Н.А.Морозов / «Христос». 5 книга / ЧАСТЬ ВТОРАЯ


ГЛАВА VI
ЗАДНЕПРОВСКИЕ АТАМАНЫ ПО КНИГАМ ТИТА ЛИВИЯ.1


1 Άθαμάνοι — атаманы, созвучно с ненецким Hauptman.

У меня нет места перечислять здесь другие образчики псевдоисторических сообщений Почтенного Ливийца в том же роде, как только что приведенные его рассказы о знамениях и чудесах, об отмене законов против женской роскоши и об раскрытии вакханалий в Риме. Довольно и этих примеров. Но я не могу удержаться, чтобы не сообщить читателю о том, что Тит Ливий «еще до начала нашей эры» знал уже о наших заднепровских атаманах. Вот это курьезное место.

 

Под 563 годом «ab Urbe» читаем мы у Тита Левия упоминание о стране Атамапии (т. е. о чем-то вроде Запорожской Сечи) в следующих словах:

«Аминандр, мало полагаясь на своих воинов, выпросил у консула небольшой отряд, и во время похода на Гомфы сразу взял приступом город Феку, расположенный между Гомфами и узким проходом, отделяющим Фессалию от Атамании. Здесь он напал на Гомфы и, после нескольких дней упорной осады города, приставивши лестницы к стенам, принудил его сдаться. Это навело великий ужас на фессалийцев: сдались последовательно жители Аргента, Ферипия, Тимара, Лигинов, Стримона и Лампса, и других соседних незначительных крепостей.

«А благодаря этому атаманы и этоляне, освободившись от страха перед македонянами, начали извлекать из чужой победы себе выгоду. Фессалия, не знавшая, кого считать врагом, кого союзником, подверглась опустошению одновременно от трех войск».

Книга XXX VI, 14.

«Случайно в эти дни консул М. Ацилий, переправившись через море с 20 000 пехоты, 2 000 конницы а 15 слонами, приказал военным трибунам вести пешие войска в Лариссу, а сам с коннищей прибыл к царю Филиппу в Лимней. С приходом консула немедленно последовала сдача города: передан был и царский гарнизон, а с ним и атаманы. Из Лимнея консул отправился в Пеллиней, где первыми изъявили свою покорность атаманы.

«Когда он выходил из города, царь Филипп, случайно попавшийся ему навстречу, желая посмеяться над ним, отдал приказ приветствовать его, как царя, и сам, подошедши к нему, назвал братом в шутку, которая, конечно, менее всего была прилична его высокому сану. За это его отвели к консулу, где он был отдан под стражу и немного спустя в оковах отправлен в Рим. Вся толпа атаманов и воинов Антиоха, составлявшая гарнизон сдавшихся в течение этих дней городов, передана была царю Филиппу Великоградскому, а их было до 4  000 человек».

Читатель уже видит, что здесь что-то много Филиппов... сначала просто «царь Филипп», и потом «Филипп Великоградский» (Мегалополитанский по-гречески). А между тем мы знаем, что греческие собственные имена стали даваться у не-греков только в христианский период, и что до тех пор везде были национальные: Святослав, Владимир и т. д. Да и местности стали получать греческие имена в не-греческих странах, лишь как греческие колонии, или тоже в христианский период в честь-какого-либо греческого святого, чтимого и тут.

Уже из этого одного видно, что дело происходит в Византийскую эпоху, или же имена обоих Филиппов, надо переводить их значением — Конелюбы, что и приличествует атаманам. Прочтем же и далее:

«Консул отправился в Лариссу, имея в виду обсудить там общий план военных действий. На пути туда его встретили послы из Киерия и Метрополя, передавая свои города. Филипп обошелся особенно милостиво с пленными атаманами, чтобы чрез них расположить в свою пользу это племя. А когда явилась надежда овладеть всей Атаманией, то он повел туда войско, пославши наперед в эти города пленников. Они оказали большое влияние на своих соотечественников, рассказывая о милости к ним царя и о его щедрости. Аминандр же, присутствие которого могло бы удержать некоторых в повиновении ему, опасаясь, как бы его не выдали Филиппу, уже давнишнему его врагу, и римлянам, по справедливости враждебно настроенным против него за измену, оставил свое царство и удалился в Амбракию с женой и детьми.

«Таким образом вся Атамания подпала под власть Филиппа Великоградского».

 


Рис. 46. Сторожевая вышка запорожцев (картина Васильковского).
 

Книга XXXVIII, 1.

«Атамания в 565 году «ab Urbe», по изгнании Аминандра, была занята царским гарнизоном под начальством Филипповых наместников, которые своим надменным и необузданным управлением заставили жалеть об Аминандре. У находившегося тогда в Этолии в изгнании Аминандра возникла надежда снова овладеть своим царством, вследствие писем его приверженцев, которые извещали его о положении дел в Атамании, Отправив назад подданных, он дал знать через них старейшинам в Аргифее, — то была столица Атамании — что он, получив от этолян вспомогательное войско, прибудет в Атаманию, если ему будет точно известно настроение его соотечественников. Затем он вел переговоры с апоклетами этолийцев, которые составляют союзный совет народа, и с их претором (французское praitre) Накандром.

«Увидев, что они на все готовы, он тотчас известил их, в какой день вступит с войском в Атаманию.

«Сначала против македонского гарнизона было только четыре заговорщика. Из них каждый взял себе для исполнения предприятия по 6 помощников. Затем, полагаясь слишком мало на такое небольшое число, более удобное для сохранения дела в тайне, чем для исполнения его, они прибавили к прежнему числу еще такое же.

«Когда их стало 52, они разделились на четыре части. Одна часть отправилась в Гераклею, другая в Тетрафилию, где прежде обыкновенно хранилась царская казна, третья в Февдорию, четвертая в Аргифею. Все условились сначала спокойно показываться на форуме, как будто они явились по частным своим делам, а в назначенный день они решили пригласить весь народ изгнать из кремлей македонские гарнизоны.

«Когда этот день настал, и Аминандр с 1000 этолийцев уже находился в пределах Атамании, тогда, согласно уговору, македонские гарнизоны одновременно были изгнаны из четырех пунктов, а в остальные города повсюду были разосланы письма с увещаниями освободиться от необузданного господства Филиппа и снова подчиниться унаследованному от отцов своему законному царю.

«Отовсюду изгоняют македонян.

«Только город Фейон несколько дней оказывал сопротивление осаждавшим, так как начальник гарнизона Ксенон перехватил письмо, и царские войска заняли кремль. Затем и этот город сдался Аминандру, и вся Атамания находилась в его власти за исключением крепостцы Атенея, лежавшей у самой границы Македонии».

Так оканчивается у Почтенного Ливийца его коротенький рассказ об Атамании.

Что же это за страна Атамания, что за город Аргифея, что за царь Аминандр? Последние два названия, конечно, просто-греческие прозвища, а первое имеет национальный характер. И вот принимая во внимание, что эта страна прилегала с северо-востока к Балканскому полуострову, мы не находим для нее другого места, кроме Днепровской области, которая в средние века действительно и управлялась атаманами...

Других атаманов никогда нигде не было, хотя бы это слово и происходило от германского Hauptmann.

Новое доказательство позднего возникновения книг «Почтенного Ливийца»!


Рис. 47. Современные представления о заднепровских атаманах. Скульптура Позена: «Скиф».

назад начало вперед


Hosted by uCoz