсь,—продолжает далее автор «Грядущей свободы»,—пока не взойдет, как свет, правда Громовержца и не засветится его спасенье, как горящий светильник. Проходите же, проходите в ворота Столицы успокоенья, приготовляйте путь народу! Ровняйте, ровняйте ему дорогу! Убирайте камни, поднимайте выше знамя! Кричите дочери Путеводного знака (скрещение небесного экватора и эклиптики в созвездии. Девы): Вот идет твой спасатель, и с ним его награда и его воздаянье» (62, 1—12).

«Вот я творю новое небо и новую землю, —говорит Громовержец.—О прежних не будут вспоминать, и никому они не придут более на сердце (опять буквальное повторение строки 5-й в XXI главе Апокалипсиса).


Тут, читатель, вся биография Иисуса, как она рассказана в Евангелиях! И это еще более проявляется по-еврейски, где то, что мы перевели здесь словами «спасение» и «спасатель», читается прямо: Иисус!

Нужно было иметь величайшее религиозное ослепление в продолжение полуторы тысячелетий для того, чтобы, зная хорошо все эти многочисленные заимствования из Апокалипсиса в пророческих книгах псевдо-Ветхого завета, все эти совпадения с христианскими книгами и полное единство идеологии и стиля тех и других, все-таки утверждать, что библейские книги отделены от евангельских почти тысячелетним промежутком времени и принадлежат двум различным культурам!

Современному естественнонаучно подготовленному исследователю неловко даже читать это. Не нужно было никаких астрономических вычислений, чтобы по одному слогу и складу мысли сказать: пророческие книги непосредственно связаны с Апокалипсисом, и в них и в нем одна и та же натур-символика, одна и та же астрология, один и тот же век.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz