Н.А.Морозов / «Христос». 5 книга.


"История человеческой культуры в естественно-научном освещении"



ПЯТАЯ КНИГА
РУИНЫ И ПРИВИДЕНИЯ


ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие к V книге

ИНТЕРМЕДИЯ.
ПРАВДИВЫЕ СВИДЕТЕЛИ ЗЕМНЫХ СОБЫТИИ.

Глава I. Свидетельства Луны. Смысл наших лунных хроник и их употребление при исторических исследованиях.

Глава II. Хроника всех лунных затмений, классифицированных по созвездиям Зодиака и по юлианским месяцам от начала нашей эры по 1582 год (когда было введено на Западе григорианское исчисление) и их видимость с земной поверхности.

Глава III. Свидетельства Солнца. Смысл наших солнечных хроник и их употребление при исторических исследованиях.

Глава IV. Хроника всех солнечных затмений, классифицированных по созвездиям Зодиака и по юлианским месяцам от начала нашей ары по 1582 год (когда было введено па Западе григорианское исчисление), их видимость на небе и ход по земной поверхности.

ЧАСТЬ I.
АФИНЫ. РЕАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ГОРОДА АФИН И ПОЛУОСТРОВНОЙ ГРЕЦИИ.

Глава I. Полудикое первичное и затем славянское население всего Греческого полуострова в начале средних веков. Возникновение в Пелопоннесе и Беотии небольших, ромейских (греческих) поселков.

Глава II. Постепенное поднятие греческой культуры в полуостровной Греции около VIII века нашей эры и порабощение ромеями (т. е. греками) первоначального славянского населения. Распространение в Греции евангельского христианства.

Глава III. Первое умственное пробуждение Греции в XI веке нашей эры.

Глава IV. Афины и полуостровная Греция при начале крестовых походов.

Глава V. Феодальная мозаика франкских рыцарских герцогств и республик на греческом Востоке в XII—XIV веках  нашей эры.

Глава VI. Размышления перед портиком античного храма.

Глава VII. Политическая, общественная и религиозная характеристика латинизированной Греции при каталонской (испанской) власти (от 1311 года).

Глава VIII. Афинское герцогство при Флорентийском протекторате.

Глава IX. Первое появление «персов» в полуостровной Греции.

Глава X Естественное начало волшебной сказки о древней классической Элладе.

ЧАСТЬ II.
ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА О ДРЕВНЕМ ЯЗЫЧЕСКОМ РИМЕ.

Глава I. Общая характеристика Римской истории «Почтенного Ливийца» (Тита-Ливия).

Глава II. Астрономические зацепки в книгах почтенного ливийца.

Глава III. Знамения и чудеса в книгах, приписываемых Ливию.

Глава IV. Отмена в столице закона против женских нарядов.

Глава V. О вакханалиях в псевдо-классические времена.

Глава VI. Заднепровские атаманы по книгам Тита Ливия.

Глава VII. Что такое представляло собою древне-римское царство Почтенного Ливийца?

ЧАСТЬ III.
ИСТОРИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ.

Глава I. Четыре Евангелия великой Латино-эллино-сирийско-египетской клерикальной империи Богопризванного царя (Диоклетиана по-гречески).

Глава II. Еще раз о параллелизме династических событий Второй и Третьей Римской империи с некоторыми ссылками на историю библейских царей.

Глава III. Итоги рассказанного.

Глава IV. Естественное начало Романской (Римской) империи с географической точки зрения и с точки зрения эволюции материальной культуры.

Часть IV.
ИСТОРИЧЕСКИЕ СНОВИДЕНИЯ.

Глава I. Молчаливый историк (Тацит)

Глава II. Путешествие по древней Элладе «Утоляющего Тоску»

ЧАСТЬ V.
РЕАЛЬНОЕ НАЧАЛО ГОРОДА РИМА.

Вступление.

Глава I. На границе между фантазией и реальностью.

Глава II. Хронологические вехи истории римского епископата, понтификата и папизма.

Глава III. Первые годы великих римских лонтифексов (pontifici maximi). Возникновение культа Небесной Девы (Мадонны) среди ужасов чумы 590 года.

Глава IV. Римские жрецы и храмы VII века нашей эры.

Глава V. Распространение духовной власти великих римских понтифексов на западно-европейские страны.

ЧАСТЬ VI.
КЛЕРИКАЛЬНО-ПОНТИФИКАЛЬНЫЙ РИМ СРЕДНИХ ВЕКОВ.

Главе I. Развитие клерикализма в Риме.

Глава II. Разделение церкви и государства в Зап. Европе со времени Карла Великого.

Глава III. Прибавочные ценности человеческого труда, сносимые пилигримами в Рим, продолжают в нем кристаллизироваться.

Глава IV. Распространение трупопоклонства в Западной Европе в начале IX века.

Глава V. «Понтифицина Джованна».  Женщина в должности великого римского понтифекса.

ЧАСТЬ VII.
КОРОНОВАННЫЙ РИМ НАКАНУНЕ ЭПОХИ ГУМАНИЗМА И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЕВАНГЕЛИЙ.

Глава I. Великий понтифекс Николай I адевает на голову тиару. Характеристика его времени. «Liber pontificalis».

Глава II. Коронованные феодалы-жрецы и короли-императоры Западной римской империи конца IX века.

Глава III. Господство женщин в понтификальном Риме в конце IX и в начале X века.

Глава IV. Тщетные попытки Рима сделаться столицей сильного государства.

Глава V. Отчаявшись сделать свой город столицей мира, римляне в X веке начинают составлять волшебную сказку о его былом могуществе. Появление «Описаний златого града Рима».

Часть VIII.
ЦЕРКОВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РИМЕ.

Глава I. Последние годы римского понтификата. Понтификальное многоженство.

Глава II. Новые веяния.

Глава III. Григорий Гильдебранд. Реальное начало папства в Риме.

Глава IV. В чем заключались реальные причины уничтожения брачной жизни для служителей римско-католической церкви?

Глава V. Несколько мыслей о состоянии средневековой римской религии ранее церковной революции при Григории Гильдебранде.

Глава VI. Рим, Италия и Западная Европа после церковной революции при Григории Гильдебранде. Крестовые походы, как результат распространения Евангелий.

Глава VII. Дальнейшее развитие волшебной сказки о древнем могучем Риме.

Часть IX.
ПАПСКИЙ РИМ.

Глава I. Гвельфы и гибеллины. Первые влияния евангельской идеологии на население Западной Европы.

Глава II. Начало инквизиции.

Глава III. Борьба церкви и государства на западе Европы накануне реформации. Разгар классицизма.

Глава IV. Неустойчивое душевное равновесие. Сенаторы и флагелланты.

Глава V. Папа-пустынник и папа-юбиляр.

Глава VI. Начало классицизма.

Эпилог.
ЛЕГКИЕ АБРИСЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ РАННЕГО РЕНЕССАНСА, КАК ФОНА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО И РЕЛИГИОЗНОГО ТВОРЧЕСТВА, ПРИПИСЫВАЕМОГО ГЛУБОКОЙ ДРЕВНОСТИ.

Глава I. Рим и Эллада.

Глава II. Французские и ломбардские республики конца средних веков, как образчики, по которым сочинены классические.

Глава III, Рыцарь как носитель средневековой культуры.

Глава IV. Освященные церковью рыцарские ордена и их роль в культурном развитии Западной Европы.

Глава V. Борьба мистики и схоластики XI—ХII веков в Западной Европе.

Глава VI. Средневековая лирика и эпика как предтечи классических.

Глава VII. Народное образование в средние века.

Глава VIII. Римское право или болонское право?


 

ПРЕДИСЛОВИЕ К V КНИГЕ.

 

Моей задачей было согласование исторической науки, взятой во всей ее общности, с науками естественными, далеко обогнавшими ее в наше время, и евангельский Христос играет у меня не бòльшую роль, как одинокая человеческая фигура среди большой картины природы. Но я начал свое изложение с него, чтоб заинтересовать своим предметом по возможности широкие круги читателей.

А в способе изложения для меня явились большие затруднения.

Ведь основой и руководителем всех этих выводов, таких неожиданных для моих современников, послужили мои, еще никому в то время неизвестные, астрономические определения времени возникновения множества древних или старинных исторических документов, содержащих достаточные астрономические указания. А если б я начал с публикации своих методов вычисления, наполняя сразу же сотни страниц выработанными мною для этого вспомогательными таблицами, то я, даже и заинтересовав десяток людей первым томом, все-таки отпугнул бы всех остальных, потому что наши не математики, не физики и не астрономы боятся небесной механики, как огня.

Вот почему, не опубликовывая сразу выработанных мною способов вычисления, посредством которых я мог почти моментально определять все времена любого сочетания планет за исторический и до-исторический промежуток времени, я только пользовался сам своими методами, а для проверки точности моих результатов отсылал читателя к специальным таблицам Нейгебауера или Ньюкомба, по которым можно было сделать (да и то при полном знании вычислительной астрономии) лишь проверку уже полученных мною результатов, и никак не найти самим эти результаты. А относительно верности моих определений времени но солнечным и лунным затмениям я предлагал проверять меня по немецким канонам затмений Опподьцера и Гинцеля.

Но продолжать так, ссылаясь на авторитеты, до конца моего многотомного исследования, было невозможно. Даже и из астрономов не у всякого имеются под рукой указываемые мною книги, да и годны они, как я уже сказал, только для проверки уже найденных ранее результатов, потому что отвечают не на вопрос: «в какие годы и дни бывали на протяжении многих веков указанные в документе сочетания планет?» — а, наоборот, на вопрос: «каково было сочетание планет в указанный день»? В исторических же документах требуется всегда именно определение года и дня по уже известному сочетанию планет.

Для того чтобы вся моя работа была ясна для способного ее продолжать и не потеряла своей научной убедительности для читателя, интересующегося историческими вопросами, я должен был, наконец, дать возможность пользоваться моими методами всем желающим. И я придумал публиковать эти методы один за другим в разных томах моей работы в виде прологов и интермедий, перебивая ими общее, всем доступное изложение основного предмета моего исследования. Так, в четвертой книге «Христа» я дал в прологе свой метод «историко-астрономической разведки» по указанным в каком-либо документе сочетаниям планет, а здесь, в виде интермедии, я даю свою классификацию всех солнечных и лунных затмений от начала нашей эры в до введения григорианского календаря, чтобы всякий мог сейчас же видеть, когда были подходящие к исследуемому описанию затмения.

Все эти прологи и интермедии, повторяю, необходимы только для тех, кто пожелает меня проверить или приложить мои методы исследования к новым историческим документам, а остальные могут даже и не перелистывать приложенных таблиц.

Но я могу теперь же утешить и ненавидящих математику читателей, сказав, что никаких вычислительных таблиц, вроде приведенных в четвертом и в этом томе, у меня более не будет. Хотя астрономических определений в остающихся еще не напечатанными шестом и седьмом томах моей работы (относящихся к месопотамским клинописям, египетским иероглифам, арабским и другим историческом первоисточникам) и будет приведено не менее полсотни, но я там даю их время уже не нового рода вычислениями, а прямо указанием на те или другие страницы приведенных здесь таблиц. Вся чисто историческая часть написана и в них в таком же общедоступном виде, как здесь изложена реальная история города Рима и реальная история города Афин, причем результаты получаются те же самые. И египетская, и месопотамская, и индустанская, и даже тибетская и китайская достоверные истории не уходят далеко за начало европейского средневековья.

Из новых критических отзывов на уже вышедшие четыре тома я отмечу здесь, прежде всего, статью профессора П. Преображенского в «Правде» 13 мая 1928 г. под названием: «В защиту исторической науки от реализма», которую лучше бы назвать: «В защиту классицизма от реализма». Несмотря на свой полемический характер она произвела на меня самое отрадное впечатление тем, что автор из прежней контр-аттаки на меня перешел на самозащитительное положение, и это позволяет мне надеяться, что он и совсем сдаст свои позиции непримиримости по выходе последней книги «Христа».

Другая статья в «Правде» 27 мая 1928 г., защищающая критическую часть моей работы, принадлежит известному политико-экономисту Н. Н. Суханову, который в подтверждение моих сомнений в верности древней истории, и особенно ее хронологии, приводит следующий интересный факт:

«Несколько дней назад наш московский Музей революции собрал непосредственных участников первого заседания Петербургского Совета Рабочих Депутатов 27 февраля 1917 года. Целью собрания было, собственно, выяснение физиономии и работы Временного Исполнительного Комитета, созвавшего первый совет и вообще служившего центром в первые часы восстания. Роль, сыгранная этим учреждением, была исключительно велика. Картина же воспоминании, раскрывшаяся в музее Революции, была совершенно изумительна. Члены Временного Исполнительного Комитета рассказывали о своих собственных недавних, единственных и неповторимых делах так, как в самых общих, расплывчатых словах передают слухи люди, слышавшие звон. Самостоятельно, до пристрастного допроса, они оказались неспособны восстановить какие бы то ни было конкретные детали. И в частности они только недоумевали: откуда взялась, кем была написана, как напечатана и распространен предъявленная им в музее их собственная прокламация, созывающая совет в Таврическом дворце в 7 часов вечера... Между прочим, относительно этой даты между участниками совещания также возникли любопытные разногласия. Одни утверждали, что первое заседание совета открылось уже в 5—6 часов (при полном дневном свете!); другие относили его к 9 часам вечера (к ночной обстановке!). И это о дне восстания, когда история считала периоды часами и минутами! Это рассказывают люди, руками которых делались недавние события!

«Немудрено, что при таких обстоятельствах прилежные и добросовестные ученые не верят на слово ни свидетельский показаниям, ни печатным документам. И вот, например, они установили, что Шекспир — это не Шекспир. Но кто он был, чей это псевдоним, — они, несмотря на все прилежание, установить никак не могут. Дело относится к XVII веку, к эпохе развитой печати, к самой культурной стране тогдашнего мира. Но ученые добросовестно говорят: не знаем, — ignoramus — о личности Шекспира, тем более о его отце или о его жене.

«А вот совсем другое дело — Аристотель. Тут хоть и 2 200 лет, но все как на ладони. Отец его был врач Никомах. Ровно 17 лет мудрец прибыл в Афины, где и учился мудрости у Платона, ученика того самого Сократа, жену которого звали Ксантиппой (имеются, как известно, достоверные сведения об ее характере). Учился Аристотель у Платона сроком ровно 20 лет... А затем читаем мы в той же « Большой Энциклопедии» : «В 343 году до Р. X. Аристотель берет на себя воспитание и образование 13-летнего Александра, сына Филиппа Македонского». И если Александр впоследствии (слушайте, о, слушайте!) широтой ума и образованностью превосходил всех современных ему политических деятелей, то в этом, несомненно, сказались плоды выработанного им в юности, под руководством Аристотеля, широкого умственного кругозора»... «Таких успехов Аристотель достиг за три года — до 340. Затем он «купил участок земли для своей собственной школы по соседству с храмом Аполлона Ликейского». Скончался он в 322 году до Р. X, — правда, неизвестно в какой день недели, но во всяком случае «от давней болезни желудка (Больш. Сов. Энц. III. 327)».

И вот, Н. Н. Суханов первый имел смелость сказать печатно, что моя книга «Христос», подвергающая такие сведения всесторонней критике, никак не бунт в исторической науке, а во всяком случае начало в ней революции.

Так именно я и смотрел на этот свой труд с того самого момента, когда у меня, еще более тридцати лет назад, вырисовался общий его абрис. Я старался только расшатать старые исторические бастионы с водруженной на них, видимо или невидимо, хоругвью «Нерукотворного Спаса», и лишь наметить общими чертами возможность построения на развалинах старой исторической крепости (в которой многие и теперь ищут себе защиты) новой, осмысленной исторической науки на эволюционных началах, в связи с географией, геофизикой, общественной психологией, политической экономией, историей материальной культуры и со всем вообще современным естествознанием. А разработку деталей, конечно, могут сделать только специалисты по различным отделам этой сложной области знания.


Государственный Научный Институт им. Лесгафта.
 Астрономическое отделение. 1928.
 
Николай Морозов.

вперёд


Оцифровка и размещение апрель 2009 г.

Hosted by uCoz