Н.А.Морозов / «Христос». 1 книга. / ЧАСТЬ ВТОРАЯ. МЕССИАНЦЫ /


ГЛАВА IX.
БИБЛЕЙСКОЕ ПРОРОЧЕСТВО «ПРАВДЫ БОГА»
(ДАНИ-ИЛ, 568 ИЛИ 837 ЮЛ. ГОДА).

 

Рассмотрим теперь и последнюю из четырех «больших пророческих книг Библии», озаглавленную «Дани-Ил».

По-еврейски этот заголовок означает просто: наука бога,1 или наука всесильного, а не имя ее автора, который в этой книге нигде не обозначен. Так это выходит и по ее содержанию, а по ее сильно развитому слогу она, как утверждают и гебраисты, должна быть написана много позже других. Это же самое можно заключить и по ее языку и по имеющимся в ней астрономическим данным. Теологи относят ее к 568 году до начала нашей эры, а я к 568 году после него, т. е. на 1136 лет позднее, чем они, по следующим причинам.


1 דני־אל (ДНИ-АЛ)—правда бога, или же это искажено из דעה־אל—наука бога, как это я допустил в своей книге «Пророки».
Обычный перевод «суд бога» можно допустить лишь с натяжкой орфографии.

Все, кто учился в старых школах, в которых еще преподавался «закон божий», знают легенду о «Данииле», объяснившем царю «Вальтасару» надпись: «Мани-Факел-Фарес», сделанную огненной рукой на стене будто бы его же дворца, во время пира. На деле же, по еврейскому тексту, при переводе на русский язык всех этих слов выходит, что во время Вальтасарова пира вдруг появился «огненный перст», начертавший навстречу Лампаде (лампаде ночи, т. е. Луне) на штукатурке дарственного чертога (т. е. неба) надпись: «Измеритель измерил: Весы и Персей».

В истории небесных знамений кометы назывались не только «огненными мечами», «огненными котлами», «огненными пальцами и кочергами», но и «огненными руками», являвшимися на небе, а потому и самое название «огненный перст» в этой книге, измеривший расстояние от Змиедержца-Измерителя и созвездия Весов до созвездия Персея, должна быть комета, прошедшая из Весов к Персею. А таких комет было только две за весь исторический период человеческой жизни на земле.

Первой из них была комета 568 года нашей эры, о которой китайские летописи говорят:

«В августе (когда солнце было во Льве) видели в 568 году комету в области головы Скорпиона (т-е. только-что прошедшую в нее через Весы), потом ее же видели в груди Скорпиона, белую, как мука, как очески шелка. Она была велика, как канат, и шла на восток. В сентябре она вошла в пространство, ограниченное Змием (т. е. в область Змиедержца, которого называли Измерителем), увеличиваясь в длину до 40 локтей. Она была здесь похожа на дыню (т. е. в роде кисти руки со сжатыми пальцами) и прошла так через области Водолея и Пегаса. В октябре она вошла в область Андромеды и Рыб, откуда пришла в область Овна (т. е. прямо под Персея) и здесь исчезла.

Ше-ke, Ма-Туань-Линь».

В это время Марс ходил в Рыбах, Юпитер во Льве, а Сатурн в Деве.

Вторая подходящая комета была в 837 году. Выйдя из-за Солнца в Рыбах 22 марта, она прошла через Водолея и 10 апреля, имея в длину 50 локтей, вошла в Стрельца, при чем хвост ее разделился как два пальца: один показывал на Весы, другой на клешню Скорпиона. На следующий день оба пальца-хвоста соединились, и голова кометы показывала на север, что при некоторой доле фантазии можно было счесть за указание на находящегося у северного горизонта Персея.

В этом году Сатурн ходил по Скорпиону, Юпитер по Овну, а Марс в апреле переходил из Козерога в Водолея, что более подходит астрологически.

Вот два единственные случая в летописи комет, на которых можно остановиться. Комета 837 года кажется с первого взгляда слишком поздней и потому невольно хочется взять сначала комету 568 года нашей эры.

В этом самом году лонгобарды (германцы-ариане) завоевали уже в Италии Ломбардию, но короли их почти тотчас же приняли католичество и усвоили итальянскую культуру. На востоке же в это время персидский царь-философ Хозрой I Справедливый (Нуширван, 531—579) отвоевал у византийцев, 2) под библейским именем Кира, всю Сирию и распространил затем Персидское государство до Индии, Аравии и Египта. Возможно, что комета 568 года могла показаться изнеженному византийскому царю Юстину II (565—578) (названному в Библии Балт-Ацаром, т. е. властелином сокровищ 3) предвестником прихода Хозроя.


2) См. мою книгу «Пророки» 1914 г.
3) בעל־אוצר  (БЭЛ-АУЦР)—властелин сокровищ. Это обычный перевод, но я считаю возможным и другой בעלאו־צר (БЭЛАУ-ЦР)—владетельный цезарь.

Если же отнести событие к 837 году, то мы попадаем в эпоху византийскою императора Феофила (829—842), иконоборца, поощрявшего науки и искусства и украсившего Константинополь роскошными зданиями, но неуспешно боровшегося с наступающими арабами. На востоке перед этим правил знаменитый Гарун-аль-Рашид (т. е. Гарун Справедливый), умерший в 809 году, а на западе не менее знаменитый Карл Великий, умерший в 814 году, который тоже совпадает с Нево-царем.

Значит, первоначальный Даниил (если автор был действительно одноименен со своим пророчеством) жил при Юстине II или при Феофиле. И вот как в Библии описано впечатление, произведенное на тогдашнего царя небесным знамением, предвещавшим ему поражение.

«Властелин сокровищ (или властительный царь) сделал большой пир и пил вино перед глазами тысяч вельмож, славя вместе с ними своих серебряных, медных, железных, деревянных и каменных богов (т. е. разнообразные церковные иконы). В этот самый час появился (среди разошедшихся ночных облаков) огненный перст в руке «Величественного мужа» (Змиедержца), и начал он писать что-то навстречу Лампаде ночи (Луне), на штукатурке царственного чертога (т. е. среди белых облаков). Побледнел царь, помрачились его мысли, и колени его от страха стала биться одно о другое.

«— Приведите заклинатели, астрологов и гадателей!— закричал он.—Кто прочитает эту надпись и объяснит мне ее значение, тот будет одет в пурпурную мантию, получит золотую цепь на шею и будет третьим лицом в моем царстве!

«Явились все царские мудрецы, но не могли объяснить значения этого знамения. Но вот пришла царица и сказала: «Здравствуй царь и не смущайся! В твоей стране есть человек, в котором горит божественное вдохновение. Позови его, и он объяснит все» (5, 1—13).

Я не буду здесь продолжать этой беллетристики, в которой перепутаны автором времена и страны, а перейду к объяснению «Дани-Илом» зловещей надписи: «Мани-Факел-Фарес», 4) что в переводе значит: «Измеритель измерил: Весы и Персей».


4) מנא־מנא תקל ו־פרםין (MHA-MHA ТКЛ У-ПРСИН)—измеритель измерил: Весы и Персей.

«Могучий измерил,—сказал он царю,—дни твоего царства и назначил ему конец. Ты взвешен на Весах и найден легким, и потому царство твое распадется и будет отдано персам и мидийцам» (жителям северной Персии (а м.б. французам и мадьярам), Дан. 5, 22—27).

Около 568 года, действительно, снова распалась Византийская империя. Часть ее перешла к персам, другая—на Балканском полуострове—к славянским народам. И интересно: эту же самую дату, 15 марта 568 года, дал нам и круглый Дендерский зодиак, на котором даже изображено шествие этой кометы в виде процессии Анубиса.

Столетний (или даже 400-летний) промежуток, отделяющий пророчество «Дани-Ил» от остальных, сказался и на его языке и на его идеологии.

В то время, как остальные библейские пророческие книги написаны «на древне-еврейском» языке, представляющем, собственно говоря, жаргон арабского, подобно тому как ново-еврейский язык современных польских евреев является жаргоном немецкого, пророчество «Дани-Ил» говорит с нами на чисто сирийском (арамейском) языке. Его слог богат придаточными предложениями, почти отсутствующими в еврейской библейской литературе, и апокалиптические следы виднеются в нем тут и там как следы зайца, пробежавшего давно по снегу: они уже отчасти заметены ветром и потеряли свою прежнюю определенность.

Я покажу здесь несколько таких следов. Наблюдая небо 30 сентября 395 года, т. е. за 170 лет до «Даниила», автор Апокалипсиса в VI главе отметил на нем четыре созвездия, каждое из которых знаменует одно из четырех времен года: Телец—лето, Лев—осень, Центавр-Стрелец, с лицом как у человека,—зиму и Крылатый конь Пегас, подобный летящему орлу,—весну.

А автор Дани-Ила, после чтения этого натур-символического места, видит уже «во сне» нечто несуразное:

«Четверо огромных животных вышли из моря,—говорит он.—Первый зверь был как Лев, и к нему поднимались орлиные крылья, но отделены были от него эти крылья, и сам Лев был вознесен от земли и поставлен на ноги, как человек, и дано было ему человеческое сердце» (Дан. 7, 3—4).

«И вот явился другой зверь, похожий на Медведя, он встал, прислонясь к первому, и были у него три клыка во рту между зубами.

«И пришел еще третий зверь, как барс, на спине у него четыре птичьих крыла и четыре головы, и дана ему власть.

«А зверь четвертый был страшный, могучий и сильный. У него большие железные зубы, которыми он дробит и пожирает, а остатки раздробленного попирает ногами» (7, 5—8).

Здесь, как мы видим, пропала уже вся художественная натур-символистика Иоанна, и заменилась чем-то чисто кошмарным. Откуда произошло все это?

Из того же Апокалипсиса, только из различных его глав. Там в главе XIII говорится: «Я встал на морском песке и увидел (в образе грозовой тучи) зверя, выходящего из-за моря, с семью головами и десятью рогами. Он был похож на барса, его ноги были как у медведя, а голова как у льва. И дал ему Дракон свою силу и великую власть» (13, 13).

Этот именно зверь, символизировавший в Апокалипсисе Римскую империю конца IV века, и разделился у «Даниила» на два, а к ним прибавился и четвертый зверь, уже от собственного воображения автора, пополнив таким образом каббалистическое число—четыре.

А вот и еще пример.

В Апокалипсисе было сказано о появлении среди туч солнечного лика, как символа сходящего на землю «Великого царя»—Иисуса.

«Его волосы были белы, как белый пух, как снег; его глаза, как огненное пламя (Ап. 1, 15).

«Вот он идет на облаках и увидит его всякий глаз и зарыдают над ним все племена земные» (1, 7).

А здесь читаем:

«И видел я, как поставлены были престолы и сел Ветхий днями. Одежда на нем была бела, как снег, и волосы его чисты, как белая шерсть. Его престол был—блистание огня, а колеса его—пылающее пламя. Огненная река текла и разливалась пред ним, тысячи тысяч служили ему и предстояли пред ним. Сел суд, и раскрылись книги. И за изречение высокомерных слов убит был четвертый зверь, и тело его предано огню, а у прочих зверей отнята власть и дана им жизнь лишь на недолгое время, до срока.

«И вот на облаках небесных шел как бы Сын человеческий, и был он подведен к Ветхому днями. И дана ему власть, и слава, и господство над всеми народами, племенами, наречиями. Власть его вечна, она никогда не прекратится, и царство его никогда не разрушится»...

Но довольно. Переписывая и сопоставляя все однообразные Заимствования из Апокалипсиса у библейских пророков, можно довести читателя до гипнотического сна.

Я лучше поговорю здесь об одном чрезвычайно важном с исторической точки зрения сюжете.

Весь стиль книги «Дани-Ил», все его апокалиптическое содержание и, наконец, комета 568 года не оставляют сомнения, что значительная часть этой книги написана после 568 года.

В это время, от 531 г. до 579 г., в Персии, как я уже упомянул, царствовал знаменитый Хозрой I Справедливый, философ и завоеватель, стремившийся ввести в своей стране греческое образование, заводить школы, упорядочить суды и администрацию, развить земледелие и торговлю. С него списан легендарный Кир (Kurush), будто бы основавший Персидскую монархию еще в 548 году до начала нашей эры и подчинивший персидской власти все страны от Индии до Эгейского моря.

Этот Хозрой, конечно, не мог быть Вальтасаром, которому комета 568 года предсказала гибель, и потому я снова подтверждаю, что Вальтасар был византийский император Юстин II (565—578 гг.), единственный из могучих властелинов, пострадавший от кометы 568 года, и это вполне согласно с названием Византии V века Великим Вавилоном, что в переводе значит Великие врата господни, теократическое государство.

Но в той же книге «Дани-Ил», предшественник Юстина-Вальтасара, т. е. в переводе Юстина—могучего цезаря, был Наву-Хо-дон-Осор (Наба-Кудур-Уссур при-евфратских развалин), имя которого по-еврейски значит Нево (или посланник богов, Меркурий, Основа царства). Древняя легенда говорит, что он украсил свою столицу висячими садами и великолепными зданиями построил семь каналов и защитительных стен, покорил сирийские племена, победил египетского царя Нехао и будто бы разрушил Иерусалимский храм, т. е., в аллегорической передаче, был врагом иудаистов и умер в борьбе со скифами. Все это тоже, конечно легенда, но если Юстин II послужил материалом для выработки легенды о Вальтасаре, то образчиком для выработки легенды о Навуходоносоре должен был послужить его предшественник на византийском престоле, знаменитый законодатель Юстиниан I, родившийся в 483 году и умерший в 565 году. Его полководцы разгромили вандальское и ост-готское государства, присоединили к империи Италию, Северную Африку и несколько испанская городов. Он строил крепость против болгар, славян и аваров, строил роскошные постройки, до 25 соборов в одном Константинополе, в том числе Софийский (Соломонов храм магометан), а на папском престоле сидел в это время как раз папа Нево, т. е. Иоанн-Меркурий, прозванный ревнителем православия.

С этой точки зрения, хронологически надвигающей историю старо-персидской империи на ново-персидскую, а Вавилонию на Византию, как два различных варианта одних и тех же древних записей, очень интересно отметить, что в книге «Дани-Ил» предшественником Вальтасара является этот самый Навуходоносор-Юстиниан.

«Во второй год царствования могучего царя 5) Нево (Юстиниана I, или ревнителя православия папы нево (Меркурия)), ему снился сон, но улетел от него (при пробуждении).

«Он велел позвать тайноведцев и гадателей, чародеев и астрологов и сказал им: «мой дух тревожится, желая знать этот сон... Скажите мне его и объясните значение».

«— Нет на земле человека,—ответили астрономы,—который мог бы раскрыть это дело, и ни один еще царь, начальник или властелин, не требовал подобного ответа.

«Сильно вознегодовал за это царь и приказал умертвить всех мудрецов «Врат господних».

«Дани-Ил (молодой астролог) принял в свой дом и рассказал дело своим всегдашним товарищам: божьей милости, называемой нежным сосцом, 6) божьей помощи, называемой служительницей света, 7) и бытию всемогущего, называемому родником успокоения, 8) прося их, чтобы они умолили милостивого бога открыть эту тайну, чтобы не погибнуть и им с остальными мудрецами «Врат господних» (Византии).


5) נבו־כ־דנא־צר (НБУ-КДНА-ЦР), при чем НБУ значит Нево-Меркурий, К-ДНА—как пьедестал и ЦР—царь, а все вместе Меркурий—пьедестал царя. Интересно, что как раз в вычисленное мною время царствования Юстиниана (518—578) на папском престоле сидел папа Иоанн-Меркурий (535—535).
6) חננ־יה (ХНН-ИЕ)— милость бога-Громовержца, и שד־רך (ШД-РК)—нежный сосец.
7) עזר־יה (ЭЗР-ИЕ)—помощь бога-Громовержца и עבד־נגו (ЭБД-НГУ)—слуга света.
8) מ־יש־אל (М-ИШ-АЛ)— тот, кто-бытие бога и מי־שך (МИ-IIIК)—вода успокоения

«И тайна была открыта ему в ночном видении.

«Дани-Ил пришел и сказал царю:

«— Вот какое видение было тебе: огромный истукан в чрезвычайном блеске стоял перед тобой, и страшен был его вид. Голова его была из чистого золота, грудь и руки из серебра, живот и бедра из меди, голени из железа, а ступни частью из железа, частью из глины. Полетел к нему камень без содействия чьих-либо рук, ударил в истукана, разбил его глиняные ноги, и все рухнуло и раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как мякина на гумнах, и ветер унес их, не оставив следа. А камень, разбивший истукана, сделался великой горой и наполнил землю.

«Таков был твой сон, скажу и его значение.

«Ты царь над царями, которому небесный бог даровал царство, власть, силу и славу, и повсюду, где живут люди, он отдал тебе в руки земных зверей и небесных птиц и поставил тебя властелином над всеми ими. Ты и есть золотая голова истукана.

«Но после тебя поднимется другое царство, ниже твоего по достоинству—серебряное—и еще третье царство—медное, которое будет властвовать над всею землею. А четвертое царство будет твердо, как железо, и, как железо, будет раздроблять и разрушать все. А то, что ты видел у истукана—ноги частью из горшечной глины, частью из железа—это означает царство разного состава, частью твердое, частью ломкое. Эти материалы соединены будут человеческой силой, но не сольются друг с другом, так как железо не смешивается с глиной.

«После него небесный бог земных царей воздвигнет царство, которое не рушится вовеки, и власть его не перейдет к другому народу. Он сокрушит и разрушит все царства, как камень, отторгнутый от горы нечеловеческими руками, раздробил железо, медь, глину, серебро и золото (указание на римскую теократию, так как Петр по-гречески значит камень).

«Вот в точности твой сон и его истолкование».

«Тогда царь дал Дани-Илу великие и богатые дары, и поставил его властелином над всей землей «Врат господних» и главным начальником над всеми ее мудрецами» (I, 1—49).

А вот и новая легенда о том же великом властелине Меркурии (Нево).

«Могучий царь Меркурий (Нево) сделал золотую статую вышиною в 60 локтей и шириною в 6, поставил ее в Долине кругообращения 9) и велел кричать глашателям:

«— Объявляется вам всем, народы, племена и наречия: когда услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей, симфоний и всяких музыкальных орудий, падите и поклонитесь золотой статуе, поставленной царем. Кто не падет и не поклонится, будет брошен в печь, раскаленную огнем.

«И пали все народы, племена и языки и поклонились золотой статуе. Но Милость и Помощь Громовержца и Бытие всемогущего сказали царю: «У нас есть бог, которому мы служим. Он может нас избавить от раскаленной огнем печи и от твоей руки. Мы не поклонимся золотой статуе, поставленной тобою».

«Великий царь исполнился ярости, его лицо изменилось от злобы и он велел раскалить печь в семь раз сильнее, чем обыкновенно. Она была так раскалена, что всех бросавших туда Милость и Помощь Громовержца и Бытие всемогущего убило пламя огня, а они, связанные, упали в печь в своих головных повязках и прочих одеждах».

«И вдруг царь встал в испуге и сказал своим советникам:

«Я вижу не трех, а четырех ходящих среди огня. Троим нет вреда, а четвертый подобен сыну божию».

«Он подошел к устью печи, и сказал: «Милость и Помощь Громовержца и Бытие всемогущего! Выйдите и подойдите».

«Они вышли из среды огня. Все сатрапы, наместники, военачальники и советники царя осмотрели их. Ни один волос не опалился на их голове, их одежда не изменилась и даже запаха дыма не было от них»...

«И дал могучий царь Меркурий (Нево) повеление:

«Если кто из какого-либо народа, племени или языка произнесет хулу на Милость бога и Помощь Громовержца и на Бытие всемогущего, тот будет изрублен в куски, и дом его обращен в развалины, потому что нет другого бога, который мог бы спасать таким образом. Как велики его знамения и как могущественны его чудеса! Царство его вечно и владычество его из рода в род!» (2, 1—33).


9) דורא (ДОРА)—круг, кругообращение.

Какому из древних людей, имевших лишь очаги, пришла бы в голову такая гигантская печь до возникновения в Богемии рудоплавильных домн? Это писано не ранее IX века нашей эры.

А вот и еще образчик средневековых снотолкований в той же книге, рассказанный уже самим Меркурием (Нево).

«Я—могучий царь Нево—благоденствовал в своих чертогах, но увидел сон, который меня испугал, и виденья головы моей смутили меня. Разрасталось дерево посреди земли, высота его доходила до неба, и оно видимо было до края всей земли. Была прекрасна его листва. В тени под ним укрывались полевые звери, в ветвях его жили небесные птицы, и всякая плоть питалась от него.

«И вот сошел с неба святой промыслитель и громко крикнул:

«— Срубите это дерево, обрубите его ветви, снимите с него листву и разбросайте его плоды. Пусть удалятся из-под него звери и пусть птицы слетят с его ветвей.

«Оставьте только его корень в железных и медных оковах среди полевой травы, и пусть напояется он небесной росой и питается земными злаками, пусть отнимется от него человеческое сердце и дастся ему звериное на семь лет».

«Такой сон я видел, а ты, Хранитель тайных сокровищ, 10) скажи мне его значение, так как никто в моем царстве не может объяснить его».

«Тогда Даниил,—продолжает автор уже от себя,—около часа стоял в недоумении, и его мысли смущали его.

«— Врагам бы твоим такой сон, мой повелитель, и ненавистникам твоим—его значение! Дерево, которое ты видел,—это ты, ибо твое величие достигло до небес и власть до краев земли... И вот приговор всевышнего: ты станешь жить с полевыми Зверями, и тебя будут кормить травой, как волов. Ты будешь пить небесную росу в продолжение семи лет, пока не узнаешь, что всевышний господствует над человеческим царством и дает его, кому хочет. А то, что было приказано оставить корень дерева,— это значит, что твое царство будет тебе возвращено, когда ты признаешь над собой небесную власть».

«И все это сбылось над могучим царем,—продолжает автор.—По прошествии двенадцати месяцев, расхаживая по царским чертогам «Врат господних», он гордо сказал: «Не величественны ли эти «Врата господни», которые я устроил для пребывания царей силою своего могущества и во славу своего величия?»

«Но не успел он окончить, как раздался голос с неба: «отходит от тебя царство!» И он стал есть траву, как вол, стал напоять свое тело небесной росой, и выросли у него волосы как у орла (!?), ногти, как у птицы».

«По окончании же назначенных мне дней,—снова начинает говорить рассказчик от лица Меркурия,—я, могучий цезарь, возвел мои глаза к небу, и рассудок возвратился ко мне. Я был восстановлен на царство, и еще более возросло мое величие, в теперь я славлю, превозношу и величаю царя небес, все дела которого истинны и пути справедливы и который может смирить гордых» (4, 1—34).


10) Даю этот перевод слова בלטשאצר (БАЛТШАЦР) по Крудену («Crudens Concordance tothe Bible», изд. Samuel Bagster's London), но не ручаюсь за него.

* * *

Скажите сами, неужели вы видите здесь доисторический слог VI века до начала нашей эры, когда не было еще выработано даже скорописи? Нет, это опытная рука много читавшего человека, имевшего уже ряд литературных предшественников, несмотря на наивность некоторых выражений, в роде того, что у царя выросли волосы, как у орла, и несмотря на двойной переход изложения от первого лица к третьему в последнем рассказе.

Но я не буду останавливаться на слоговых особенностях, так как принадлежность этой книги VI веку нашей эры уже установлена мною посредством кометы Мани-Факел-Фарес. Я обращу только внимание читателя на то, что Вавилония здесь списана, как в Апокалипсисе и у библейских пророков, с Византии начала средних веков, и ее легендарные до-персидские цари списаны с византийских, но об этом мне придется детально говорить еще далее, в следующих томах этого исследования.

В Библии имя могучего царя Нево, кроме его подробного описания у Даниила, употребляется еще пять раз.

Один раз в книге «Иезеки-Ил» в пророчестве на гибель Царя-города или просто Царя 11) в первый день какого-то одиннадцатого года.


11צר (ЦР)—царь, тиран, цезарь—превращен толкователями Библии в город Тир.

«За то, что царь-город (ЦР) говорит о святой столице мира: «Ага! Сокрушены они, врата народов!», Грядущий бог сказал: «Я подниму на тебя многие народы, как море поднимает свои волны», «Я приведу на тебя с севера (а не с востока!) могучего цезаря Нево, царя Вавилонского (тоже Византийского, другого не было к северу от Сирии и Египта), царя над царями, с конями, колесницами и всадниками, и с толпищами народа. Тебя покроет пыль от множества его коней, потрясутся твои стены, когда он войдет в твои ворота, как входят в город через пролом. Он истопчет улицы твои копытами своих коней, поразит мечом твой народ и повергнуты будут на землю памятники твоей победоносной силы». «Я прекращу гул твоих песен и звука гуслей уже не будет слышно в тебе. Я сделаю тебя голою скалою, ты будешь местом для сушки сетей, и никогда уже не будешь выстроен».

«И сойдут со своих престолов все властелины моря, сложат с себя свои багряницы, облекутся в один трепет, сядут на земли и ежеминутно будут содрогаться и ужасаться о тебе. Подняв о тебе плач, они скажут: «как погиб ты, заселенный мореходами город знаменитый, который был силен на море! Как погибли он и его жители, наводившие страх на всех обитателей прибрежий!» (Иез. 26, 1—17).

Это место—буквальная выписка из Апокалипсиса, где оно было применено к византийской церкви (см. главу XVIII).

А вот и в книге «Иерем-Ия»,вероятно, позднейшая вставка:

«Выслушайте слова Громовержца, все вы, переселенцы, которых он послал из святой столицы мира в Вавилон (Византийскую империю). Так говорит бог Громовержец о «Дяде», сыне «Клича Громовержца», и о «Святом», сыне «Деда божия», которые ложно пророчествуют вам от моего имени: вот я предам их в руки могучего цезаря Нево, и он умертвит их перед вашими глазами, и имя всех иудаистских переселенцев в Вавилонии обратится в проклятие и будут говорить: «да сделает тебе Громовержец то же, что «Дяде» и «Святому», которых царь «Врат господних» изжарил на огне за то, что они совершали гадости среди богоборцев: соблазняли жен своих ближних и говорили ложное моим именем» (29, 20—23).

А вот и последнее упоминание во II книге царей, переписанное и в «Приморских рассказах» (2 Паралипоменон 36,6 и отчасти у Иеремии 32,28).

«Двадцати пяти лет был Иоаким, когда воцарился, и одиннадцать лет царствовал в святой столице мира и делал неприятное в глазах бога, как и его отцы. И выступил против него великий цезарь Нево, царь «Вавилонии», и стал он ему подвластным на три года, но потом опять отложился от него. И послал на него Громовержец полчища халдеев и сирийцев, моавитян и аммонитян, чтобы погубить его по слову, которое Грядущий изрек через своих слуг—пророков. И он почил со своими отцами и воцарился Иехоия вместо него».

Вот и все о великом цезаре Нево в Библии. Здесь многое неясно.

Если могучий цезарь Нево или Меркурий списан у Даниила с Юстиниана I и отчасти с папы Меркурия (483—465 гг.), то нет причины думать, что и здесь он списан с кого-нибудь другого, хотя это и возможно, так как легендарное творчество не стесняется в выработке своих типов, присоединяя к ним черты из жизни целого ряда лиц вне пространства и времени. Упоминание в книге «Иерем-Ия» о том, что он изжарил двоих иудаистов на огне, сближает это место с рассказом книги «Дани-Ил» о попытке сжечь товарищей пророка в «огненной печи». Это похоже на ревнителя католического православия. А указание, что он считался могучим властелином севера, царем над всеми царями, и его гигантская доменная печь не дают никакой возможности отожествлять его с каким-либо из царей Месопотамии, лежащей прямо на восток даже от Египта и имевшей лишь очаги. Другое дело, если б перенесли действие в Италию и сочли за печь Сомму Везувия...

из архива Морозова


назад начало вперёд


Hosted by uCoz