Н.А.Морозов / «Христос». 2 книга. / ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОДЗЕМНЫЕ СИЛЫ. /


ГЛАВА VIII. 
ЯДОВИТЫЕ ГАЗЫ ПОДЗЕМНОГО МИРА.

 

Мы уже читали в книге псевдо-Второзаконие рассказ о том, как «Избавителъ» привел свой народ от Везувия к устью реки По, в страну умбров. Посмотрим же, насколько согласен с этим рассказ о том же событии и в книге Числа.


Рис 96.
Облако пепла и дыма над Везувием днем

Рис 97.
 Зарево над Возувием ночью

«В то время, когда был устроен передвижной храм Громовержцу у подошвы СИНЫ (Sinus), т. е. Везувия, облако (с горы) покрыло его днем (рис. 96), а с вечера над нею было видно зарево до самого утра (рис. 97) и так было всегда. Куда передвигалось облако (по воле ветра, туда в отправлялись дети Богоборца (9.17)».

Очевидно, что направление пиниеобразного облака Везувпя, «читалось Избавителем за указание пути, которого нужно было держаться, чтоб не погибнуть, как это видно из следующих строк.

«На второй год 20 числа второго месяца (в апреле) поднялось облако еще выше и направилось к равнине Парн 1) (т. е. к Парме). Богоборцы направились за ним от горы Громовержца (от Везувия на три дня пути приблизительно до места, где стоит теперь Рим), и облако Громовержца (пары Везувия) было над ними каждый день. Всякий раз, когда поднимали ковчег завета и отправлялись в путь. Избавитель говорил как уже было рассказано и ранее):


1) ПАРН—по-библейски не имеет смысла.

—«Восстань бог-отец, и да расточатся твои враги и да бегут от твоего лица все ненавидящие тебя!».

«А ставя ковчег на место, говорил:

—«Возвратись бог-отец к тысячам тысяч Богоборцев (10. 36)».

«Но вот народ стал роптать.—прибавляет легенда,—и за это возгорелся на него гнев Громовержца. Огонь стал падать на них (в виде горячею пепла нового избережения) и пожирать часть становища. Но Избавитель возопил к богу-отцу, и огонь Громовержца прекратился. Это место назвали ТБЭРЕ—Тибр, что значит пожар».

«Худшие стали обнаруживать прихоти, говоря:

—«Мы помним рыбу, которую ели в Миц-Риме, и огурцы, и дыни, и репчатый лук, и чеснок все это плоды южнои Европы), и теперь изнывает наша душа. Здесь (в Понтийских болотах) только «даровое» (по-библейски МН, откуда вышла манна у переводчиков). А даровое это было в виде кориандровых семян (11,7) (Coriandrum sativum—однолетнее растение из зонтич­ных, растущее дико в южной Италии и во всей Европе; раз­водится в огородах, чтоб употреблять его семя, как приправу).

«Народ рассеивался по полям, собирал эти (кориандровые) семена, молол на жерновах, толок в ступе, варил в котлах и делал из них лепешки, а вкус лепешек был хлебно-маслянистый.

«Избавитель сказал Громовержцу слыша общий ропот:

—«Не могу я один нести на себе бремени этого народа, лучше умертви меня».

—«Собери мне семьдесят мужей из старейшин Бого­борца,—ответил ему Громовержец.—Я возьму от духа (РУХ), который на тебе и положу на них, чтобы они несли с тобою (соборно) бремя (11. 17)».

«Избавитель собрал 70 мужей и поставил их около шатра (АЕЛ). Громовержец сошел в облаке и заговорил с ним. Он взял от вдохновения, которое было на нем и дал тем 70 мужам, и когда оно почило на них, они начали пророчествовать. И вот, когда они кончили, два человека по имени Алдад (АЛ-ДД—божьи сосцы) и Мидад (МИ-ДД— сосцы воды), которые были из приглашенных, но не выходили к собранию, тоже начали пророчествовать в стане.

—«Запрети им, господин мой!» —сказал Иисус Избавителю, но тот ответил:

—«Не ревнуешь ли ты ко мне? О, если бы весь народ бога Громовержца стал пророками! О, еслиб Громовержец послал своего духа на всех! (12. 29)».

В чем смысл этой легенды? Читатель сам уже видит ее сходство с сошествием «святого духа» на собор 70 апостолов при евангельском Иисусе, когда они заговорили на всяких языках. Если же рассказ отнести к более раннему времени, то он будет—легенда о Никейском соборе.

Несравненно легче—как мы видели—объяснить рассказ о перепелах, прилетевших в стан Богоборцев после этого приключения.

«Когда народ возроптал на пищу,—говорит и эта легенда (11. 31),—поднялся ветер и принес с моря множество перепелок.2) Он набросал их около стана на день пути туда и на день пути сюда, почти на два локтя от земли. Народ поднялся и собирал их весь тот день и весь следующий день (рис. 98). Даже и тот, кто мало собирал, набрал десять груд, и все это было разложено для себя вокруг стана (11. 32)».


2) שלו (СЛЮ) упоминается здесь (11. 31) и в книге Исход (16. 13) и считается за перепелку (coturnix communis) распространенную по всей Европе.


Рис. 98.
Перелетные птицы, попавшие вверху в струи ядовитых газов Везувия.
(из Biblia Sacra 1556 года)

Вот картина яркая и поразительно реальная! Здесь, как и в описании получения 10 заповедей на Везувии, нет ничего неправдоподобного, кроме разве примеси мистики в объяснении, да легкого преувеличения количества перепелов, вполне понятного и неизбежного в передаче средневекового автора. Подумайте сами! Страшное извержение Везувия опустошило цветущие окрестности Неаполитанского залива, весь этот развеянный по ветру, как мякина. РИМ—восточное название Единорога, сохра­нившееся по-еврейски в тройной транскрипции РАМ (Roma), РИМ (Rem) и РАИМ—единорог.

Здесь мы видим то же, что и в прежних описаниях.

Языческий Миц-Рим потрясен и испуган дымом, огнем, потоками лавы и ливнем из грязи, образующейся вверху от сгустившихся вулканических паров и пепла. Статуи языческих богов падают от землетрясения, и население в ужасе бежит туда, куда показывает ему его богопризванный вождь, принесший с этой самой горы свое законодательство. Он делает палатку для своих десяти заповедей и водит своих последователей взад и вперед по окрестностям, куда диктуют его воображению напра­вления пиниеобразного облака, и все следуют за ним с суевер­ным почтением.

Но чем же питаться всему этому беглому населению? Запасов у окрестных жителей не хватает для них, и вот вся лавина разоренных обитателей Кампаньи фатально и неиз­бежно должна идти все далее и далее от святой горы, присоединяя к себе по пути и тех, у кого она отняла все съестное.

И поток Богоборцев, действительно, идет все далее и далее туда, где есть еще пища, к северо-востоку, разбивая на своем пути старых богов, не сумевших защитить людей от бога Громовержца и потрясателя земли, единственного, которого должно ужасаться и слушаться. И как талисман и защиту от его гнева, она пере­носит с собою его заповеди и «расточает» его врагов-язычников, оправдывая этим и свое попятное ограбление их. Вспоминая, как Громовержец низверг все статуи богов страшным земле­трясением, беглецы низводят их всех на степень демонов, взбун­товавшихся против бога-отца, и чтоб угодить ему и спастись самим, разбивают их заблаговременно и лично везде, куда ни придут.

Вот лавина подходит к Понтийским болотам, где питается сначала, главным образом, семенами огромных зарослей дико растущего тут зонтичного растения—кориандра, о котором мы. северные жители, можем составить себе понятие по нашему бор­щевику. Эти питательные семена с голоду кажутся людям манной, упавшей для них с неба. Но она их все же мало удовлетворяет, они ропщут на бога и на своего предводителя, и вот как бы в ответ на это, огромная стая перелетных птиц начинает попа­дать в невидимый ядовитый газ вулкана, относимый вверху ветром в их направлении.

Происходит то самое, что я уже описывал выше, характеризуя извержения вулканов. Это могла быть скорее всего струя циана или цианистого водорода от разложения карбидов или древних органических остатков в нижних наслоениях той местности, принадлежащих к меловой системе. Такие газы сначала не действуют на нижние области атмосферы, так как выбрасы­ваются очень высоко в при том сильно нагреты, но всякая высоко летящая, как при перелетах, птица должна попадать в них и моментально падать мертвая на землю. А голодный народ, вместе со своим предводителем, легко истолковывает это как специальный дар руководящего их бегством бога—потрясателя земли.

Беглецы начали собирать с благоговением всех падающих птиц в кучи и есть их, но ядовитые ли вещества, которые отравили птиц и остались в их телах, подействовали на неуме­ренно евших эту посланную богом пищу, или сами газы начали вслед за этим доходить до земли, увлекаемые нисходящими течениями воздуха, это нам все равно: между народом начался вдруг сильный мор.

«Мясо еще было в их зубах, еще не были съедены птицы,—заканчивает свой рассказ легенда,—как возгорелся на них гнев Громовержца и поразил он их великим мором. Они назвали это место Могилами прихоти, потому что тут похоронили умерших (12. 34)».

Не правду ли я говорил, что здесь все дышит реальностью? Не только в средние века, но даже и теперь никто, не изучавший серьезно явлений вулканизма, не мог бы придумать ничего подобного этим перепелам и мору после них при бегстве из окрестностей вулкана, опустошенных его извержением!


назад начало вперёд


Hosted by uCoz