Н.А.Морозов / «Христос». (11) «Логика небес и сенсационные находки европейских авантюристов ХIХ века» / Часть II


Глава IX.
ОБЩИЙ ОБЗОР АСТРОНОМИЧЕСКОЙ ОСМЫСЛЕННОСТИ ИЕРОГЛИФИЧЕСКОЙ ЭФЕМЕРИДЫ БРУГША И ТОЧНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПО НЕЙ ВРЕМЕНИ ГЕЛИОЦЕНТРИЧЕСКОГО ОБРАЩЕНИЯ ПЛАНЕТ, КОТОРЫМИ ПОЛЬЗОВАЛСЯ ВЫЧИСЛИТЕЛЬ ЭТОЙ ПСЕВДО-АСТРОНОМИЧЕСКОЙ ЭФЕМЕРИДЫ.

 

Подумаем немного по поводу только что сказанного. Вот перед нами, по Бругшу, якобы "древнеегипетская эфемерида", дающая около 1000 положений всех пяти планет, известных до Гершеля, за 27 лет подряд, с точностью наших современных астрономов, вычислителей. Подумайте только: сделана тысяча точных астрономических вычислений, из которых каждое надо было проверить во избежание арифметической ошибки или недосмотра какого- либо аргумента и перевести с гелиоцентрических положений на геоцентрические, и затем, как мы видели, перечислить с григорианского календаря на эпагоменный.

Если делать в день даже по десятку таких вычислении, то в несколько дней доедешь до одурения, а тут надо было потратить подряд около 100 дней, т. е. более трех месяцев! И для чего же? Только для того, чтоб выпустить фальшивку? Но ведь и фальшивка всегда делается не ради самой себя, а с какой-нибудь целью, и в данном случае она могла быть сделанной только с целью прославиться сенсационным открытием.

А можно ли допустить, что весь этот огромный вычислительный труд сделал какой то проезжавший по Египту английский богослов, преосвященный Генрих Стобарт, не знавший даже демотического письма, только для того, чтобы, передавши этот свой, не менее чем полугодичный головоломный труд египтологу Генриху Бругшу, погрузиться затем в полную неизвестность и всеобщее забвение?

Об этом смешно даже и подумать. Значит, Генри Стобарт — миф, а действительный составитель таблетток — сам Генрих Бругш. Но сам он явно не мог их составить, так как не был астрономом вычислителем. Здесь нужен был ему ряд помощников из специалистов, которые согласились бы отдать такой работе целые месяцы систематического, кропотливого и утомительного труда. Но опять, ради чего же?

Все это делало эфемериду Бругша до сих пор исторической загадкой, тем более, что даже и для проверки ее целиком без моих графических таблиц и методов, впервые опубликованных в прологе этой книги, было невозможно, не посвятив этому полугодичной работы. Вот почему и астрономы удовлетворились тем, что, проверив с десяток из этой тысячи положений, и найдя их подходящими для времени, предсказанного Бругшем (конечно, отлично его знавшим заранее) ответили египтологам, что догадка Бругша, вообще говоря, оправдалась, но признать эту астрономическую запись за произведение второго века они не решаются, так как подобные констелляции планет могут иметь место и в другие периоды, а методов для указания всех таких периодов не было до выработки и опубликования их мною, сначала в моем "Откровении в Грозе и буре", а затем, в окончательном виде, в IV томе моего исследования "Христос".

Благодаря этой нерешительности астрономов, задуманная Бругшем всемирная сенсация — открытие подлинного сочинения Птоломея — не удалась, а иначе была бы очевидно указана и его мумия, на груди которой будто бы были запеленаты эти таблетты.

Но все же опровергать ее египетское происхождение никто не решался, благодаря авторитетному имени Бругша, считающегося и теперь одним из величайших египтологов, и благодаря трудности допустить, что у него были помощниками астрономы-специалисты, потратившие для него такой огромный вычислительный труд и оставшиеся потом в тени.

Тут и теперь могут быть только два предположения.

1).Задумав подделать, дневник наблюдений "Отца Астрономии Птоломея", Бругш еще ранее изготовления дощечек, пустил слух среди неавторитетных астрономов, что он нашёл астрономические заметки того времени и желал бы убедиться в их достоверности проверкою, и они ему все это сделали, а он их только перевел на египетский календарь.

Или 2). он знал, что движения каждой планеты приблизительно повторяются через определенные периоды времени, и попросил указать ему такие же движения в XIX веке, какие были во II веке, и сам выписал их из “Connaissance des temps”, выдав за наблюдения II века.

Но эта альтернатива получает право на свое продолжение лишь тогда, когда мы действительно докажем, что таблетты Бругша не имеют другого решения, кроме того, которое он "предсказал" астрономам, прося астрономов проверить свой вывод.

Этим мы и займемся теперь.

Забудем все, что я сказал выше. Представим себе, что дощечки Бругша только что попали к нам и начнем их исследование, как будто бы мы еще ничего не знали. Спросим себя:

1. Приведенный в эфемериде сентябрьский счет месяцев, точно ли был счет самого автора эфемерид, а не попытка внушить это читателю со стороны человека, считавшего на деле по нашему январскому счету?

То, что автор не вел своих записей по сентябрьскому счету, а только хотел это внушить, подтверждается тем, что он только старается давать, кроме входов планет в созвездия, и указание их положения на свой новый год 1 сентября. Но что это простая уловка, а не действительный счет подтверждается тем, что он часто не может ее сделать для скоро движущихся планет: Марса, Венеры и Меркурия.

Вот я выписал из эфемериды все положения планет на 1 сентября (таблица ... ). Точками обозначены выломанные и замазанные места (вероятно явные ошибки), а черточками отмечены "забвения". И вот оказывается, что этих "забвений" для Сатурна — 2, для Марса забыто — 10, а показано — 13, для Венеры забыть 16, а показа-но — 7, для Меркурия забыто 10, а показано — 15.

Но разве мог бы человек, действительно, начинающий свой новый сентябрьский год указанием его гороскопа, помнить хорошо только о Юпитере, да еще не всегда о Сатурне, и позабывать в половине случаев о существовании и остальных планет?

2. ПО КАКОЙ СИСТЕМЕ СЧИТАЛ АВТОР ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ МЕСЯЦЕВ? Считал ли их он, как мы, почти попеременно в 30 и 31 день, с февралем в 28–29 дней или, как современные египетские копты и абиссинцы, давал каждому месяцу ровно 30 дней, а остаточные 5–6 дней прибавлял к августу под именем эпагомен? Мы видим, что счет был последний, потому, что в нескольких местах мы находим кроме числового обозначения месяцев и названия самих эпагомен.

Так, в 13 сентябрьском году показан приход Марса в Деву на 3 день эпагомен. В 15 сентябрьском году после положения Венеры в 12 месяце (августе), как и следует во Льве, мы видим приход ее в Деву на 4-й день эпагомен, а в 16 сентябрьском году находим приход ее во Льва в 5-й день эпагомен и т.д.

Значит, показанный в эфемериде Бругша числа месяцев отстают от соответствующих юлианских никак не более, чем на 5 дней (см. подсобную таблицу в "Интермедии" на стр.) да и то лишь в августе, а в сентябре они возвращаются к равенству. За эти 5–6 дней внешние планеты — Сатурн, Юпитер и Марс так мало сдвигаются со своих мест, что в нашей историко-астрономической разведке мы прямо можем вычислять их по юлианскому календарю.

Да и в элонгации Меркурия и Венеры от Солнца мы при юлианском счете ошибёмся даже у нижнего соединения с Солнцем не более, как на ±3°.

3. Не было ли во время жизни Бругша таких же вступлений планет в созвездиях Зодиака, как указанные в таблеттах?

Воспользовавшись тем, что в сентябре 9 года таблетты (8-го года по счету с января) Сатурн показан в Стрельце у Козерога, мы ищем и на нашей диаграмме Сатурна в таком же положении и находим это в сентябре 1843 года, когда Сатурн был тоже между Стрельцом и Козерогом. Идя далее, мы сопоставляем и следующие за ним годы дощечки Бругша-Стобарта (таблица ХII) с нашей диаграммой. Сравнив их год за годом, мы видим на первых двух дощечках почти полное согласие. Сдвиги только в 11 январском году, где на дощечке стоит Водолей вместо Козерога и в 15 году, где стоит Овен вместо Рыб. Но это указывает лишь на то, что границы созвездий, принятые автором, были несколько правее наших современных. Тут полное правдоподобие и полный астрономический смысл.

Но вот мы переходим к третьей дощечке и, хотя на ней года занумерованы, как продолжение счета "Великого Дома", начатого еще в предпоследних строках таблетты II, однако сравнение их с нашим стандартом диаграммой (табл. II на стр. …) показывает, что первая дата на третьей дощечке для Сатурна взята лишь лет через 10 после последней даты на второй дощечке, так как лишь через такой срок Сатурн может перейти из Близнецов в Скорпиона. И мы уже объяснили это тем, что Бругш, переводя начало январского счета лет, на сентябрьское неудачно отожествил месяцы с соответствующими им "знаками Зодиака" (см.стр.).

Пойдем и дальше.

Вот дощечка IV, в которой Сатурн снова перескочил, как акробат, на этот раз из Козерога в Деву (через Водолея, Рыб, Овна, Тельца, Близнецов, Рака и Льва). По нашей основной стандартной диаграмме (табл. ) он мог так прыгнуть только по такой альтернативе: или вспять на 10 лет ( как из 1845 в 1835 год) или вперед на 19 лет (как из 1845 в 1864 год), или же это результат того, что неудачное отожествление месяцев с созвездиями при переходе от январского календаря записей к сентябрьскому календаре здесь кончилось. Во всяком случае, на III таблетте видна самостоятельная систематическая ошибка, ничем не объяснимая кроме указанного мною несчастного отожествления. Здесь явно — две разрозненные эфемериды, взятые из чего то вроде современных астрономических альманахов за несколько десятков лет, но соединенные в непрерывные хронологический ряд не астрономическою рукою.

В. Ответ Юпитера. Возьмем теперь записи и Юпитера на сентябрь всех годов эфемериды, переведя начало лет на январское. Сопоставив их с положениями его на нашей стандартной графике (табл. II на стр. ), мы видим, что в I и II дочечках Бругша обнаруживается опять почти полный параллелизм обеих. А третья дощечка представляет и здесь то же совершенно особую запись, выписанную как будто из «Connaissance des Temps» за промежуток времени от 1835 по 1841 год, потому что это те же годы, которыми датируется и запись Сатурна (см. в таблице XII — последний ее отдел — таблетту IV).

Тоже самое выходит и с III таблеттой. Хотя она и кажется по внешности продолжением второй таблетты, но если мы припомним, что за 12 лет Юпитер идет по созвездиям почти также, то получим годы, прибавленные на правой стороне нашей выписки в скобках, т. е. он шел, как в 1839–1845 годах, а это те же годы, что и на таблице движения Сатурна (табл. XXII, таблетта III). Однако в том, что дощечка III не есть продолжение дощечки второй и первой, мы можем убедиться таким простым способом.

Звездное обращение Юпитера равняется 12 годам без 50 дней. Следовательно, через 12 лет Юпитер геоцентрически должен приходить в то же созвездие через 12 лет без полутора месяцев. Так это и есть, во-первых, двух дощечках.

На первой дощечке (табл. ) он входит в Деву 9 августа 9-го январского года, а во второй дощечке 16 июня 21-го года. Разница — 49 дней вместо 50. А далее этой разницы уже нет. Вот на 1-й дощечке (табл. ) Юпитер показан 13 ноября 12 года входящим в Козерога, да и на дощечке он делает то же самое.

Но 21 декабря 24-го года, т. е. через 12 лет + 33 дня — на 93 дня позднее, чем нужно. А такую неувязку можно допустить лишь при условии, что автор пользовался несходными друг с другом циклами. Да и действительно: продолжать первый цикл далее было нельзя: он доведен до 1850-го года (первая колонка таблицы …), а книжка Бругша была напечатана в 1854 году.

Точно также Юпитер показан на 1-й дощечке, входящим в Весы 4 сентября 10 года, а на дощечке 4 он пришел туда же 4 сентября 10 года через два оборота. Разница должна бы быть 24 года без 100 дней, а здесь имеем 24 года без 18 дней. И тут взят другой цикл движений Юпитера .

В. Ответ Марса. Перейдем теперь и к Марсу. Вот, на таблице я даю сопоставление его сентябрьских положений в эфемериде Бругша за каждый ее год со сходными с нею положениями его во время жизни самого Бругша на нашем стандартном в ХIХ веке графике (данной на табл.III на стр.этой книги). Мы видим, что и он обнаруживает нам те же три независимые друг от друга (но внутри себя правдоподобные) записи.

Первая группа, находящаяся на первых двух дощечках, похожа на нивелированную по границам созвездий выписку из “Connaissance des temps”за промежуток от 1826 по 1839 год.

Вторая группа, наполняющая дощечку 3, похожа на выписку оттуда же за промежуток от 1824 по 1830 год.

Третья группа, находящаяся на четвертой дощечке, похожа на выписку из того же астрономического ежегодника за промежуток от 1815 по 1320 год.

Чтобы ещё проще выявить точность своих сопоставлений, я воспользовался тем, что Марс в каждой новой чётный год оказывается в следующем созвездии, а около своих попятных движений даже через одно созвездие, что хорошо видно на наших графиках (табл. ... ). И из них же видно, что в крайнем случае он может оказаться в следующем четном году лишь в том же самом созвездии, а никак не в предшествовавшем или в третьем после данного года в данном месяце. Таким образом, беря последовательные четные годы Марса для того же самого месяца, мы последовательно, будем проходить через весь зодиакальный круг. А беря последовательно положения Марса в нечетные годы, мы сделаем тоже самое по противоположным созвездиям Зодиака.

Посмотрим же, как это выходит на дощечках Бругша. Вот табличка LXXIII, где я выписал из их эфемериды все сентябрьские местонахождения Марса. В 8-м году он в Стрельце, в 10-м тоже в Стрельце, чем обнаруживается, что автор считал это созвездие длинным, как на современных нам картах. К 12 году Марс уже перескочил через Козерога, где должен бы быть, в Водолея; к 14-му году он перескочил через Рыб в Овна, к 16 году — через Тельца в Близнецов, в которых оказался и в следующем четном — 18-м году, а к 20-му году мы видим его в Раке. Все это вполне подходит к его нормальному пути. Но вот, вдруг — неожиданность! В следующем затем четном году — 22-м, которым начинается третья дощечка, Марс делает поразительное сальто-мортале: вместо того, чтоб оставаться еще в Раке, или перейти во Льва, он оказывается в Скорпионе! Правда, что название месяца — сентябрь — тут стерто, чтоб замазать астрономическую нелепость. Но это не помогает делу, потому что в следующем четном году, 25 сентября 24-го года показан Стрелец, и для 1 сентября 26-го года тоже Стрелец, значит, в сентябре 22-го года Марс был не иначе, кик в Скорпионе. Попытка замазать такую явную несообразность выскабливание сентября только обличает астрономическую неопытность составителя, которому кто-то, знакомый с наблюдательной астрономией, указал этот ляпсус уже после изготовления таблетток.

В таком же роде мы видим промах и между 28-м м 29-м годами: и в первом и во втором Марс показан в Овне. Но всякий, хоть сколько-нибудь наблюдавший его движения, знает, что если Марс в каком-нибудь месяце был в данном созвездии, то через год в том же месяце он будет на противоположной стороне неба. Значит, если в 28 году он был в Овне, то в 29 году в Деве или в Весах, а не в Овне же. И здесь автору уже указано было несоответствие, и он стер Овна в обоих случаях, а также уничтожил и два созвездия в 30-м и 31-м годах. Но и это не помогает делу. Указанная им самим эпициклическая петля в сентября между близнецами 33-го и Весами 34-го года дают возможность восстановить по нашим графикам, какие были созвездия в выскобленных местах, и выявить, что при составлении таблетки III автор ошибся на 1 год, и вместо того, чтоб начать выписывать из “Connaissance des temps” даты с 1840 года, он начал их выписывать с 1841, а вместо того, что кончить 1846 годом, он кончил 1847-м. Вследствие этого положения Марса для 28 и 29 года у него дублировались, так как по тому же самому году он составлял его движения и для своего 28-го и для 29 года, что хорошо видно на приложенной здесь таблице ХII. И я уже показал, что это объясняется только тем, что первоначальные даты Бругша были вычислены по нашему январскому началу года и на сентябрьский год переведены они на I, II и IV таблеттах по предшествовавшему, а на III по последующему сентябрю.

Так кто же, — снова и снова спрашиваю я, — соединил все эти отдельные выписки в одно целое фальшивым общим летосчислением и притом таким сенсационным: воображаемым временем жизни великого Птоломея?

Ведь обозначающие их время сплошные годы Траяна и Адриана не последующие приписки, которые могли быть прибавлены нашедшим — как я уже говорил в главе V. Они органически вросли в текст, и сам текст приспособлен к ним, а не они к нему. Каждому такому году, как видит сам читатель, дана в таблеттах особая расширенная специальная красная строка, каковы:

На дощечке I.

Колонка I, строчка 12 и на ней 9-й (сентябрьский год)

Колонка III, строка 3 и на ней 10-й (сентябрьский год)

Колонка IV,строка15 и на ней 11-й (сентябрьский год) и т.д.

А на оборотной стороне дощечки II в колонке 2, на строке 8, т. е. почти в самой средине дощечки, читатель увидит и переход счета лет от псевдо-Трояна к псевдо-Адриану в виде официальной надписи: Новый год Великой Династии.

Значит, хронология дана самим автором этой лже-Птоломеевой записной: книжки и к ней приспособлены положения планет, а не она к ним.

Но обмануть планеты очень трудно и теперь они сами говорит нам: — «мы тут не причем! Тут нас выписали группами из действительных эфемерид, но перепутали свои выписки по малому знакомству с нами и, соединивши общей хронологией, пустили нас гулять по небу, небывалым для нас путем». И я уже показывал в начале этой главы, что фальсификатором таких таблетт мог быть только сам Бругш. Никто, кроме него не смог бы сделать ничего подобного, да и его предупредительные слова астрономам: “19 год этих таблеток должен быть последним годом царствования Траяна, т. е.116 годом нашей эры: ищите тут!” — очень напоминает бывшее перед тем письмо Леверье к Энке в Берлин: "За Ураном я вычислил новую планету: ищите ее в такой то точке неба! У нас в Париже мешают облака!"

Ведь если астроном мог указать на небе точное место невиданной планеты, так почему бы и историку древности не указать точного года дотоле невиданной им загадочной дощечки?

Преосвященный Генри Стобарт только псевдоним Генри Бругша, за которого он спрятался, когда явилась опасность разоблачения. Ведь даже и рассказ Бругша, что Стобарт приехал с этими дощечками в Берлин к нему, еще молодому и мало авторитетному тогда ученому, а не к знаменитому Лепсиусу, неправдоподобен.

Итак, эфемериды "преосвященного путешественника Генри Стобарта" в своей хронологической части безусловный подлог, я употребляю их здесь даже лишь как прекрасный объект для того, чтобы показать общие методы исследования документов такого рода.

Вот, например, еще другой такой метод. Проверим по каждой из них, насколько точно знали вычислители средние времена обращение Венеры и Меркурия. Эти две планеты особенно для нас удобны потому, что древние астрономы, как и мы, считали уже их обращающимися вокруг Солнца или во всякой случае могли отмечать их расстояния от него.

Этот способ исследования важен для нас ещё и тем, что он сразу определяет, считал ли автор созвездия Зодиака неравномерной длины по Альбрехту Дюреру, или признавал их равномерными по 30° в каждом. И считал ли он "священный месяц" (Август, которого некоторые ошибочно считают названным так в честь Октавиана Августа, а, не по существу) предшественником Сентября или отделенным от него 5–6 эпагоменами.

При неравномерности длины созвездий линия LL хода планеты на нашем графике получится мелко зубчатая, так как длины ординат будут пропорциональны длине созвездий, а при равномерности линия LL на диаграмме будет плавная и лишь через определенное число месяцев-созвездий на ней будет периодически появляться очень удлиненная ордината, приходящаяся на те месяцы, когда идёт попятное движение и перспективные стояния планеты на том же месте.

Возьмем прежде всего Венеру.

Я дал выше (глава II, табл. VII, стр. ), как стандарт, реальный путь Венеры с 1831 по 1833 годы, выписав же его из “Connaissance des temps”. А потом (на стр. ... ) я дал такую же графику пути Венеры к эфемериде Бругша (табл. ХV). Сравните ее сами с моей стандартной графикой во II главе, и вы увидите, что здесь соблюдены все особенности нашего стандарта. Попробуем найти по ним и время синодического обращения Венеры, какое употреблял автор исследуемой нами эфемериды при своих вычислениях.

Возьмем, прежде всего, даты из первых двух таблетт, так как в непрерывности их годов у нас нет сомнения.

Вот там, в 13 году эфемериды окончился эпициклический скачок в Козероге, да и в 21 году тоже. Между ними протекло 8 лет = 2922 дням. Венера, как можно видеть по числу длинных линий на диаграмме, сделала в это время 5 синодических оборотов. Разделив на них только что указанные 2922 дня, получаем для синодического оборота Венеры около 584,4 дня с возможной ошибкой на ±1 день. А самое точное среднее время ее синодического обращения, высчитанное по сотням наблюденных оборотов = 584 дня без 0,7852 доли дня. Оно фактически то же самое, так как диаграмматический способ при незначительном числе оборотов не может дать более точного приближения, чем на сутки. Ни один древний астроном, не имея в своем математическом арсенале даже десятичных дробей, не мог вычислить синодический путь Венеры с такой точностью. Ведь не мог же он видеть ее прохождений по диску Солнца.

Но здесь наше удивление увеличивается еще более.

Ранее мы видели и по Сатурну и по Марсу, что между второй и третьей таблеттами, а также между третьей и четвертой зияют перерывы на много лет. А что же мы видим тут? Венера идет через все таблетты без перерыва.

Вот она окончила эпициклический скачок в Близнецах в 19 году на II дощечке, и в близнецах на III дощечке в 27 году, помеченном 8 годом "нового царствования", и между ними прошло 16 лет и 19 ее синодических оборотов. Время синодического обращения ее снова определяется правильно в 584 дня! Венера идет по всем таблеттам правильно сплошь.1 Но ведь по другим планетам тут же перерыв летосчисления! Как это могло выйти? Явно, что составитель таблетт получил в свои руки, какие то отдельные выписки, но по недостаточному знакомству с астрономией наполовину перепутал их, переводя свои выписки на "времена царствований Траяна и Адриана".


1 Обнаруженная нами разница таблетты III на 4 дня, произошедшая от не внесения эпагомен, делается незаметной на протяжении 16-19 лет.

Проверим то же самое и по промежутку между II и IV дощечками, где внешние планеты обнаружили тоже зияющие сдвиги. Вот Венера в Тельце после ? эпициклической петли (на дощечке IV), в 35 году нашего сплошного счета. И в таком же положении она дана и в 19 году сплошного счета на второй таблетте. Разница годов — опять 16, как в предшествовавшем случае, и Венера, как можно рассчитать по числу длинных линий на диаграмме, совершила и в это время тоже 10 синодических оборотов. Опять совершенно верно! Венера по всем четырем таблицам от начала до конца идет без заметных перебоев, обнаруживая сплошную выписку своих дат из каких то абсолютно точных астрономических эфемерид за целых 26 лет! А ведь Сатурн и Марс, повторяю, показали тут два больших перерыва, а Юпитер один явный сдвиг и необходимость второго на выломанном нарочно месте.

Что значит сей сон?

Ответ один: автор имел в руках какие то сплошные записи Венеры для всего нужного ему промежутка или очень близкие циклы и потому не сбился. А для других планет ему пришлось делать новые выписки вследствие утраты прежних, и он перепутал предшествовавшие январю сентябри с последующими за январем.

Посмотрим теперь, что скажет нам и Меркурий.

Для Меркурия я дал в начале этого исследования стандартную графику такого же вида, с зубцами после эпициклов (табл. VIII ), затем я составил такие же условные графики его движения, данного на таблеттах Бругш (табл. XVI, XVII и XVIII). Сходство зубцов опять почти полное на обоих графиках и обнаруживает, в общем, астрономическую правдивость. Но непосредственный вычислитель сделал бы переходы из созвездия в созвездие между эпициклами равномерными, по 16–17 дней, а тут мы видим нередко прибавки или недочеты в несколько дней. Такие неравномерности могли произойти лишь в том случае, если автор списывал свои даты с уже упомянутого мною не раз парижского астрономического альманаха XIX века, в которых вместо прихода Меркурия на границы созвездий даны ближайшие к ним наиболее легко вычислимые долготы, часто отливающиеся от промежуточных градусов на 5, а иногда и более.

И тут же мы видим явное доказательство недавней притом европейской подделки. Автор везде употребляет эпагоменный юлианский календарь, всегда начинающий год с 1 сентября, а выписки взял из европейской эфемериды, начинающей год с января (см. табл. , правый верхний угол границы А1 и А2). Перед этим указано лишь декабрьское солнцестояние в Стрельце, да и то неправильно. Если эту эфемериду составлял египтянин, то он даже и в ХIХ веке начал бы ее с начала своего сентябрьского, а не с европейского январского года.

А вот и еще новое доказательство.

Хотя автором и выписаны даты лишь приближенных к границам его 30-градусных знаков Зодиака, однако можно вычислить и по ним довольно хорошо время среднего синодического оборота Меркурия.

Возьмем тут два почти крайние случая положения Меркурия после его эпи-циклического скачка в 22(3) году — XII-11 в Стрельце и в 9 году — XII-13 в Стрельце.

Между ними протекло около 4747 дней и совершился (как можно сосчитать прямо на диаграмме по числу зубцов) 41 полный синодический оборот. Помножив на него время точного синодического обращения Меркурия 115,8 дней, получим 115,8 х 41 = 4747,9 дней. Фактически это та же самая величина! А разделивши полученные нами по диаграмме 4747 дней на 41 — прошедший в это время синодический оборот Меркурия, получим для времени одного его оборота 4747 : 41 = 115,8 дней с вероятностью ошибки в десятых долях дробной части. А по самым точным современным расчетам, выведенным из тысячи его оборотов, он равен 115,87748.

Оказывается, что отметки автора для Меркурия так точны, что и астрономы XX века могли бы не трудиться над вопросом о времени его синодического обращения, решенном так точно более полутора тысяч лет назад. Они могли бы прямо брать для своих вычислений небесную механику времен Траяна н Адриана!

И такая же точность знаний вычислителя эфемериды Бругша подтверждается всякой другой парой сходственных положений Меркурия в первых двух таблеттах.

Вот, например, хоть положения его после эпициклических скачков: в 19 году — IХ-12 в Деве, и в 13 году — IХ-11 тоже в Деве.

Между ними прошло 6 лет + 1 день, т. е. 2192 дня, и в это время (как мы можем прямо отсчитать по скачкам на диаграмме) было 19 синодических оборотов Меркурия. А разделив 2192 дня на 19, получим для одного синодического оборота Меркурия 115,4 дней вместо точных 115,87. Опять только дробная разница, неизбежная при вычислении по такому малому числу оборотов и при общеизвестных неравномерностях движения Меркурия по его орбите.

Как же мог все это знать древний автор? Никак не мог. Это или специальные вычисления новейшего астронома на заданный ему период времени, или выписки из современных астрономических альманахов для тех лет, в которые, по мнению Бругша, Меркурий шел как при жизни Птоломея Александрийского.

Разберем теперь Меркурия с точки зрения астрономической логики на третьей дощечке.

Вот, например, во вступительном ее куплете, соответствующем положению его в 22 году дощечки II, мы видим его 17 января после эпициклической петли на переходе в Козерог из Стрельца. И то же самое находим мы в 28 году 19 января. Хотя между ними и разрушены все надписи о Меркурии в 25 и 26 годах эфемериды, но на нашем графике мы легко восстанавливаем, что Меркурий и тут сделал, как всегда, около 3 синодических оборотов в год, как и показано пунктирными линиями на диаграмме таблицы XVII. Выходит, что за 6 лет + 2 дня, прошедших между только что отмеченными сходными положениями, произошло 19 его синодических оборотов в 2124 дня. Разделив это на 19, получаем для одного синодического оборота Меркурия 115,5 дней, тогда как самые точные определения дают 115,87748.

Опять ни один вычислитель до самых новейших не мог знать синодического оборота Меркурия с такой точностью.

Перейдем теперь и к IV таблетте. Вот и для нее такая же диаграмма, как для предшествовавших (на общей таблице XVIII). И она внутри себя самой вполне правдоподобна. Какое время принимал автор для синодического обращения Меркурия при составлении ее?

В ней нет вполне одинаковых вхождений Меркурия в одинаковые созвездия, но есть очень близкие друг к другу, что тоже годно для наших целей.2


2 Негодны только малые промежутки вроде двухлетнего, так как из них нельзя сделать удовлетворительного среднего вывода.

Таковы, например, вхождение Меркурия после эпициклической петли в Рака 10 июля 30 года эфемериды в его вхождение во Льва при таких же обстоятельствах через 5 лет + 32 дня в 35 году эфемериды 12 августа. Между ними прошло 1858 дней и 16 синодических оборотов Меркурия (кок можно сосчитать на диаграмме по числу ее длинных ординат). А разделив 1858 дней на 16, мы имеем для синодического оборота Меркурия достаточно точное число 116 дней вместо 115,87748.

Итак, внутри каждого из трех отделов эфемериды Бругша сделана особая выписка положения Меркурия из каких-то очень точных эфемерид. Это обнаруживается вне всяких сомнений.

Теперь посмотрим и на переходы Меркурия от одного отдела к другому .

Вот два огородные положения Меркурия в Стрельце: на IV дощечке мы читаем год З4-VIII-9 Лев и на III дощечке имеется год 2З-VIII-8 — Лев.

Между ними прошло 11 лет, т. е. 4118 дней и 35 синодических оборотов Меркурия. Помножив на них его реальное синодическое обращение, равное 115,8 дней, получаем 4054 дня, т. е. Меркурий отстал на целых 36 дней от должного положения. Значит, между III и IV таблеттами существует сдвиг положений Меркурия, аналогичный сдвигам других планет, кроме Венеры. Это показывает уже не на вычисление по другому циклу, а на то, что составитель таблетты взял даты по ошибке из какой то другой своей выписки.

Взглянем теперь и на Марса с этой же точки зрения. Даже и Коперник считал среднее время его звездного обращения в своей гениальной книге «De revolutionibus orbium coelestium» равным в точности 2 годам, как считали и в средние века по склонности видеть во всей вселенной цельно-численные соотношения, и только после Тихо де Браге определили, что в действительности среднее время звездного вращения Марса равно 1,88 года.

Каким же считал его воображаемый автор этих таблетт, раз они не наблюдения, а вычисления, как показали еще Эллис и Био?

Уже по одному совпадению хода Марса по созвездиям с реальным ходом наших графиков (табл. XIV, стр. ... ) мы видим, что автор считал время его звездного обращения совершенно таким же, как и мы. Иначе, на протяжении 14 лет, имеющихся на первых двух таблеттах, Марс значительно отстал бы от наших таблиц, или ушел бы вперед.

Вот хотя бы по одному примеру для каждого из трех кусков его эфемериды.

Вот в 11-м году эфемериды на дощечке I Марс (табл ... ) показан 13 марта в Тельце, между двумя эпициклическими петлями и почти при таких же условиях он оказывается около 18 марта в 28(9') эфемериды. Между этими двумя одинаковыми положениями прошло 17 лет и 5 дней, т. е. в сумме 6214 дня. Марс в это время сделал 8 синодических оборотов и на каждый приходится 778 дней, а по лучшим нашим современным определениям средний синодический оборот Марса равен 779,0 дням. Разница в один день далеко внутри предела неточностей, обнаруживаемых зубчатостью нашей диаграмматической линии и явно происходит оттого, что в “Connais-sance des temps” даны не точные вхождения в 30-градусные промежутки эклиптики, а начала месяцев, отступающих от начал соответствующих знаков зодиака, нередко даже и на 5–6 дней, и притом различно в различные годы, судя по удобствам вычисления.

Значит, автор пользовался именно этим знаменитым сборником, непрерывно ведшимся со времени его основания Пиккаром в эклиптикальных координатах, и только со второй половины XIX века переставшим переводить экваториальные координаты (т. е. прямые восхождения и склонения) на эклиптикальные широты и долготы, с наименованием первых 30 градусов от точки весеннего равноденствия Овном, вторых 30 градусов — Тельцом и т.д.

Итак, на протяжении первых трех таблетт Бругша, несмотря на путаницу, обнаруживающуюся в 23(4’) и 25(6’) годах эфемериды, конечные годы являются логическим продолжением начальных.

Но вот, мы переходим к продолжению этой же самой эфемериды на дощечке IV.

На ней в 33(14') году 14 мая Марс показан в Овне, и в нем же при аналогичных условиях (за 4 созвездия до эпициклической петли) мы видим его и в 18 году 6 мая. Между обоими этими датами прошло 15 лет и 8 дней, т. е. в сумме 5487 дней.

Если мы будем считать по большим зубцам на нашей диаграмме, то между обоими этими датами прошло 8 синодических оборотов Марса, и разделив полученные дни на это число, мы получим для одного синодического оборота 686 дней вместо действительных 779, т. е. на 93 дня менее! Такая ошибка вычислителя, знающего так точно время обращения и Меркурия, и Венеры, и самого Марса, как мы видели из только что приведенного примера, совершенно немыслима. Но первый же взгляд на нашу диаграмму объясняет нам, в чем дело.

Мы уже показали, что выскобленный в начале IV дощечки оборот Марса в 29–30 годах эфемериды был вариантным повторением его оборота в те же 29–30 годы в конце дощечка III. Значит, тут было не восемь, а только 7 синодических оборотов Марса, и, разделив на них те же 5487 дней, мы получаем уже для одного его оборота 783 дня, лишь около 4 дней более, чем нужно .

Однако, за взятый нами 15-летний интервал они дают уже избыток в 54 дня, что не может быть результатом обычных неточностей вычисления или выписывания из уже готовых эфемерид: все числа таблетты IV пришлось бы считать двумя месяцами ранее, чем они даны. Это можно объяснить только одним способом:

Дублирование годов 29 и 30 произошло потому, что составитель эфемериды, чувствуя себя мало компетентным в этом деле, поручил кому то составить дальнейшие синодические обороты Марса со времени его оборота в 29–30 годах, думая, что тот начнет вычислять вслед за ним, а бессознательный помощник сделал ему вычисление включительно с этими годами, но по другому циклу, в котором вхождения Марса в последующие созвездия приходились почти на два месяца позднее нужного.

Чтоб сделать эту неувязку более наглядною, я перевел ее на диаграмму (рис.). Автор, чтобы затушевать свой недосмотр, указанный ему потом, употребил здесь особенные усилия: он совсем выскоблил в начале дощечки IV два вариантно-дубликатные года (29 и 30), уже имеющиеся в конце дощечки III. Но я восстановил их с достаточно большим приближением по 15-летнему циклу Марса, выявленному мною на диаграмме …. (стр.). И что же мы видим?

Положения Марса на дощечке IV для 29 и 30 годов совсем не похожи на своих двойников на дощечке III. На третьей дощечке эпицикл Марса приходится между Козерогом и Водолеем, а на четвертой дощечке между Овном и Тельцом. На третьей он был от апреля по сентябрь, а на четвертой он же был показан между июлем и январем! Ошибка в этих моих экстраполяционных определениях не может превышать десяти или пятнадцати дней.

Теперь нам понятно, почему автор выломал из колонок Марса все его положения в повторных 29 и 30 годах эфемериды. Они были бы безусловной уликой его подделки, потому что если б это было случайное повторение того же самого, то все числа и месяцы повторяли бы друг друга, а не представляли бы собою совсем других дат.

Автору необходимо было бы совсем уничтожить эту эфемериду и приняться за составление новой, но ему, может быть, жалко было уже потраченного труда и материальных средств, если компиляции из “Connaissance des temps” были платные. Кроме того, могла ли у него быть уверенность, что новые эфемериды не будут содержать новых неувязок? Ведь для того, чтобы гарантировать себя от обличения, надо было заказать под разными предлогами разным лицам сделать по клочкам весь комплекс выборок, и скомпоновать их в последовательную эфемериду самому лично. А при недостаточно ясном представлении о движениях небесных светил, какая у него могла быть уверенность, что новые эфемериды для времени отца астрономии не будут хуже первых?

Оставалось как-нибудь привести в годный вид уже готовое. И вот, после того, как какой-нибудь приватно консультированный на счет астрономической осмысленности этих выписок мало известный астроном-любитель или даже студент по астрономии, указал ему на сразу же бросающиеся в глаза неувязки, составитель и решил употребить уже давно практикующийся в египтологии и ассириологии прием: выскабливания обличающих мест, и лишь после такой "чистки" показать свое изобретение астрономическим знаменитостям, вроде Био и Эри, и опубликовать их в качестве якобы вывезенных из Египта преосвященным Генри Стобартом.3


3 См. об этом в VI томе "Христа" относительно египетских реликвий, а относительно ассирио-вавилонских, например, Кодекс Аму-Раби, о котором будет в следующем томе.

Теперь нам остается лишь выяснить: по какой причине выскоблен Марс, кроме этого места, еще и в начале дощечки III, где были даты для 23(4') и 24(5') года эфемериды. Но и там дело совершенно ясно. Его тайный и, вероятно, бессознательный помощник, знакомый с цикличностью движений Марса, начал свои расчеты в 24(5') году, как обыкновенно, с первого знака Зодиака — с Овна, не зная, что его предшественник окончил свои расчеты в этом году на Стрельце — последнем созвездии не мартовского, а январского года. В результате и пропустились приходы Марса в Козерога, Водолея и Рыб (табл. в самой средине нижней полосы).

Этот зияющий недосмотр проще всего было объяснить забывчивостью само-го Птоломея Александрийского, который переписал, мол, для императора Адриана эту эфемериду уже в глубокой старости, но составитель, очевидно сообразив, что тут кроме созвездий пропущены и соответствующие им месяцы, употребил снова обычный прием выскабливания соседних строк.

О других мелких ошибках я уже не говорю.

Таков печальный результат нашего исследования опубликованных Генри Бругшем Птоломеевых эфемерид, будто бы переданных ему преосвященным Генри Стобартом по нашим наглядным диаграммам!

Читатель видит, что результат этот очень неутешителен. Вместо сплошной хроники очередных небесных событий, как нам тут внушено, обнаружились три совершенно различные выписки, искусственно связанные между собой Венерой и общей хронологией таблеток. Это уже не простая ошибка старинного автора или астронома-переписчика, а заранее обдуманный подлог человека, достаточно знакомого с демотическим письмом (не из грамматики ли самого Бругша, как видно по употребленным здесь некоторым оригинальным зодиакальным значкам?), но имеющего не вполне достаточные сведение по астрономии. Это сделал не профессиональный астроном и не астроном-любитель, а человек, познакомившийся с астрономией единственно с практической целью. Он или заказал, не обнаруживая своей цели, каким-нибудь студентам по астрономии сделать ему вычисления по частям, а потом их же перепутал при переписке на таблетты, или сам знал, что обращения всех планет распадаются на циклы, в каждом из которых приблизительно повторяются прежние геоцентрические положения, и потому задавшись целью составить фальшивую эфемериду, относящуюся ко времени отца астрономов Птоломея, просил какого-нибудь современного астронома показать, когда в XIX веке каждая планета приблизительно проходила зодиакальные созвездия в том же геоцентрическом виде, и как переложить григорианские даты на эпагоменный календарь? А это последнее сводилось к простому счету во всех месяцах по 30 дней с прибавкой остаточных 5–6 дней года после августа: задача, которую решит всякий студент по астрономии.

Но по неясному представлению реального хода планет, автор таблетт запутывался в тех случаях, когда не имел возможности продолжать прежний цикл по причине отсутствия в своем распоряжении дальнейших книжек астрономического ежегодника. Тогда он был должен искать нового приблизительно подходящего цикла в предшествовавших книжках и продолжать выписку по ним. Этим и объясняются все его мелкие сдвиги. А три крупные, отмеченные мною сдвига, показывают, что, кроме того, он перепутал между собою и целые серии отдельных записей.

И вот мы снова, и другим способом, чем ранее, пришли к тому же самому заключению: эфемериды Бругша — его собственный предумышленный подлог.

Никакого мистера Стобарта не было! Брошюрку от его имени издал сам Бругш, так как в типографиях не спрашивают паспорта автора и масса книг печатались под псевдонимами. Для чего же Бругш это сделал?

Конечно, с целью получить от германского правительства средства для новой командировки, после того как он истратил выхлопотанную ему Гумбольдтом, не найдя в Египте ожидаемых им кладов. На это указывают и даты событий. По первой командировке, едва кончив университет, Бругш на 25 году жизни уехал в Египет в 1853 году и возвратился в 1855 с книжкой <…> и с этими самыми эфемеридами, изданными им после эффектной переписки с французским астрономом Био в Берлине в 1856 году. Тотчас же после ее выхода и рассылки лицам, имеющим власть, Бругш получает вторую командировку в Египет и пребывает там до 1857–1858 г.г. Цель его была достигнута: он стал известным египтологом и обнаружил в себе, как говорится, "очень прагматического" человека. В 1860 году он командируется в Персию, но быстро возвращается, почувствовав, что рассказы о ее археологических чудесах не подтверждаются. В 1864 году он уже прусский консул в Египте, в 1868–1870 — профессор египтологии в Геттингене. Но, получив приглашение от египетского хедива Измаила поступить к нему директором основанной в Каире египтологической школы, отправляется туда и состоит на египетской службе до смерти Измаила в 1871 году, получив титул Бругш-паши. С 1879 года он был профессором Берлинского университета, в 1882 году сопровождает прусского принца Генриха Карла в его путешествии по востоку, с 1884 годя член прусского посольства в Тегеране, с 1886 читает лекции в Берлине, но в 1891–92 годах едет опять в Египет осматривать вновь открытые там памятники древности и умирает знаменитостью в 1894, на 67 году жизни, написав массу книг. Трудолюбие его действительно огромно, но ясность исторического зрения затемнена любовью к почету и сенсации.

Этим я и мог бы закончить свое исследование эфемерид Бругша, но мне хочется еще показать читателю, насколько вычисления Эллиса в Лондоне сходятся и не сходятся с реальными движениями планет в неправильно предполагаемое время жизни астронома Птоломея-Богоборца в каждой из трех отдельных эфемерид, обнаруженных нами на таблетках Бругша-Стобарта, т. е. сделать их историко-астрономическую разведку по общему способу, данному мною в IV томе "Христа".

Забудем все, что я здесь говорил, и посмотрим, что скажет нам общий метод. Посмотрим, что тут скажет нам еще "логика Солнца", к которой мы еще не прибегали в этом исследовании.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz