Н.А.Морозов / «Христос». (10) «Миражи исторических пустынь» / Часть I


Глава XI.
Арамейские (т. е. древне-сирийские) документы одной арианской колонии, найденные на острове Гезирет Ассуан, считающиеся за древнюю Элефантину.

 

Документы эти как найденные в Египте с первого взгляда относятся к истории передней Азии, которою занимаемся мы здесь, но это только по внешности. Их неизбежно приходится разобрать теперь же потому, что их считают написанными во время древне-персидской власти над Египтом и многие из них даже датированы годами царствования Дария.

Начнем немного издалека.

Можно сказать априорно, что почти все археологи, искавшие древних остатков не у себя на родине, а за тридевять земель в тридесятом царстве, были по самой своей природе большие фантазеры, наделявшие отдаленные страны всякими чудесами, а потому они легко попадались на удочку тамошним схоластам еще во время своего пребывания в их главном городе.

Уже и там видели все сразу удобный способ поживиться насчет временно приехавшего к ним чужеземца, не жалевшего денег, для этого стоило только сбывать ему под видом древности всякое залежавшееся у них старье. Стоило только унести какие-либо дедовские изваяния в заранее намеченное иностранцем место и зарыть их там, прибавив к предметам соответствующие рисунки и даже надписи, если эти схоласты (большею частью местные богословы) получили в XIX веке филологическое образование в европейских учреждениях.

Ведь и неделикатно было отпустить с пустыми руками посетившего их редкого и отдаленного гостя. Да и самому гостю, исходатайствовавшему значительную правительственную субсидию на такую далекую поездку, невозможно было возвратиться после нескольких лет отсутствия и многих трудов и издержек ни с чем. Тут интересы обоих сторон вполне сходились и вырыв какой-нибудь подброшенный обломок, вроде каменного столба с грубым изображением в местном стиле недавнего времени приняв его, например, в Персии, за Дария, поставить клинописью, для устранения сомнений и подпись: Я Дарий сын Истаспы, повелел поставить этот столб... И в таком поясненном виде привезти его домой.

И это не простое мое размышление. Поддельные астрономические таблетки, разобранные мною выше, достаточно показывают, что даже очень хитрые подделки находок на востоке действительный факт.

Вот почему всегда очень важно установить, при каких условиях был найден тот или другой памятник древности.

В общем, эти условия почти всегда одни и те же: почти о всех древних сенсационных документах можно сказать, что они как и все клады, вырыты из земли. А зачем же или почему попали они под землю и при каких условиях лежали они там нередко несколько тысяч лет?

Об этом в некоторых случаях мы можем дать ясный и точный ответ: в могилах и курганах они зарыты людьми во время погребения, в Геркулануме и Помпее они засыпаны пеплом Везувия при извержении, причем оказывается, что даже и тут почти все ценное, вплоть до мебели, было унесено беглецами, а значительная часть найденных монет могут быть и подложны, чтобы оправдать издержки раскопок перед правительством. Но вот, например, знаменитая "библиотека Ашур-Бани-Пала", относимая к 668, 626 годам до начала нашей эры, т. е. ко времени библейского царя Иосии (-641, -610) и пророка Иеремии... По нашим сопоставлениям1 Иосия этот есть только еврейская вариация ромейского царя Гераклия (-610, -641), при котором Египет, Сирия и Месопотамия отошли к агарянтсву. Значит, это могла бы быть библиотека калифа Омара, если б он жил в тех странах, чего не было. Но и это пока нам не важно, а важно лишь понять, почему же и кем она, подобно Геркулануму и Помпее была погребена? Может быть она была засыпана песком? Но в таком случае следовало бы предъявить и образчики покрывавшего ее песка, а также указать по соседству и песчаное поле, с которого он был снесен и объяснить почему этот песок не был перенесен затем ветром и с самой библиотеки на другое место?

Пока это не указано, такие погружения под землю целых куч глиняных плиток, находившихся вначале на земной поверхности и по своему удельному весу не плотнее той почвы, представляются чем-то чудесным. Кроме того, почему же библиотека, очевидно, собранная не без труда, была брошена? Пока не получено ответа, хотя бы только на первый из этих вопросов, дело о библиотеке Ашур-Бани-Пала остается невыясненным.

А вот второй случай: находка на острове Элефантина2 среди Нила целой кучи еврейских папирусов, одно название которых А-Рамейские (где А есть обычное произношение определенного члена еврейского прилагательного имени) показывает на Ромейский период происхождения. Беру историю их нахождения прямо по И. М. Волкову:3


1 См. диаграммы в первой книге «Христа».
2 Отмечу, что имя Элефантина едва ли происходит от слонов-элефантов, никогда не водившихся на этом острове, а скорее от греческого ήλιοψαώ (элио-файно), т. е. остров явления бога (элиоса-Илии).
3 И. М. Волков — Арамейские документы Иудейской колонии на Элефантине. 1913.

"У 24 градуса северной широты, в нескольких верстах от первого нильского порога вниз по течению реки, на южном конце острова Элефантины (по-египетски Иеб), расположенного против нынешнего города Ассуана (по-гречески Сиена), на правом берегу Нила, лежат развалины одноименного с островом древне-египетского города. Уже около пятнадцати лет тому назад в торговом обращении стали появляться клочки папирусов и черепки глиняной посуды с арамейскими надписями, найденные в грудах мусора в разных частях древней Элефантины местными жителями. Во время своей поездки в Египет в 1898—1899 годах профессора Рейценштейн и Шпиегльберг приобрели для СТрасбургского университета отрывки одного очень важного в научном отношении папируса, изданного в 1903 году Эйтингом. В следующем 1904 году англичанами Монлом и Сесилем было приобретено девять превосходно сохранившихся папирусов, изданных через два года Сэйсом и Коулеем. Еще один папирус приобретен был позднее для "Бодлейяны".

Все десять папирусов относятся ко времени от минус 471 по минус 410 год и принадлежат таким образом, по прежней хронологии эпохе персидских царей от Ксеркса I до Дария II, а касаются они все брачных и имущественных отношений раввинских поселенцев Элефантины и Ассуана. Случайные находки вне-библейских памятников из такого сравнительно темного для науки периода, как время от Эдры и Неемии естествено пробудили ученый мир к систематическим поискам подобных памятников на месте прежних находок. В течение 1906—1908 годов Дирекция Берлинских музеев отправляет на Элефантину, одну за другою, три ученых экспедиции для раскопок на месте древнего города. Во время второй экспедиции (с 10 декабря 1906 года по 22 февраля 1907 года) во главе которой, как и во главе первой, стояли д-р О. Рубензон и д-р Ф. Цуккер, пользовавшиеся содействием архитектора В. Гонрота, участники докопались в одном из холмов в западной части Элефантины до остатков жилища, состоящего из трех комнат. В первой, расположенной на запад у восточной стены оказалась масса сваленных в кучу папирусов, большею частью распавшихся от сырости на множество мелких клочков. В юго-восточном углу следующей комнаты было найдено много глиняных черепков с арамейскими и финикийскими надписями; несколько таких черепков найдено и в третьей, восточной комнате. Производя раскопки недалеко от места этой находки, участники экспедиции натолкнулись в остатках двух других жилищ на еще большее количество арамейских папирусов, лежавших совсем неглубоко под поверхностью. В итоге раскопок оказалось свыше 70 папирусов и масса черепков.4

По характеру своего содержания новооткрытые документы распадаются на три группы: к одной относятся официальные взаимные отношения представителей раввинской колонии на Элефантине и различных органов персидского правительства, а также сношения этой колонии с палестинскою общиною; содержанием другой служат разнообразные частности повседневной жизни членов колонии, а в третью группу входит "Повесть о мудром Ахикаре".


4 Honroth W. Rubenson, O; Zucker, F. Bericht über der Ausgrabungen auf Rlephantine in der Jahren 1906—1908. (Zeitsihuftagyhtische Sprache und Alterstumkunde. B. 46. 1909.

Я обращаю здесь внимание на обстоятельства находки. Пусть погружение всего этого под землю объясняется ежегодными разливами Нила, нанесшими сюда ил. Но почему мелкие клочки папирусов не унесены были с первого же начала быстрым течением разливавшегося ежегодно Нила раньше, чем он закрыл их илом? И даже, допустив, что Нил, уносящий при разливах целые деревья, не может уносить стеблей папирусов, почему все они оказались сваленными в кучу не у северной, а у восточной стены комнаты, когда Нил течет к северу? Почему "много глиняных черепков с арамейскими и финикийскими надписями" оказались не разбросанными как попало, а сваленными в кучу в юго-восточном углу соседней комнаты того же дома? Зачем было хранить этот сор в углу комнаты, когда следовало просто выбрасывать вон из дому по мере того, как горшки лопались?

Ведь тут же два явные указания на то, что все это было заготовлено кем-то нарочно для экспедиции и завалено той же землею во время ночного перерыва работ. А после «в остатках двух жилищ по соседству» нашли еще большее количество арамейских папирусов, лежавших кучей «совсем не глубоко под поверхностью». Но ведь это значит, что и под ними был ил, и что они кем-то и зачем-то свалены сюда. Когда комнаты были уже чем на половину занесены илом.

Понятно, что такие обстоятельства нахождения прямо указывают на то, что вторая ученая экспедиция, посланная в Египет Дирекцией Берлинских музеев в 1906—1907 годах с докторами О. Рубензоном и доктором Ф. Цуккером во главе, при содействии местного архитектора В. Гонрота, специально снабжалась кем-то несколько раз черепками с арамейскими надписями и папирусами, привезенными сюда специально из каких-то иных мест.

Но несомненно и черепки и папирусы эти были не свежеизготовленные, а старинные, хотя надписи на них (особенно на черепках) могут быть и подделанными в тех местах, где они дают довольно неуместную датировку египетских событий по отдаленным от Египта «персидским языческим царям» — Ксерксу и Дарию, жившим где-то за Евфратом. Вот почему мы и рассмотрим их сначала по существу, а не по датировке.

Возьмем, например, (рис. со стр. 79) один из глиняных сосудов, в котором найдено несколько арамейских документов, не сваленных, как остальные, в кучу. Ведь если эти документы так бережно хранили в кувшине, то почему же не были они вынесены хозяином вместе с кувшином ранее того, как остров был оставлен жителями, переселявшимися с него постепенно на берег, где живут их потомки и теперь. Да и кто же хранит документы в кувшинах для воды и масла?

Посмотрим и на содержание этой письменности. Самым интересным ее памятником является папирус со сказкой «о мудром Ахикаре». Это один из наиболее популярных рассказов, но только не глубокой древности, а позднейшего средневековья. Он сохранился в значительном числе версий, принадлежащих уже новому времени, между прочим, в сирийской, арабской, армянской, эфиопской, греческой и даже славянской. В деталях рассказа эти версии значительно отличаются одна от другой, но ход действия и форма повествования от лица самого героя, за единственным исключением арабской версии, общи всем. Сущность их сводится по И. М. Возкову к следующему:

«При царе Сина-Херибе, а потом при его сыне и преемнике Асар-Гадоне должность первого министра занимает мудрый Ахикар, оказывающий государству много ценных услуг. Осыпанный почестями и богатством, он, однако, чувствует себя очень несчастным вследствие бездетности и просит небо о даровании ему детей. В ответ на свою просьбу Ахикар получает от неба совет усыновить своего племянника Надана. Ахикар следует совету, усыновляет Надана и дает ему лучшее по тому времени воспитание, лично преподавая ему в кратких нравоучительных изречениях и притчах уроки нравственности и внешнего хорошего поведения. Состарившись, Ахикар просит царя Асар-Гадона отпустить его на покой и рекомендует на свою должность Надана. Царь исполняет его просьбу и Надан назначается первым министром. Но он не оправдывает доверия своего дяди и когда тот делает ему внушение, клевещет на него пред царем, представляя своего дядю изменником. Асар-Гадон приказывает одному из высших чиновников умертвить Ахикара, но чиновник не решается убить его, так как он некогда сам спасся от смерти исключительно благодаря Ахикару, и потому скрывает его в темном подвальном помещении, а вместо него убивают одного из рабов.

Вскоре, после мнимой смерти Ахикара, случилось, что египетский царь обратился к Асар-Гадону с предложением решить ему очень трудную задачу построить замок в воздухе, ставя условием трехлетнюю уплату дани Асар-Гадону в случае решения задачи и наоборот — уплату ее Асар-Гадоном фараону, если задача не будет решена. Оказавшись не в состоянии, несмотря на все усилия, ничего сделать, Асар-Гадон и его приближенные горестно вспомнили о мудром Ахикаре, который, по общему убеждению, наверное вывел бы их из затруднения. И вот, чиновник, которому было поручено умертвить Ахикара, сознается, что он не исполнил царского приказания.

Приказывают привести Ахикара, который тотчас же и решает задачу. В благодарность за услугу царь выдает ему его племянника Надана. Ахикар заковывает племянника в цепи и бросает в темное помещение пред своим домом, где тот ежедневно получает кусок хлеба и немного воды. И всякий раз, когда Ахикар выходя из своего дома или входя в него, проходил мимо своего племянника, он читал ему наставление, облеченное большею частью в форму притчи из животного или растительного мира. Эти нотации, читаемые изо дня в день действуют на Надана до такой степени убийственно, что он умирает».5


5 И. М. Волков, стр. 65.

Арамейский экземпляр рассказа, отрывки которого сохранились в новооткрытых папирусах, представляет собою и внушает нам историко-древнейшую версию этого произведения.

Структура рассказа, как мы видим, довольно оригинальна. В нем, как и в сказках Шехерезады, несколько независимых друг от друга нравоучительных басен соединены друг с другом лишь той связью, что их день за днем рассказывает один и тот же человек своему провинившемуся приемному сыну, сидящему в яме.

Является теперь вопрос: каким же образом этот рассказ, так распространенный на многих языках от Сирии до Московской Руси смыкается с его вариантами в позднее средневековье у греков, русских, римлян и других народов? Ведь явно, что эти варианты еще существовали по крайней мере через 1800 лет позднее почти в том же виде, а это возможно только в том случае, конечно, если и находку в Элефантине мы отнесем к средневековью Значит, если эти документы не подделка, то они могут быть написаны ранее чем в средние века.

На то же указывает содержание и других документов. Известно, например, что евреи, вплоть до евангельских времен, признавали только один храм в «Иерусалиме» и попрекали Иисуса за то, что он сказал им будто богу Громовержцу можно поклоняться везде. А с нашей точки зрения, относящей столбование основателя христианского богослужения (будет ли он царь Илиан-Философ или просто «Великий Царь») к 368 году нашей эры, никакого «иудейского храма» нигде не было, кроме «храма Соломонова в Иерусалиме». А что же мы видим в документе?

Вот документ найденный там даже в двух почти дословно тожественных экземплярах.6

«Господину нашему Багою,7 наместнику Иудеи твои слуги Иедонил и его сотоварищи, священники в крепости Элефантине.

«Да благословит нашего господина небесный бог обильно во всякое время, да даст тебе пред царем Дарием и сыновьями (царского) дома милость еще в тысячу раз большую, чем теперь, и да дарует тебе долголетие. Всегда будь радостен и здоров.

«Теперь, так говорят Иедония, твой слуга и его сотоварищ.

«В месяце Таммузе 14 года царя Дария, когда Аршам отправился к царю, жрецы бога Хнума8 в крепости Элефантине составили следующий заговор с Ваидрангом, который был здесь комендантом.

«Храм бога Ягу (т. е. Иеговы), что в крепости Элефантине, следует удалить отсюда.».

Тогда этот проклятый Ваидранг послал следующее письмо своему сыну Нефании, военачальнику в крепости Сиене:

«Храм в крепости Элефантине следует разрушить».

Тогда Нефания привел египтян и других солдат. Они пришли в крепость Элефантину со своим оружием, вошли в тот храм, разорили его до основания и разбили каменные колонны, находившиеся там; разбили также пять каменных врат из тесанного камня, находившихся в этом храме, а деревянные двери их, медные крюки этих дверей, крышу из кедрового дерева, — все это вместе с прочим украшением и (все) остальное, находившееся там, сожгли, жертвенные же чаши из золота и серебра и все (прочее), находившееся в том храме, взяли и присвоили себе».


6 Ed. Sachau. Drei aramäische Papyrus Kunder aus Elephantine (Abhandlungen der Königliken Preussischen Academie der Wissenschaften. 1907.)
7 После пленные «еврейско-вавилонские» названия месяцев года: тишри, мархе, шван, кисле, тебет, адар, нисан, ийар, сиван, таммуз, аб и элул. А Багой считается персидским наместником Иудеи при Дарии II, а может быть и при его преемнике Артаксерксе II (-404, -358 гг. до Р.Х.), как утверждает апокрифист Иосиф Флавий в своих Еврейских древностях (XI, 7, 1), по-видимому из него он попал и в «находку».
8 Хнум, египетский Хнму, греческий Χνουβις — бараноголовый египетский бог, плодородия, владыка первого нильского водопада, главным местом культа которого была Элефантина. Прим. И. М. Волкова.

Таково письмо.

Но ведь это же все описывается, читатель, при разрушении единого у «иудеев» Иерусалимского храма Соломонова, а как же он попал в Египет?

«Наши отцы — продолжает далее автор, — построили этот храм в крепости Элефантине еще в дни Миц-Римских царей, и когда Камбиз9 пришел в Египет он нашел его уже выстроенным, хотя в то время все храмы египетских богов были разорены, однако нашему храму никем не было причинено никакого вреда.

«С того времени, как с нами поступили таким образом, мы с женами и детьми носим траурные одежды, постимся и молимся небесному богу Ягу (Иегове), пославшему нам такую весть об этом псе Ваидранге:

«С его ног сорвали цепи,10 все сокровища, приобретенные им, погибли, и все люди, пытавшиеся причинить зло тому храму, умерщвлены».

И мы порадовались их гибели.

«Еще и раньше, чем в то время, когда нам было причинено такое зло, мы писали нашему господину11 и первосвященнику Иегоханану, и его сотоварищам, священникам в Иерусалиме (значит, храмы Иегове уже тогда были и в Иерусалиме и в Элефантине!), из них Остану брату Анании и знатным иудеям; но они не прислали нам письма.

«С месяца же Таммуза 14 года царя Дария до нынешнего дня мы носим траурные одежды и постимся, жены же наши стали подобны вдовам, мы не мажемся маслом и не пьем вина; и с того времени до сего дня 17 года царя Дария (т. е. в продолжении 3 лет) в этот храм не приносится ни жертва курения, ни жертва всесожжения.

«Теперь, так говорят твои слуги, Иедония и его сотоварищи и все иудеи-жители Элефантины: если нашему господину будет благоугодно, пусть он позаботится о том, чтобы наш храм был выстроен снова, так как нам не позволяют отстроить его вновь. Воззри на получающих твои доброты и милости, пошли нам письмо относительно того храма бога Ягу (Иеговы), а (именно), чтобы он был снова выстроен в крепости Элефантины в том виде, как он был построен прежде. И хлебные жертвы, жертвы курения и жертвы всесожжения пусть будут приносимы на алтаре бога Ягу (Иеговы) от твоего имени, и (мы, жены, дети и все иудеи, живущие здесь) будем постоянно молиться за тебя. Если произойдет так, что этот храм будет наконец выстроен, то у тебя будет больше заслуги пред Иеговою (Ягу) небесным богом, чем у того, кто принес бы ему жертву воссожжения и кровавую жертву стоимостью в тысячу талантов серебра.

«Относительно же золота мы послали известие и уведомили.

«О всем (этом) деле мы сообщили также в письме от своего имени Делаии и Големии, сыновьям Синмабуллита, наместника Самарии.

«Аршам же не узнает ничего о том, что нам причинено».
«20 мархешвана 17 года царя Дария».


9 Камбиз — персидский царь (529—522), будто покоривший Египет в 525 году до начала эры.
10 Неясно, разумеется ли здесь должностная цепь, снятая с лишенного должности Ваидранга, или же речь идет о снятии с него кандалов перед казнью.
11 Т.е. самому Богою.

И это еретическое письмо во избежание всяких недоразумений найдено даже в двух экземплярах. Зачем их нужно было двоить?

А вот и ответ Багоя.

«Памятная запись того, что ответили мне Багой и Делаия, памятная запись следующего содержания:

«Скажи в Египте пред Аршамом относительно жертвенного дома небесного бога, построенного некогда (еще) до Камбиза, в крепости Элефантине, (но) разрушенного тем проклятым Ваидрангом в 14 году царя Дария (именно), чтобы он был выстроен (вновь) в том виде, как существовал раньше и чтобы на этом алтаре были приносимы жертвы хлебные и жертвы курения, как это делалось прежде».

И это же подтверждается в обрывке папируса, приведенного у Sachau под №5:

«Твои слуги: 1) по имени Иедония, сын Гемарии, 2) по имени Маузи, сын Натана, 3) по имени Шемаия, сын Аггея, 4) по имени Осия, сын Ялома, 5) по имени Осия, сын Натана, — всего пять человек из Сиены, имеющих собственность (?) в крепости Элефантине, говорят следующее:

«Если наш господин… и храм бога Иеговы (Ягу)… в крепости Элефантине (в том виде), как он был построен раньше, Овцы, тельцы и козы не будут приносимы там в жертву, но только жертвы курения и хлебные… и наш господин известит… мы доставим в дом нашего господина тысячу артаб ячменя…»

И так сомнения нет: храм единому богу был в Элефантине и был разрушен и вторично построен храм иерусалимский.

А как же даже и в евангелиях, относимых к I веку нашей эры говорится, что иудеи не имели права ходить в какой-либо другой храм, кроме Иерусалимского и не имели другого.

Ведь по этим документам выходит, что Иерусалим был не в Палестине, а в Египте?

Тут есть отчего прийти в столбняк, смотря на дело с точки зрения старой хронологии. По этой хронологии нам внушают, что Дарий I (–550, –522, –485) сын Гистаспа, царствовал 37 лет между –522 и –485 годами и умер на 65 году своей жизни. Он, — говорят нам, — построил канал между Нилом и Красным морем, разделил свое царство на сатрапии, завоевал «Врата Господни» (Вавилон на еврейском жаргоне), совершил поход на скифов (не иначе как из Царь-града!), распространил свое господство до Индии, но в войне с греками был окончательно разбит Мильтиадом при Марафоне, что по многим соображениям переносит его чуть не в эпоху крестовых походов. Его прозвище Дарий по-гречески Дарейос (Δαρειός) по-видимому просто славянизированное греческое слово Дорейос (Δωρειός) — Дарованный или Дарящий, еврейское Надав. Дарий II, сын Артаксеркса-Длиннорукого, прозванный Задом, царствовал 19 и 20 лет будто бы от 424 по 405 годы, при соправительстве Тиссаферна и сына Кира II, но не был особенно запечатлен и, наконец, Дарий III — Кодоман — царствовал лишь шесть лет (–336, –330), так как был разбит Александром Великим и убит во время бегства своим сатрапом Бессом.

О котором же из этих трех Дариев говорится в Элефантических письмах?

Мы видим, что по старой хронологии — ни о каком, так как в их время единым храмом Иеговы признавался только храм Миротворца Соломонова а Иерусалиме, и без этого храма «иудеи» остались как без бога и только «плакали».

Отсюда ясно, что и Дариями здесь называются какие-то властелины того времени, когда евреи получили себе право строить храмы где угодно под греческим названием синагог. Значит «Дарии» жили уже в средние века!!!
Но возвратимся снова к папирусам.

Допустив, что сюда был снесен архив какого-то египетского нотариуса, мы находим в нем, например, документы, помеченные царствованием Ксеркса. Вот отрывок одного.

«28 паофи 2 года Ксеркса Осин сын Ходуйи и Ахиаб, сын Гемарии, заявили сыну Ханани, плотника, следующее:

«Ты дал чрез наше посредничество восемь артаб ячменя и одиннадцать артаб чечевицы (для?) сотни Бетелкма…

Мы должны тебе сумму в сто кереш и ты имеешь право на наше жалование из царского дома (и) можешь получить (его), пока не будешь удовлетворен за хлеб.

Написал это Осия под диктовку Ахиаба.

Свидетели: (следует подпись самих свидетелей).»

Что же мы тут видим? Нотариальный контракт поставщиком? Несомненно так, потому что таких в куче было несколько. Вот, например, еще помеченный 21 годом какой-то эры, когда Арта-Ксеркс (по-еврейски Арта-Хишет) вступил на престол. Допуская, что 21 год считался, как в средневековом Египте, по эре Диоклетиана (с 284 года), мы приходим к 305 году, когда стал единоначален Констанций Хлор. Но это не он, а его соправитель Константин или Арий, так как Хлор умер через год, а тут мы имеем документы от 1 до 23 года, т. е. до 331 года.

«18 кислева, или (17) тота 21 года в начале царствования, когда царь Арта-Хшист (т. е. верно, Помазанник) вступил на свой престол, Дергман сын Харшина, хоразмиец, имевший место своего пребывания в крепости Элефантине, из отряда Артабана, заявил Максии, сыну Иедонии, иудею из крепости Элефантины, из отряда Варезата, следующее:

«Ты, твоя жена и твой сын — всего трое обязаны были поклясться пред богом Иеговою в крепости Элефантине относительно принадлежащего мне земельного участка, из-за которого я возбудил против тебя судебное дело пред Дамедатом и его сотоварищами судьями. Они возложили на тебя клятву по отношению ко мне, заставив тебя поклясться пред Иеговою насчет того земельного участка таким образом: «этот участок принадлежит не Даргману, а мне». Теперь, вот границы этого земельного участка, из-за которого ты должен был принести мне присягу: дом Даргмана на восток него, дом Конии, сына Садока, иудея из отряда Атрупдна, на запад от него, дом Иевании, сына Урии, иудея из отряда Баревата, на север от него, дом Эспемета сына Нептунита, водопадного лодочника, на юг от него. Ты должен был поклясться мне пред Иеговою, и я удовлетворен относительно этого земельного участка. Ни я, ни мой потомок, ни мой родственник или посторонний не может жаловаться из-за этого земельного участка ни на тебя, ни на твоих брата или сестру, ни на родственника или постороннего.

Если на тебя будут жаловаться от моего имени по поводу этого земельного участка, то я должен буду уплатить тебе сумму в двадцать один кереш, говори — двадцать, по царскому весу, (считая) две четверти на десять, а этот земельный участок, несмотря на то, будет принадлежать тебе, и ты будешь огражден от всякого судебного дела, какое захотели бы поднять против тебя из-за этого земельного участка».

Этот документ написал Ито, сын Аба, в крепости Элефантина, под диктовку Даргмана.

Свидетели: (следует подпись шести свидетелей)

А на обратной стороне:

«Отступной документ, выданный Даргманом, сыном Харшина Максии».

А вот и другой документ:

«14 аба, или 12 пахонса 25 года царя Арта-Ксеркса (т. е. по нашим сопоставлениям в 330 году нашей эры), Пий (сомнительное произношение), архитектор (?) в крепости Элефантине, заявил Ирбтахии, дочери Агамея Максии, сына Медонии из Сиены из отряда Варевата, следующее:

«Что касается тяжбы, ведомой нами в Сиене, то отказался (?) от денег, продуктов, предметов одеяния, меди и железа, от всяких драгоценностей и дохода. На тебя тогда была положена клятва и ты поклялась мне относительно тех драгоценностей пред богинею Сати.

Я удовлетворен этой клятвою, принесенною мне тобою из-за тех драгоценностей и прекратил (притязания) на них. Впредь я не вправе жаловаться на тебя и заводить тяжбу ни против тебя, ни против твоих сына или дочери из-за тех драгоценностей, относительно которых ты поклялась мне. Если я пожалуюсь на тебя и заведу тяжбу, или пожалуются на тебя мои сын или дочь относительно этой твоей клятвы, то я, или мои потомки уплачиваем Мибтахии сумму в пять кереш по царскому весу и впредь не должно будет заводить тяжбу; я отказываюсь от всякой жалобы и тяжбы».
Этот документ написал Птеи (неизвестно как произносить) сын Небона-тана, в крепости Сиена под диктовку Пия, сына Пхи.

Свидетели в том: (следует подпись четырех свидетелей).

А на обратной стороне: «Отступной документ, выданный Пием Мибтахию».

А вот и последний во всей коллекции документ, помеченный 5 годом царя Амиртея.

«21 (22?) фаменота 5 года царя Амиртея (Эмир Теос?) потомок-наместник бога(?) Менахем, сын Шалл ума (?) арамей из крепости Элефантина, из отряда Небокудури, заявил Селуа, дочери С… следующее:

«Должен тебе сумму в два сикля, или сумму в один статер, из общей суммы в деньгах и драгоценностях, стоящей в твоем брачном договоре. Я Менахем, отдам и вполне уплачу ее тебе до 30 фармути 5 года царя Амиртея…. я отдам тебе эту сумму в два сикля или водин статер».

Около двадцати таких документов откопаны в Элефантине, и все они в том же роде. По обычной хронологии они занимают период от –483 по –400 год, т. е. период в 82 года, что превышает жизнь одного нотариуса, а 20 документов в его архиве для такого промежутка слишком мало. Приходится следовательно, заключить, тут был кем-то посторонним свален какой-то государственный нотариальный архив. Но почему же в нем хранились в одной куче папирусные документы о долгах уже давно умерших частных лиц, т. е. ни на что не годные документы?

При прежней датировке такое состояние нотариального дела в Элефантине совершенно недопустимо с эволюционной точки зрения. Предлагаемая мною новая хронология делает это более возможным. Но все же остается нерешенный вопрос: кем, когда и зачем были снесены эти разрозненные документы в уже заброшенные и заливавшиеся нильскими наводнениями комнаты и свалены в кучу у восточной стены?

А если они не подложны, то максимальная их дата по древности никак не ранее начала византийского господства в Египте и во всяком случае позже IV века нашей эры. Ведь даже в евангельские времена у иудеев был только один храм в «Иерусалиме», а не в Элефантине… Так кто же эти Дарии и Ксерксы, упоминаемые тут?

Об этом мы узнаем в следующих главах.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz