Н.А.Морозов / «Христос». 2 книга. / ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОДЗЕМНЫЕ СИЛЫ. /


ГЛАВА VI.
ВТОРОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И СМЕРТЬ МАГА-ИЗБАВИТЕЛЯ.

 

 

В библейской книге «Второзаконие» (в главе 5) Избавитель повторяет своим спутникам уже известные нам десять заповедей и прибавляет к ним целый ряд второстепенных, отчасти риту­альных, отчасти гражданских постановлений. Это и есть первичное «римское право» наших юристов, но уже переработавшееся в средние века. Некоторые его детали принадлежат несравненно более позднему автору, так как дышат такой страшной нетер­пимостью, которой не может быть при начале новой, идеологии и которая могла выработаться только вследствие испытанных ее сторонниками гонении и жестокостей.

Так в седьмой главе перечисляются семь народов, называемых «более сильными и многочисленными», чем сторонники «Избавителя», это: готы (ХТИ), черкесы (ГРГШИ = георгийцы), умбры (АМРИ), генуэзцы (КНЭНИ), Французы (ПРЗИ), венгры (ХОИ) и византийцы (ИВЮБИ). Обо всех их автор говорит.

«Не вступайте с ними в родство, не отдавайте своих дочерей за их сыновей, и их дочерей не берите за своих, но разорите их жертвенники, разрушьте их колонны, вырубите их священные деревья, и истуканы их сожгите огнем (7.5)». «И если брат твой, или сын твой, или дочь твоя, или жена на твоих коленях, или друг твой, который для тебя как твоя душа, тайно скажет тебе: «пойдем и послужим другим богам!»—то да не пощадит их твой глаз! Не жалей и не прикрывай их, но убей. Твоя рука должна быть на них раньше всех, а потом руки всего народа; бей их камнями до смерти! И если услышишь о каком-либо из городов своих, что там появились нечестивые люди и соблазнили жителей города служить богам, которых вы не знали, и ты разыскал и исследовал, и хорошо расспросил и убедился, что это правда, то умертви жителей того города острием меча, уничтожь его и все, что в нем есть; собери все его имущество на середину площади, сожги огнем и его, и имущество его, и да будет он вечно в развалинах и пусть ничто из истребленного не прилипнет к твоей руке, чтобы укротил Громовержец ярость своего гнева (43.17)».

Читатель видит сам, что это говорит уже не автор десяти заповедей, в которых совсем не приказывается делать людям какие-либо наказания, а только обещаются награды от самого Отца богов, в роде: «и долголетен будешь на земле». Это место дышит уже огнем инквизиции, а потому и добавления такого рода должны быть приписаны той же эпохе.

По поводу ж сейсмических явлений здесь упоминается о двух сыновьях Бого-отца (АЛИ-АБ), по имени Дотан (ДТН) и Отче Рим (АБИ-РМ), «которых поглотила земля, разверзши свои уста, с их домами и семействами и всем имуществом», во дни Избавителя (11,16). Из предыдущих описаний вулканических явлений мы уже знаем, что это часто бывает при сильных землетрясениях, когда врывающийся в пустую трещину воздух увлекает туда все окружающее (рис. 73, внизу).


Рис. 73.
«Земля разверзла свои уста». Извержение Фузи-Ямы и землетрясение в Иедо в 1650 году. По гравюре А. Монтакуса в книге: «Достопамятные» посольства Ост-Индской Кампании. Амстердам, 1660 года

А еще далее говорится (29,22) от имени «Избавителя», что после того как богоборцы совратятся с правильного пути, придет после их наказания чужеземец в их землю и увидит:

«Всюду сера и соль..... обгорела эта земля. Она не засевается и не произращает и нет на ней никакой травы. Она,—подобие Содома и Гоморы, Адмы и Цвии».

Понятно, что это место, по самому своему характеру, могло быть вставлено лишь после того как последователи Избавителя уже пренебрегли его учением. Таких «исполнившихся пророчеств» современный естествоиспытатель не признает.


Рис. 74.
«Бог-Громовержец низвергает землетрясением статуи остальных богов и поражает каменьями их поклонников». (с картины Брюллова «Последний день Помпеи»)

Это же самое можно сказать и об утешении:

—«Я воздвигну вам пророка,—сказал Избавителю бог на горе Опустошителе,—из среды ваших братьев, такого же, как и ты, и вложу мои слова в его уста, и взыщу с того, кто не послушает их (48, 18)».

Это пророчество магометане относят к Магомету, христиане— к евангельскому Христу, а евреи еще ждут прихода.

В той же книге говорится (23,5), что язычники и первоотцовцы (ЭМУНИ У МУАБИ) не могут войти в общество Отца богов во-веки за то, что наняли против «Избавителя» Валаама, чтобы проклясть его, но бог не захотел слушать Валаама и обратил его проклятие в благословение. Я уже разобрал эту астральную легенду и показал (Кн. I), что она относится к погоне друг за другом Юпитера и Сатурна в Созвездии Рака в 709 и 710 годах нашей эры, чем и определяется, что книга Второзаконие пополнялась еще существенными вставками даже в VIII веке.

По отношению к религиозному ритуалу приказывается совершать пасху в месяце Колоса (т. е. в марте, когда кульминирует в полночь Колос в созвездии Девы), «потому что в это время вывел тебя громовержец, твой бог, из Миц-Рима ночью» (46Л).

Соответственно христианской анафеме на «празднике православия», во время «великого поста», и во «Второзаконии» при­водится совершенно такой же ритуал:

«Слушай, народ богоборец, голос Громовержца, твоего бога! Симеон, Левин, Иуда, Иссахар, Иосиф и Вениамин (т. е., как уви­дим далее, ливиец, сириец, малоазиец, итальянец и сицилиец) должны встать на горе Грезы (ГРЗИМ) при переходе через Эридан, чтобы благословлять народ, а Раувим, Гад, Асир, Завулон, Дан и Нафтли (т. е. египтянин, испанец, германец, грек, славянин и фран­цуз) должны встать на горе Эйбл (ЭИБЛ), чтобы проклинать».

Но никакого благословения не указано, а дана только одна анафема:

«Пусть возгласят диаконы (ЛУИ) к Богоборцу громким голосом:

—«Проклят тот, который сделает изваянный или литой кумир и поставит его скрытно!

«И весь народ воскликнет: Аминь (АМН)!

—«Проклят не почитающий своего отца или мать!

«И весь народ воскликнет: Аминь!

—«Проклят тот, кто собьет слепого с пути!

«И весь народ воскликнет: Амииь!

—«Проклят тот, кто превратно судит пришельца, сироту и вдову!

«И весь народ воскликнет: Аминь!

—«Проклят тот, кто убивает своего ближнего тайно!

«И весь народ воскликнет: Аминь!

—«Проклят тот, кто за плату убивает душу, проливает невинную кровь.

«И весь народ воскликнет: Аминь!» (28.25)

Мне кажется, надо быть совершенно неспособным к самой элементарной литературной критике, чтобы сразу не почувствовать, что эта библейская анафема принадлежит к той же самой эпохе клерикального творчества, как и христианское изречение: «ана­фема и проклят!» Только христианская анафема пошла еще дальше, применив сюда и политику.

Впрочем вот и здесь такое же пополнение к предыдущему в более разработанном виде:

«Если ты не будешь слушать голоса бога твоего и исполнять все его заповеди и уставы, которые я завещаю сегодня,—говорит автор от имени Избавителя,—то проклят ты в городе, и проклят ты в поле, проклята твоя корзина и твоя квашня, проклят плод чрева твоего и плод твоей земли, проклято рождаемое твоими коровами и овцами; проклят ты при входе и проклят при выходе, и пошлет на тебя бог-отец смятение и скудость, поразит тебя чахлостью и горячкою, лихорадкою и воспалением, и засухою, и палящим ветром, и желтухой! (28,22) И поразит он тебя миц-римской проказой, и почечуем, и коростой, и чесоткой, и сумасшествием, и слепотой, и тупоумием! С женою обручишься, а другой будет с нею спать; дом построишь, а другой будет в нем жить (28,31), он будет головою, а ты будушь хвостом» (28.44).

А потом говорится и обо всем избранном народе бога нечто такое, что могло быть сказано лишь после его рассеянья и унижения среди других религий:

«И рассеет тебя бог по всем народам, от края до края земли, и будешь там служить иным богам, деревянным и каменным, которых не знал ни ты, ни твои отцы, но и между этими народами не будет покойного места для твоей ноги, и даст тебе там Громовержец трепещущее сердце, и истаявание очей и томление души» (28.65).

Все это—яркая картина положения мессианцев в средние века среди христиан и магометан, и, конечно, никакой Избавитель не мог предсказать ничего подобного за несколько сот лет. Ясно, что книга писана в очень позднее время.

После этого увещания,—говорит 31-я глава Второзакония—«вышли Избавитель (Моисей) и Спаситель (Иисус) и встали у палатки собрания. Облачный столб стоял у ее входа (31.15), и заповедал Избавитель Спасителю (Моисей Иисусу, которого арабский Коран недаром называет племянником Моисея по сестре Марии, фигурирующей и здесь под именем Мариам):

—«Будь тверд и мужествен, потому что ты введешь детей Богоборца в землю, о которой я клялся им» (52.23).

Потом вдруг, оставив прозаическую речь, Избавитель запел (как Шаляпин) посреди всего почтенного собрания:

—«Внимай небо: я буду говорить!

Да слышит земля изречения моих уст!

Мое ученье польется как дождь,

И речь моя закаплет, как роса!

Она упадет, как ливень на зелень,

Как сильный дождь на траву.

Воздайте славу вашему богу!

Он ваша твердыня, и совершенны все его дела.

И праведны его пути.

Он верен и нет неправды в нем....

Как орел стережет свое гнездо,

И носится над своими птенцами,

Распростирая над ними крылья,

Так он водил свой народ,

И не было у вас чужого бога.

Он вознес вас высоко от земли,

Кормил произведениями полей,

Питал медом из камня (!),

И маслом из кремнистой скалы (!),

Маслом коровьим и молоком овечьим,

Жиром ягнят и Вассанских овец, 1)

Самою тучною пшеницею

И кровью виноградных лоз.

И отучнел наш богоборчик,

Стал он брыкаться

И презрел твердыню своего спасения,

Стал приносить жертвы бесам

И новым богам (Католическим святым),

Недавно пришедшим,

О которых не помышляли ваши отцы.

И сказал Громовержец:

—«Скрою от них мое лицо,

«И увижу, какой будет их конец (32.20).

«Я изгладил бы даже память о них из среды людей,

«Если б не опасался,

«Что неприятели мои скажут:

«Это сделала наша рука, а не Громовержца (32.27)».

Прославляйте же иноземцы его народ!

Потому что Громовержец

Будет мстить за кровь своих слуг,

И очистит свою землю и свой народ!».


1 Из Бассано в Ломбардии.

 Вся эта песня, конечно, наивна по своей обстановке и форме, и ее средина зияет анахронизмом, когда примем во внимание, что она была спета в то время, когда богоборческий народ не только не был рассеян из земли обетованной, но даже и не вошел в нее. Однако намек на какой-то гимн, сочиненный Избавителем (Моисеем), мы имеем в Апокалипсисе, написанном осенью 395 года нашей эры. Никакого другого гимна, кроме этого, мы не имеем в библии от его имени, и потому мы должны думать, что только начало да конец, его принадлежат Избавителю, а вся анахроническая часть о «нашем отучневшем богоборчике» прибавлена позднейшими переписчиками.

«После этого,—говорит легенда,—взошел Избавитель с муабских равнин на гору Нево, на вершину Пасге, что против месяца (ИРХУ), и показал ему Громовержец на севере всю землю от Галлатии (ГЛЭД) до Дуная (ДН) и всю землю Нафтли, и АФ-Рима, и Манаше, и Богославную (ИЕ-УДЕ) до Ахеронского моря. Он показал ему и полуденную страну, область Долины Месяца (ИРКН), город Пальм до Цэра (ЦЭР) и сказал:

—«Вот земля, о которой я клался Отцу-Риму, Распростра­нителю письмен и Богоследителю, говоря, что дам ее их потомкам. Я позволил тебе ее увидеть, но ты туда не войдешь».

«Здесь умер Избавитель 120 лет от роду, «но не притупилось его зрение и не иссохла свежесть. Он погребен в Муабской земле (по святцам 4 сентября, в груди Девы) против дома Пасти (созвездия Кита?) и никто не знает места его могилы».

Так оканчивается библейская книга Второзаконие. Она рисует нам первые годы распространения единобожия, услышанного «Избавителем» и Арием (Ароном) на вершине Везувия в грохоте его могучего извержения, перед которым казались бессильны все остальные боги, низвергнутые землетря­сением в лице своих статуи, как сигналом к началу богоборчества.

Мы видим, что оно даже и после катастрофы распространялось не путем мирного убеждения, к которому остались бы глухи профессиональные жрецы далеких местных культов, так как им упразднялось самое их существование, а таким же способом как распространялось и магометанство: чисто завоевательным путем, с насильственным низвержением кумиров в Северной Италии вплоть до Альп, и истреблением языческих храмов и царей, которые их защищали.

В этой воинственной попытке, повидимому, скоро кончи­вшейся присоединением самого избранного народа божия к культу и других богов, кроме своего Громовержца, участвовали главным образом Моисей, имя которого значит избавитель, Арон или Арий, что значит лев и просветитель, и Иисус, имя которого значит—спаситель. Считая этого «Иисуса-спасителя» тожественным с евангельским Христом, мы не находим для Моисея в евангелиях другой подходящей фигуры, кроме его старшего по возрасту спутника Симона-патера (сокращенного в Петра), имя которого значит—услышанный (богом) и главная сцена деятельности которого была как раз в Италии, в Риме. А для Моисеева спутника Арона я не вижу в евангелиях другой личности, кроме спутника Петра, носящее тоже двойное имя Савла-Павла, который по евангелиям не был сторонником Иисуса вплоть до его столбовапия (т. е. до 368 года), и по христианским источникам был казнен в Риме вместе с Симоном патером (Петром) лет через 30 после смерти Иисуса, что относит дело, примерно, к 398 году нашей эры.

Но это не сходится с сообщениями христианских авторов о том, что Никейскии собор был в 325 году, и я думаю, что евангельская датировка их смерти опережает действительную, в крайнем случае для Петра, лет на 20. Арий же (т. е. Арон), считался умершим в 336 году, когда Иисус был еще ребенком или ко времени столбования последнему было не менее 60 лет) и эта датировка, наоборот, представляется мне ранее действи­тельной лет на двадцать.

Хотя Пятикнижие и заставляет Иисуса сопровождать Моисея и Арона мальчиком на гору и непосредственно продолжать их дело ввода в землю, «текущую молоком и медом», но это я считаю за искусственное соединение, а Иисуса (т. е. Василия великого, хотя он и мог быть действительным племянником поименованных деятелей, рожденным самой младшей их сестрой), едва ли существовавшим в то время, когда они ходили слушать Громовержца на вершину Везувия.

Наибольшими затруднениями обставлена здесь задача найти среди христианских святых первой половины IV века человека, соответствующего Избавителю. Единственным подходящим был бы тут, как я уже говорил, Николай чудотворец, но христианская биография смешала его с позднейшим Николаем, пинарским чудотворцем, которым он и подменен, так что действительная личность никейского Николая остается невыясненной из-за этого может быть тенденциозного подлога, чтобы совсем вычеркнуть всякое воспоминание о Моисее, как о деятеле первого вселенского собора.

Одно время мне казалось, что и Избавитель и Спаситель было то же самое лицо, так как Иисус мог бы быть и на Никейском соборе, если бы ко времени столбования ему было около 70 лет (или сам собор был позднее 325 года), однако, я оставил это предположение, так как о Моисее говорится и в Апокалипсисе, как об особой личности. После многих колебаний я остановился, наконец, на том, что это был богопризванный Диоклетиан, так как главная роль Диоклетиана была: законодательство, администрация и военное руководство, как у Моисея, да и прозвище его было Jovius, т. е. Громовержцев. О персональном сходстве его с Моисеем я буду говорить подробно в одном из дальнейших томов этого моего исследования, а о том, что христианские копты, абиссинцы и армяне на всем востоке ведут свое летоисчисление от него, а не от «Христа»—всем известно.

Все вышеизложенное рисует нам его, как основателя папской власти в Римской области, того могучего теократического государства, какое мы видим в средние века. Начавшись в арианской форме, в начале IV века оно существовало вплоть до нового страшного извержения Везувия в 472 году, после чего, вместе с гибелью Рецимера, началась трехлетняя анархия в Италии, а затем власть перешла к Одоакру и после него к Теодориху Готскому, перенесшему столицу в Равенну, хотя этот город служил столицей западной Империи еще при Гонории, а Рим оставался в тени. Это второе извержение легко могло быть объяснено гневом отца богов за отступничество от заповедей «Избавителя», полученных во время первого извержения. Рассеявшиеся под напором православных готов ариане трансформировались потом в современных евреев. Художественное описание этого бегства богоборцев при падении Западной империи, мы уже видели выше в «Плаче Иеремии».

Как ни неожиданным покажется для современных сторонников «Закона Моисея» мое предположение, что их предки были не арабы с берегов Мертвого моря, а римские граждане IV века, жившие на берегах Неаполитанского залива и последовавшие единобожному завету, полученному на Везувии при его первом ужасном извержении, и что только потом уже они пришли в Египет, Византию, Сирию и Месопотамию с одной стороны, а с другой, на Иберийский (еврейский) полуостров,—но я буду поддерживать и далее эту свою гипотезу, основанную на естественно­научном исследовании библейских книг.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz