Н.А.Морозов / «Христос». 5 книга / ЧАСТЬ ШЕСТАЯ


ГЛАВА III.
ПРИБАВОЧНЫЕ ЦЕННОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ТРУДА, СНОСИМЫЕ ПИЛИГРИМАМИ В РИМ, ПРОДОЛЖАЮТ В НЕМ КРИСТАЛЛИЗОВАТЬСЯ.

 

Едва римляне узнали, что Карл умер, как они снова дали волю ненависти к гражданской власти понтифекса.

Приверженцы Кампула и Пасхалия (которые томились в изгнании уже 14 лет) составили заговор против своего верховного первосвященника. Заговор этот, однако, был открыт. Не долго думая, Лев приказал казнить виновных в «государственной измене», но весть об их казни вызвала негодование даже и в благочестивом наследнике Карла.

В Рим был послан для расследования король Италии, и Лев поспешил представить верховному главе Рима свои объяснения. Однако раздражение в Риме было очень велико, и в том же 815 году враги Льва снова восстали против него. Понтификальные фермы, как прежние, так и вновь выстроенные Львом, были сожжены. Римская знать вооружила колонистов и рабов, привлекла к восстанию провинциальные города и грозила вторгнуться в Рим, чтобы принудить великого понтифекса вернуть имущество, конфискованное им у казненных и объявленное собственностью понтификальной казны. Чтобы подавить возмущение римской знати, Бернгард послал в Рим герцога Винигаса из Сполетго. Тот привел свое войско в Рим, но уже 11-го нюня 816 года римский понтифекс умер.

Своими постройками Лев III сделал для города еще более, чем Адриан. В этот второй период замечательных сооружений при каролингах церковный Рим совершенно преобразился.

Мы имеем полное право не верить догадкам любителей классической древности будто для этих построек пользовались уже готовыми колоннами и орнаментами «древних римских зданий», и что будто бы «новое созидалось тогда только из древнего» и что «эпоха каролингов, в которую очень много церквей было великолепно реставрировано, не оставила после себя ни одного самостоятельного, великого сооружения в Риме».1 Ведь этим лишь хотят объяснить небытие не бывшего!

«За исключением нескольких изображений на стекле и миниатюр в рукописях—говорит историк Рима в средние века2— мозаика была, повидимому, главным образом, в ходу, и можно с уверенностью (??) сказать, что под часто встречающимся выражением живопись (pictura) следует понимать именно это искусство. Литье из бронзы, серебра и золота усердно практиковалось, и этим способом изготовлялось бесчисленное множество статуй. Умели также серебрить и накладывать чернь. До нас не дошла ни одна из статуй того времени, но едва ли возможно сомневаться, что в церквах уже употреблялись фигуры святых».


1 Грегоровиус, т. III, ст. 23.
2 Там же, т. III, стр. 23.

А читатель уже видит, что с точки зрения новой хронологии, переводящей все классические древности в средневековые произведения, эта пустота является совершенно искусственной. Из предшествовавших томов этого самого исследования, читатель мог видеть, что евангельское христианство только нарождалось в момент основания так называемой Западной Римской империи Карлом Великим около 800 года нашей эры, так как первый из евангелистов, Марк Афинский, умер лишь за 75 лет до того времени, второй — Иоанн Дамаскин умер лишь за 25 лет, а Евангелий Луки и Матвея еще не появлялось.3 Название великого римского понтифекса Льва III, о котором мы здесь говорим, папой совершенно неуместно, так как и он, и все его предшественники назывались лишь pontifici maximi, как у классиков, и были более похожи на библейских первосвященников вроде, упоминаемого в Евангелии, Захария с его женой Елизаветой, чем на позднейших монашествующих пап.


3 «Христос», т. I, часть IV.

По истечении всего 10 дней после смерти Льва, великим римским понтифексом был избран, помимо императора, знатный римлянин, диакон Стефан, сын Марина. Вновь избранный, поспешил, однако, засвидетельствовать свою преданность верховному властителю: он привел римлян к присяге императору и отправил к нему послов с извинением, что посвящение произошло так поспешно.

Я не буду говорить здесь о будто бы «исчезнувших» документах в архивах Ватикана, на которые ссылаются историки того времени. К их числу относится и грамота Людовика Благочестивого в 817 году, как такой акт, который утверждал за римским понтификальным престолом обширнейшие владения и наделял его и другими важными правами.

Этой грамотой Людовик Благочестивый признавал будто бы, что понтификальной власти подчинены не только Рим и дюкат, и все то, что было даровано и подтверждено Пипином и Карлом, но еще и патримонии Калабрии и Неаполя, а также острова Корсика, Сардиния и Сицилия, и, наконец, что римлянам принадлежит право полной свободы в выборе верховного понтифекса и посвящения его без предварительного согласия на то императора. Таким измышлениям противоречит реальная история, которою фактически доказывается суверенитет императора над Римом. Она же свидетельствует, что в ту эпоху Калабрия, Неаполь, Сицилия и Сардиния была во власти греков, и что византийские правители были в мире с западным императором, так как провинции были разграничены между обеими сторонами по договору.

Точно также и право свободного избрания и посвящения в великие римские понтифексы без согласия императора опровергается знаменитым актом, относимым ко времени Евгения II.

В Риме сохранились еще и теперь некоторые выдающиеся памятники одного из следующих великих римских понтифексов, Пасхалия, имя которого наводит на мысль о декретировании пасхалий католической церковью. Мозаичные изображения его находятся в трех построенных (псевдо-возобновленных) им церквах: Цецилии в Транстеверине, Праксиды па Эсквилине и Марии in Dominica на Целие. Позднейшая легенда приписала Цецилии изобретение орга́на, а одна из самых лучших картин гениального Рафаэля воспроизводит ее в облике, напоминающем музу.


Рис. 104. Картина Дольчи (1616—1686 г.).

Святая Цецилия из Сицилии, апокрифическая изобразительница католической церковной музыки будто бы еще во II веке нашей эры.

 

Постройка храма Цецилии была не малым делом того времени. Эта большая базилика, по образцу базилики св. Агнесы, вмела внутри хоры с двойным рядом колонн. Перед церковью был расположен просторный атриум. Крыша поддерживается четырьмя ионическими колоннами и двумя столбами с коринфскими капителями с каждой стороны. А фриз украшен грубой мозаикой в виде медальонов, расположенных над каждой колонной и над каждым столбом, изображающих трех святых, останки которых погребены были Пасхалием в исповедальне. На стенах притвора, построенного еще в XIII веке, представлены: погребение этой девы Урбаном и явление ее Пасхалию. Великий понтифекс изображен погруженным в дремоту, и перед ним стоит фигура девушки.

Значит ионические и коринфские колонны строились в Риме и при Пасхалии...

Второй повой постройкой Пасхалия была базилика св. Пракседы на Эсквилине. Стройные колонны из гранита с коринфскими капителями делят церковь на три корабля, но без хор. Приподнятый пресвитерий оканчивается абсидой, на которой, также как и на триумфальной арке, сохранилась украшающая их древняя мозаика. Верхнюю стену арки занимает картина, на которой изображено множество лиц, в том числе: святые в их венцах, Христос, возносящийся среди ангелов над Иерусалимом и держащий земной шар, и люди, стремящиеся в этот охраняемый ангелами город.

Последняя из его крупных построек древняя диакония S. Maria in Dominica (по-гречески Кириака) стоит на Целие. Теперь она называется della Navicella, так как на ней поставлена тогдашняя модель «древнего корабля», принесенного в дар Мадонне по обету. Этой церкви Пасхалий также дал ее теперешнюю форму базилики с тремя кораблями. Главный корабль отделен с каждой стороны девятью колоннами из гранита совершенно античной конструкции, как и предшествовавшие, что привело классиков, презрительно относившихся к архитектуре средних веков к выводу, что все эти колонны сделаны еще задолго до того, в «классические времена» и утащены из развалин «древних храмов». К сожалению, мозаика абсиды пострадала во время реставрации церкви. Изображена здесь дева с младенцем, сидящая на престоле, по бокам ее ангелы и коленопреклоненный Пасхалий, который обеими руками прикасается к правой ноге «богоматери». С земли подымаются яркие цветы.

Каково было законодательство того времени? Лотарь требовал, чтобы знатные люди, так же, как простой народ, объявляли на основаниях какого права каждый из них лично желает быть судим, потому что разделение личных прав было отличительной чертой средних веков, когда общественный строй покоился на различии частных вольностей, за которыми, как за окопами, спасались от произвола отдельные лица и цехи. Даже германцы, решались заявлять перед римскими трибунами об особом праве. Благодаря смешению национальностей являлись и перебежчики права. Так жены переходили к закону, признаваемому их мужьями, вдовы возвращались к праву своих родителей. В качестве клиентов, отдельные лица из числа франков и ломбардцев заявляли о своем желании следовать Юстинианову закону, и тогда они были торжественно провозглашаемы римскими гражданами.

Конституция Лотаря тогда являлась основой светского положения великого римского понтифекса и его отношений к императору, получившему, согласно этой конституции, значение верховной судебной инстанции в церковном государстве. И когда римляне, так же, как и понтифекс, принесли присягу конституции, Лотарь покинул город и вернулся к отцу, довольному  успешной миссией своего сына.

В это же время юная монархия Карла Великого, вследствие раздоров между членами его быстро погибающей династии, становилась непрочной. На юге исламиты из Испании, Африки и Крита все более и более надвигались на Средиземное море. В 813 году они захватили Чивитту Веккию, Лампадузу и Искию, высадились на Корсике и Сардинии и стали совершать свои наезды в воды Сицилии.

С покорением ими Сицилии пал: оплот, который ограждал Италию от исламитов. С той поры ее южные провинции стали ареной кровавой борьбы. Весть о том, что прекрасный остров и недалекий от Рима Палермо сделан столицей исламитского государства, должна была возбудить в великом римском понтифексе опасения и за самый Рим. Со стороны моря город был доступен врагу.

И вот папа Григорий IV строит крепость Остию... А как же примирить эту постройку с рассказами классиков, что Остия была крепостью Рима еще в дохристианские времена? Очень просто. Великий римский понтифекс Григорий около 840 года построил — говорят нам — свой новый город из материалов старого, и потому «все древние памятники его были уничтожены, до основания, крепкие стены окружили новый город и на их башнях были поставлены метательные машины»... «Сначала назвали этот город Григориополисом, но, это громоздкое имя не  удержалось и превратилось обратно в Остию».

Но это все одни тенденциозные догадки...

А факт остается тот, что Остия, защищающая с моря слабый всегда в военном отношении Рим, построена только в IX веке нашей эры... Остия — это переименованный впоследствии Грегориополис, и всякое упоминание о ней у классиков есть анахронизм.


назад начало вперед


Hosted by uCoz