Н.А.Морозов / «Христос». 2 книга. / ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОДЗЕМНЫЕ СИЛЫ. /


ГЛАВА V.
ДЕСЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ ВЕЗУВИЯ.

 

 

Был ли Моисей?

С новой точки зрения этот вопрос сводится к другому: суще­ствовал ли когда-нибудь коллектор моральных требований древнего общества, письменно оформивший их в документе, называемом «Десятью заповедями»?

Конечно, существовал, так как эти заповеди—факт, и кроме того, все десять соединены между собою в монолитное произве­дение. Это—первый свод законов земного человечества, написан­ных несомненно одним лицом.

Но был ли автором его именно Моисей, имя которого они носят? В этом можно сильно сомневаться именно потому, что они—кодекс обязательных законов. Ни один из таких кодексов не носит имени своего автора. Французский свод законов получил название «Кодекса Наполеона I», хотя и был выработан в 1800 —1804 году не им, а комиссией Тронше, Бито, Порталиса и Мельвиля. Ста­ринный русский свод законов называется Уложением царя Алексея Михайловича (1649 г.), хотя этот царь едва ли мог грамотно соединить между собою даже несколько фраз на бумаге. Свод законов Юстиниана (Codex Iustiniani, 528—533 г.) тоже был выработан без малейшего участия этого латино-эллино-сирийско-египетского императора и т. д.

Почему же все собрания законов носят имена не их действительных авторов, а царствовавших при них императоров? Потому что мало было составить свод законов, надо было иметь физическую силу для того, чтобы заставить людей им повиноваться, а эта сила была в древности только у царей.

Все это приложимо и к первому человеческому кодексу. Он носит имя десяти заповедей Моисея, т. е. избавителя, 1) не потому, чтобы он был написан этим человеком, а потому, что человек этот был признанный властелин, имевший физические средства, чтобы заставить население своей страны исполнять данные предписания. Сами же заповеди были написаны одним из ученых его времени, и скорее всего Ароном, имя которого значит—просветитель. 2)

Так и выходит по нашим наведениям, отожествляющим Арона с Арием, а Моисея с императором Диоклетианом. Значит, вернее было бы назвать эти заповеди Кодексом Диоклетиана. Он невелик и неполон, но именно таким и должен был возникнуть первый кодекс. Пополнять и исправлять его потом было уже легко.

Рассмотрим же историю его происхождения.

Вот перед нами целых четыре библейских книги, называемые в переводах Исход, Левит, Числа и Второзаконие (вернее Богословие), и во всех их фигурирует одна и та же могучая личность, которую раввины зовут Мойша, арабы Муса, немцы Мёзе, французы и англичане Моиз и русские по греческому произношению—Моисей. Эта личность фигурирует сразу и как поэт, и как законодатель, и как величайший из магов-чудотворцев, и как вождь своего народа на его пути среди дыма, огня и землетрясений по бесплодной степи в обетованную землю, до которой он только довел его, но не ввел, а лишь увидел эту страну с Горы Пророка (НЕВО), с вершины Перевала. 3)

Есть ли что-нибудь реальное в этой фигуре? Как маг-чудо­творец он, конечно, совсем мифичен, но как законодатель и поэт он имеет все свойства действительно существовавшей личности. Когда он жил и где действовал?

Для выяснения этого обратимся к обстоятельствам, при которых были составлены «Десять заповедей». Тут с первых же строк мы видим опять великолепное описание извержения Везувия.

«На третий день после новолуния,—говорит 19-я глава книги Исход (ст. 16),—при наступлении утра были над горою «Опусто­шителем») громы и молнии и густое облако и очень сильный трубный звук, так что затрепетал весь народ, бывший в этом месте. Избавитель повел его навстречу отцу богов (АЛЕИМ). Но народ остановился у подошвы горы. Гора же вся дымилась оттого, что Громовержец сошел на нее в огне, и дым от нее поднимался, кандым от печи (рис.41). Вся гора сильно содрогалась и трубный звук на ней увеличивался все более и более. Эта отец богов отвечал Избавите но громовым голосом и при­зывал его на вершину юры»


1) משח (МШЕ)—значит избавитель, спаситель, но гебраисты думают, что это происходит от слова משוי (МШУИ), которое по книге Исход (2.10) толкуется, как—вынутый (очевидно не иначе, как из воды!).
2) אהדן (АЕРН)—просветитель, от אהך (АЕР)—светить.
3) פם-גה (ПС-ГЕ)—переход границы, холм (Второз. 34, I)


Рис. 71.
Ставрос (кол, крест)—по-гречески и Сион (столб, путеводный знак) по-еврейски, над Везувием при извержении 1822 года, облачный днем и огненный ночью.



Рис, 70.
Кратер Этны в 1874 году. Вероятный «горящий и не сгорающий куст Моисея»

Избавитель взошел на гору, но Громовержец сказал ему там.

—«Сойди и предупреди народ, чтоб он не поднимался сюда из желания видеть то, что здесь происходит, иначе он погибнет

Даже и священники (КЕН) не должны приближаться, чтобы не поразил их я. Взойди только ты и Арон (а далее сказано, что с ним ходил туда и Иисус).

«И (Когда избавитель и Арон поднялись туда вдвоем) бог Громовержец сказал (грохотом вулканического извержения):

1. «Я твой бог-Громовержец 4) и да не будет тебе другого бога перед моим лицом.

2. «Не сотвори себе кумира и никакого изобра­жения из того, что есть на небесах вверху, и на земле внизу, и в воде под землею, чтобы поклоняться им или служить им.

3. «Не произноси имени Громовержца твоего бога (АЛЕИХ) без нужды

4. «Помни день субботний, чтоб осве­щать его. Шесть дней работай и соверши в них все твои дела, а день седь­мой суббота да будет твоему богу Громовержцу (ИЕУЕ АЛЕИХ).

5. «Почитай твоего отца и твою мать, чтобы продлились твои дни на земле, которую дал тебе Громовержец твой бог.

6. «Не убивай.

7. «Не развратничай.

8. «Не кради.

9. «Не произноси лжи на твоего ближнего.

10. «Не пожелай себе ни дома твоего ближнего, ни жены его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его и ничего, что есть у ближнего твоего».

«Весь народ видел громы и пламя, и трубный звук на «Дымящейся горе». Он отступил в ужасе, встал вдали, и сказал Избавителю:

«— Пусть боги (АЛЕИМ) всегда говорят с тобой одним а то мы все умрем».

Избавитель приблизился к мраку (т. е. к облаку пепла над Везувием), где был отец богов, и бог дал ему еще много других, гражданских законов и определил меры искупления.

Скажите же сами, читатель: что тут описано? Мне кажется, даже и спрашивать не надо. Здесь великолепно описано извер­жение огнедыщащей горы, которая в одних местах называется латинским именем Ужасная (Horribilis, а по библейской транскрипции—Horib 6), а в других местах Сини, тоже от латинского sinus, т. е. недро, бездна, как у Сенеки: dehiscit terra et immenso sinu taxata patuit (разверзлась земля и была поражена огромной бездной). Это же начертание СИНИ употребляется и для обозначения Китая, а в средние века стало употребляться и для полу­острова Синая, потому что средневековые теологи сослали описанное здесь извержение на Синай, хотя эта гора такого же происхождения, как и все обычные горы, и никогда не обнаруживала вулканических явлений, как видно из приложенной карты Синая (рис. 72).


5) ИЕУЕ или ИОВЕ—латинское Иовис—т. -е. Зевс-Громовержец. Снова обращаю внимание на единство латинского Иовиса и библейского Иеве (переделанного в Иегову). Слово Юпитер составлено из Йевис-патер, т. е. Иеве-отец. Собственна говоря, я должен бы здесь перевести: «я Юпитер твой бог», но чтобы объединить одним именем это божество и для латин. и для греков, и для авторов библии, я употребляю слово Громовержец, как общий аттрибут.
6) Во второзаконии 1,6 повсюду эта гора называется (ХРБ)—опустошитель.


Рис. 72.
Геологическая карта Синайского полуострова. Смысл обозна­чений показан нумераии под картой, при чем:

1) древние сиенитовые породы, обнажившиеся на южной части;

2) слои мелового известняка;

3) эоценовый известняк;

4) эоценовый песчаник;

5) новейшие осадки Нила и моря и

6) море.

Нигде нет ни малейших следов вулканической деятельности, вроде описанной в библии:
 меловой известняк не обнаруживает никаких прорывов со времени своего водною возникновения.

А между тем извержение здесь нарисовано так ярко и отчетливо, что сделать его мог только человек, непосредственно восходивший на вулкан в активное время. А древний мир, повторяю, не знал других вулканов, кроме Этны да Везувия. Это несомненно было одно из первых великих извержений Везувия, когда все кругом бежало в суеверном ужасе, и только у одного смельчака любознательность заглушила страх. Влекомый любопытством, он стал часто подниматься на эту гору и даже оставался там и по ночам, в мистическом экстазе наблюдая проявления мощных сил природы. Поэт в душе, он, как Иоанн на Патмосе, вдруг почувствовал в это время, будто природа бережет его, как сына, и говорит ему своими громами и сотрясениями земли:

—«Я единый твой бог и да не будет тебе другого бога, кроме меня».

Так говорило потом и море в грохоте бури и прибоя—Иоанну:

—«Я первая и последняя буква алфавита».

Воображение подсказало смельчаку на Везувии и остальные заповеди по общим законам пробудившегося поэтического твор­чества.

Он сошел с горы и принес своим согражданам эти десять заповедей, а они, уже привыкшие относиться к нему с суеверным страхом, как к человеку, лицом к лицу беседующему с самим богом громовержцем, с благоговением приняли его заповеди, как откровение свыше.

Значит, место действия «легенды об авторе десяти заповедей» была вершина Везувия, его Сомма—переделанная но созвучию в Синус, т. е. недро, бездна, а время—первое историческое извержение этой горы.

Легенда говорит, что вместе с Избавителем ходили туда и брат его Арон, и юный Иисус. Считая Арона за Ария, умершего по исторической традиции в 336 году, когда евангельский Иисус мог быть только мальчиком, мы можем заключить, что это извер­жение Везувия было немного раньше первого вселенского собора древних ученых и теологов (325 г.), и может быть даже сам этот собор был вызван грозными сейсмическими явлениями, начавшимися в Италии и закончившимися гибелью Геркуланума и Стабии. Если на этом соборе, как нам говорят, был выработан первый пункт известного символа веры: «верую во единого бога отца, вседержителя, творца неба и земли, всего видимого и невидимого», а остальные пункты символа были прибавлены последующими соборами, то этот собор и является лишь офици­альным утвердителем первой из десяти заповедей, составленных под аккомпанимент грохота огнедышащей горы и колебания ее вершины. Значит это было лет на сто ранее описанной выше гибели Помней—Иерусалима.

В таком случае Избавитель (Моисей) налег бы у нас на Николая-чудотворца (имя которого значит: «победитель народов»), и ссора последнего с Арием была бы аналогична ссоре библейского Избавителя с Ароном из за «золотого тельца». Однако, Николай-чудотворец, как показали позднейшие исследования, легендарен и во многом списан с Николая, пинарского чудотворца, жившего в V веке. Потому я и считаю Моисея за Диоклетиана, а присутствие здесь Иисуса (Навина, т. е. Христа: герб обоих была рыба) есть как будто анахронизм. Он едва ли уже родился в это время или же ко времени столбования ему было не менее 60 лет. Что же касается до места, то, как мы уже видели, здесь все показывает на Везувий и на Флегрейские поля с их знаменитой Сальфатарой, жерло которой непрерывно выделяет удушливые сернистые газы, убивающие все кругом. Этот кратер считался спуском в ад, и не трудно догадаться, что он и есть библейская гора Сеир (ШЕИР), гора козлоногого чорта.

Для того, чтоб еще лучше ориентироваться в упомянутых здесь местностях, я возьму библейскую книгу Богословие, 7) неправильно названную в наших переводах Второзаконием. Сравнительно с другими тремя книгами в ней мало легендарных прибавок. Это, по моему мнению, и есть первичная Сефер-Тора современных раввинов. Остальные три книги присоединены к ней много позже, и потому, наоборот, сами являются как бы второзакониями.


7) אכח־ח־ךברים (АЛЕ Е-ДБРИМ)—«Вот Слова», считая АЛЕ за вот.

Вот как говорится в этой книге о распространении только что приведенного закона «Избавителя» в продолжение первых 40 лет.

 

Из главы 1.

«Через сорок лет (со времени бегства из Миц-Рима, т. е. из окрестностей Везувия, 1,3) в первый день одиннадцатого месяца (января) Избавитель сказал народу:

—«Громовержец, наш бог, говорил нам на горе Опустошителе (Везувие: 8) «Полно вам жить на этой горе (1,6). Отправляйтесь в путь и пойдите (проповедывать единобожие) в родные горы и ко всем соседям в равнинах, горах и долинах, и в Южном крае, и на берегу Генуэзского моря 9) и на Монбланских горах 10) вплоть до великой реки Прута (Дуная 11)».

«Но так как мне одному было непосильно улаживать все ваши затруднения и распри (1,12), то я взял из вас мудрых и известных мужей и сделал их над вами тысяченачальниками, сотниками, пятидесятнbками, десятниками и надзирателями. Мы отправились от горы Опустошителя (Везувпя, 1.19) и шли по всей этой великой и страшной степи (по Флегрейским полям) и дошли до Умбрийских гор (ХРЕ-АМРИ), которые дает вам Громовержец, ваш Бог, и дошли до Кадикса на Роне». 12)

Здесь автор, повидимому, называет Кадиксом на Роне современную Женеву, так как далее говорит об очень страшных горах.

«Мы повернули в пустыню по дороге к Краевому морю, 13)— говорит глава вторая,— и много времени кружились около Чортова хребта (Diablereux в верхне-Ронской долине за Женевским озером), но Громовержец мне сказал:

—«Полно вам обходить эти горы! Обратитесь к северу и идите мимо границы ваших братьев, сынов Эсу, живущих на Чортовом хребте, но не начинайте с ними войны, потому что я отдал им эту гору. Все съестное покупайте у них на серебро».


8) ХРБ (חרב)—опустошитель.
9) כנון (КНУН)—переводят Ханаан и относят в пустыню на берега Мертвого озера, а я считаю, что здесь по условиям рассказа может идти дело лишь о Генуэзской области: Кенуя вместо Генуя.
10) לבנון (ЛБНУН)— значит белый, тоже самое, что и Mont Blanc—Белая Гора.
11) Я считаю, что за Монбланом не может быть другой великой реки, а слово ПРТ, созвучное с современным именем большого северного притока Дуная, могло быть ранее именем всей этой реки до моря.
12) קדש ב־רנע (К ДШ В-РНЭ)—Кадикс на Роне.
13) ים םןף (ИМ СУФ)—Море Края.

Из главы 2.

 

«И мы шла мимо наших братьев на пути, идущем по рав­нине от Айлта и Эцин-Гебра, потом повернулись и пошли по дороге к равнине. Там Громовержец мне сказал: «Не вступай здесь во вражду с жителями, потому что я отдал Эр (Юру) во владение латинам. Прежде жили там амиены (АМИМ)—великий и многочисленный народ, высокий как англы (ЭНКИ—янки 14). Они прежде считались рафами (РФА), как и англы; туземцы же называют их амиенами (2.11), а на Чортовой горе прежде жили геры (ХР), но дети Эсу (Рима) прогнали их и поселились вместо них. А теперь идите в долину Зард (ЗРД)».

«И мы шли от Кадикса на Роне (КДШ В-РНЭ) до долины Зард 38 лет, пока не вымерли все наши совершеннолетние мужчины, сожалевшие о прежней жизни».

Затем автор, позабыв, что он перед тем говорил об амиенцах и энках, опять повторяет буквально то же самое через несколько строк (2,18), и заканчивает:

«Встаньте же и перейдите реку Арно (АРНН), я передаю в ваши руки Сихона (СИХН), царя Козней (ХШБУН), и его землю (повидимому Геную).

«Я послал к нему послов из восточной равнины с мирными словами, но он вышел сражаться против нас со всем своим народом при Иеце. Мы завоевали все его города от Эрера на берегу Арно, до Холма Свидетельства (ГЛЭД), только к земле Эмов (ЭМУН—вероятно французов, называвших друг друга атi) мы не подходили по прибрежью потока Ивка (ИБК)».


14) עוק («ЭНК»)—корень слова «Англия» (ЭНГ-ЛЕНД).

 

Из главы 3.

 

«Здесь мы повернули назад и пошли по дороге к Васану (до сих пор город Bassano в Ломбардии). Но царь этой страны Ог (Эуг) вышел против нас на сражение при Адрии (которая до сих пор существует под этим именем, близ устья реки По, а река По у древних латинских авторов и называется Иорданом—Eridadus—соответственно библейскому начертанию Ирдн и своему имени среди созвездий). Мы поразили его и завоевали все его многочисленные города, укрепленные высокими стенами, воротами и запорами (Верона, Падуа, Феррара, Болонья, Парма, Модена; нигде не 6ыло в средние века столько больших городов), всю Арговскую область (АРГБ), от потока Арно до Германских (ХРМУН) гор (Тироля), которые венецианцы называют ШРИН, а умбры (ЭМ-РИ) называют ШНИР. Только Ог один остался из всех рафов. И вот гроб его железный, вот он в Равенне (РВЕ) у умбров, длина его девять мужских локтей, а ширина четыре (3.11)» (гробница Теодориха Готского 454—526 г. в Равенне). «Желал бы я увидеть и ту добрую землю за Эриданом, Венчанную Гору (Monte Rosa?) и Монблан (ЛБН—белая гора), но Громовержец разгневался на меня за вас и сказал мне:

—«Полно! Не говори мне более об этом. Взойди на вершину Пасги (ПСГЕ), подними глаза твои к западу, и к северу, и к югу, и к востоку, и дай наставление Иисусу, потому что он введет народ во владение землею, которую ты увидишь (3.28)».

Затем рассказывается, как Избавитель начал делать наставления тут же в долине около дома Пасти (ПЭУР).

 

Из главы 4.

 

«Храните свои души, чтобы не забыть вам о том дне, когда вы стояли перед Громовержцем, вашим богом, у горы Опустошителя (Хориб—horribilis), а гора горела огнем до самых небес при мраке, облаке и туче, и говорил вам Громовержец из среды огня, и вы слышали его голос, но не видели его фигуры (4.11). Он вывел вас оттуда, из Миц-Рима, из железо­плавильной печи, чтобы вы были его избранным народом (4.20)».

«Слышал ли какой-нибудь народ голос Громовержца, говорящего из среды огня и остался ли после того жив? Пытался ли какой-нибудь бог избрать себе народ из среды другого народа знамениями и чудесами, и испытаниями, и войною, и великими ужасами, как сделал это Громовержец ваш бог в Миц-Риме перед вашими глазами? С неба дал он слышать вам свой голос и на земле показал вам свой великий огонь, и вы слышали его (гро­мовые) слова посреди огня» (4.36).

«Так,—прибавляет рассказчик,—говорил Избавитель на берегу Эридана, когда его сторонники овладели землею на восток от Эрэра на берегу реки Арно до горы Сиан (ШИАН), т. е. Германской (ХРМУН), и до моря равнины при подошве Пасги» (4.49).

Какое же это Море Равнины при подошве горы Пасги?

Пасгой названа в библии вершина какой-то горы Нево (НБУ), имя которой обозначало также и планету Меркурия. Если принять это в астральном смысле, то можно взять созвездие Девы или созвездие Близнецов, как астрономические дома Меркурия. Однако, несмотря на всю мою склонность к объяснению загадочных мест библии астральной символистикой, я не решаюсь здесь прибегнуть к этому способу. Тут все еще дышит грохотом извержения Везувия, и потому я только пробую перенести место действия из Палестины, где все это явно неприемлемо с геогра­фической точки зрения, в Италию и ее окрестности.

Я признаю за моим читателем полное право найти что-либо лучше того, что я предложил ему гипотетически в предыдущих строках. «Ищите и найдете»—говорил евангельский учитель, но только искать надо с разумением, а не как попало, иначе вы можете ткнуть пальцем на карте во что-нибудь не многим лучшее, чем Мертвое море. По отношению к огнедышащей горе, на которой, по словам библейских книг, были расслышаны Избавителем в раскатах грома десять заповедей, не может быть другого выбора, как Везувий; город Адрия, куда Избавитель привел беглецов из опустошенной Везувием цветущей местности, здесь назван прямо; народ умбры назван умры (или эмры); город Бассано к северо-западу от Венеции назван прямо по имени: Вассан. Город Масса (Исх:. 17.7), где Моисей извлек воду из скалы ударом своего посоха, существует и теперь к северо-западу от Феррары. Город Реховот, где царствовал Саул над Эдомом (Римом,— Бытие 36, 37) и теперь называется Реджио, к востоку от Пары—библейского Парана (Втор. 33.2 и Числа 10.12).

Значит и поток Арнон есть итальянская река Арно, и гора Ливан есть Монблан, так как оба слова значат на своих языках одно и то же: Белая Гора. Гора Сеир значит Чортова гора, и мы действительно имеем в верхнем течении Роны раньше, чем она впадает в Женевское озеро, Чортовы горы (Diablereux); кроме того и Флегрейские поля заслуживают такого же имени; и современная река По действительно называется у латинских авторов Иорданом. Остается только отожествить и другие библейские названия с именами, находящимися на современных картах Италии и близких к ней стран.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz