Н.А.Морозов / «Христос». 6 книга / ЧАСТЬ II


ГЛАВА II.
ЕВАНГЕЛЬСКИЙ ХРИСТОС, ПО КОРАНУ, КАК РОДНОЙ ПЛЕМЯННИК МОИСЕЯ И АРОНА.

 

Рассмотрим, прежде всего, сказания авторов Корана об евангельском «Великом Учителе», которого он зовет Хайса-ибн-Мариам» (Иисус сын Марии).

После моего астрономического исследования, показавшего, что описанное в Евангелии «распятное затмение Луны» было в 368 году, эти сказания, как не очень поздние, по отношению к IV веку начинают представляться серьезными для восстановления личности, давшей начало легендам о Христе.

Вот все они из Корана.

«Мы дали Моисею книгу закона (говорит в Коране бог) и повелели через других посланников следовать ей. Мы дали Иисусу, сыну Марии, явные знамения в укрепили его духом святости. Но всякий раз, как какой-либо посланный приносил вам откровение, вы надувались от гнева, если он не льстил вашим страстям. Одних моих посланников вы называли лжецами, других убивали» (11, 81).

То же сказано и далее, через несколько страниц, почти теми же самыми словами (11, 254).

А вот и еще место.

«По следам других пророков мы послали Иисуса, сына Марии, для подтверждения Пятикнижия (его дяди Моисея). Мы дали ему Евангелие, которое содержит для вас путь и свет. Оно подтверждает Пятикнижие. В Евангелии содержится направление и предостережение для тех, которые боятся бога. Люди евангелия должны судить по Евангелию, а те, которые не будут судить по этой божьей книге, — неверные» (3, 50).

Такое место могло быть написано лишь в евангельский период христианства, т. е. не ранее уже VIII века нашей эры, так как древнейшее Евангелие писано по нашей хронологии Марком Афинским, умершим в 725 году. Но прочтем и далее.

«Мы дали народу руководителей, Исаака и Иакова, и направили их. А прежде мы направили Ноя. Между потомками Абрама мы послали (людям) также Давида, Соломона, Иова, Иосифа, Моисея и Арона. Мы вознаграждаем делающих добро. Захарий, Ягия (в котором видят Иоанна Крестителя), Иисус и Илия, — все они были праведники, а что касается до Измаила, Елисея, Ионы и Лота (ионийца и латинянина), то мы вознесли их выше всего человечества» (VI. 85).

«Мы сделали из сына Марии, так же как и из его матери, небесное знамение для людей. Мы дали им обоим для жилища место возвышенное, спокойное и изобилующее источниками воды» (т. е. созвездия Овна и Девы на небе, из которых падают Весенние и осенние дожди) (23, 52).

«Мь дали Евангелие Иисусу, сыну Марии и положили печаль и сострадание в сердца следовавших за ними учеников, а монашескую жизнь выдумали они сами. Мы только предписали желание угождать богу» (57, 27).

«Иисус сын Марии говорил своему народу:

— «О, дети Богоборца! Я — посланный к вам апостол божий для подтверждения Пятикнижия, которое дано вам до меня и для объявления вам, о приходе после меня апостола, имя которого будет Славный (по-арабски Ахмед, почти то же, что и Достославный (Махмуд) соответственно греческому περιμλύτος (перимлютос) в Евангелии Иоанна, 16, 14).

«А когда Иисус показал им знамения, они сказали:

— «Это явное чародейство!

«О, верующие! Будьте помощниками богу, — говорил Иисус, сын Марии, своим ученикам. — Кто поможет мне в божьем деле?..» (61. 6, 14).

В третьей главе Корана передается рассказ, конец которого вошел и в Евангелие Луки. Только здесь Мария называется дочерью Имрана, мужа Ханны (Анны), сына Матфана, внука Елеазара.

«Вспомни о дне, когда супруга Имрана обратилась с молитвой:

— «Властелин мой! Я посвятила тебе то, что в моем чреве, и оно будет принадлежать тебе совершенно. Благослови его, потому что ты слышишь и знаешь все!».

«Когда она родила, то сказала:

— «Властелин мой! Я произвела на свет дочь. А девочка не то, что мальчик, я назвала ее Мариам (Мария), и отдаю под твое покровительство, и ее, и ее потомство, чтоб ты сохранил их от козней побитого камнями Сатаны».

«Бог сделал жене Имрана самый лучший прием, так как она произвела превосходное творение. О дочери ее заботился Захария.

— «Всякий раз, когда он приходил навещать Марию в ее доме, он находил подле нее пищу.

— «О Мария, откуда приходит к тебе эта пища?».

— «Она приходит ко мне от бога, — отвечала она, — ибо он изобильно питает тех, кого хочет, а не отсчитывает им кусочками».

«Ангелы сказали Марии:

— «Бог делает тебя чистой от всякого порока, он избрал тебя изо всех женщин света. О Мария! Будь почтительна к твоему господу, повергайся на землю и преклоняй колена перед ним вместе с другими, которые преклоняют колена».

«Таковы происшествия, неизвестные тебе до сих пор, о, Достославный, которые мы тебе открываем. Ты не был между теми, которые бросали жребий, кому заботиться о Марии; ты не был между ними, когда они спорили».

«Однажды ангелы сказали Марии:

— «Бог возвещает тебе свое Слово. Твой сын назовется Мессия, сын Марии, знаменитый на этом и на том свете и один из приближеннейших к богу. Ибо он будет говорить человечеству и дитятей в колыбели, и человеком взрослым, и будет в числе правых».

— «Господин!—ответила Мария, — как у меня будет сын? Никакой мужчина не дотрагивался до меня».

— «Это потому, возразил Ангел, что бог творит, что хочет. Он говорит: «будь!» и уже есть. Он объяснит Иисусу книгу и мудрость и Пятикнижие, и Евангелие. Иисус будет послан к детям Израилевым. Он скажет им: «я пришел к вам, сопровождаемый знамениями моего властелина, я сделаю из грязи подобие птицы, дуну на него, и по соизволению божию птица сделается живою. Я воскрешу мертвых по соизволению божию. Я вам скажу, что вы будете есть и что вы спрячете в домах ваших. Все эти дела будут вам знамениями, если вы верующие. Я пришел подкрепить Пятикнижие, которое вы получили до меня; я вам разрешу некоторые вещи, которые прежде были вам запрещены. Я прихожу к вам со знамениями от вашего властелина. Бойтесь его и слушайтесь меня. Поклоняйтесь ему: это путь правый».

«Но как только Иисус заметил их неверие, он воскликнул:

— «Кто будет мой помощник, чтобы вести людей к богу?».

— «Мы, — воскликнули его ученики, — будем помощниками богу. Мы веруем в бога, и ты засвидетельствуешь, что мы предаемся его воле»...

«Иисус в глазах бога, то же, что Адам. Бог образовал его из праха. Сказал: «будь!» и он произошел. Эти слова — правда, исходящая от твоего властелина. Берегись сомневаться в этом»...

А вот, опять одна и та же легенда о благовещении и в Евангелии и в XIX главе Корана (ст. 7— 37).

— «О, Захария! Мы возвещаем тебе сына, его имя будет Святой (Ягия). До сих пор не было одноименного ему».

— «Властелин! — сказал Захария. — Как у меня будет сын? Жена моя бесплодна, а я достиг дряхлого возраста».

— «Да будет так! — ответил Властелин.—Это легко для меня. Я сотворил тебя, когда ты был ничто».

— «Дай мне знамение, Властелин мой, в удостоверение твоего обещания».

— «Вот знамение тебе: ты не будешь говорить людям в продолжение трех ночей, хотя будешь здоров».

«Захария обратился от святилища к народу и, не будучи в состоянии говорить, подавал ему знаки хвалить бога утром, и вечером.

— «О, Ягия! возьми эту книгу с твёрдым намерением».

«Мы дали Ягие мудрость, когда он был еще дитятей. А также кротость и чистоту. Он был набожен и хорош к своим родителям. Он не был ни дерзок, ни непокорен. Да будет над ним мир в день, как он родился, в день как умрет, и в день, как будет воскрешен».

Я обращаю внимание на последнюю фразу, по которой Ягиа показан еще не умершим во время составления этой легенды, вошедшей в Коран. А дальше идет в этой главе новый вариант легенды о благовещении Деве Марии, которая в в Коране признается родившей сына без мужа.

«О, Достославный! Скажи о Марии, как она удалилась от своего семейства и пошла по направлению к востоку. Она закрылась покрывалом, которое скрывало ее от всех взоров. Мы послали к ней наш Дух. Он принял перед нею вид человека совершенного сложения. Она сказала ему:

— «Я ищу у Милосердного убежища от тебя, если ты боишься его»...

— «Я послан от твоего Властелина, — отвечал он, — обязанный дать тебе сына, святого сына».

— «Как, — ответила она, — у мена будет сын? Никакой мужчина не касался до меня: я не развратная женщина».

— «Так будет!—ответил он.—Твой Властелин сказал: «Это легко для меня. Он будет пред людьми нашим знамением и доказательством нашего милосердия. Предопределение произнесено».

«Она тотчас сделалась беременною и скрылась в уединенное место. Боль при родах захватила ее подле пальмового ствола.

— «Если бы бог дал, — воскликнула она, — чтоб я умерла прежде этого, тогда я была бы забыта вечным забвением».

«Кто-то воскликнул около нее:

— «Не огорчайся! Властелин повелел течь источнику под твоими ногами. Потряси ствол пальмы, и к тебе упадут спелые финики; ешь и пей, освежай твой взгляд, и если увидишь человека, скажи ему: «я предаю дитя Милосердому и сегодня не буду говорить ни с одним: человеком».

«Она пошла к своему семейству, неся дитя свое на руках. Ей сказали:

— «О, Мария! ты сделала странный поступок. О, сестра Аронова! Твой отец не был человеком негодным, и мать твоя женщиной развратной».

Мария показала им на дитя пальцем, чтоб спросили его.

— «Как, — сказали они, — будем мы говорить с дитятей из колыбели?».

— «Я служитель Божий, — ответил им Иисус.—Он дал мне книгу, и поставил меня пророком. Он пожелал, чтоб я был благословляем, где бы я ни был. Он повелел мне творить молитву и милостыню покуда буду жить и быть кротким с матерью. Он не позволил мне быть дерзким и негодным. Со мной будет мир и в день, как я родился, и в день, когда умру, и в день, когда буду воскрешен».

«Это был Иисус сын Марии, который сказал слова истины, так как они возымели сомнения. Бог не может иметь детей. Далеко от его славы такое порицание. Когда он решает о чем-нибудь, то скажет: «Будь!» и уже «есть».

Отсюда можно думать и без наших определений в первом томе, что завершение Евангелия Луки, т. е. прибавление нескольких совершенно таких же, как тут, легенд к Евангелию Марка, с которого Лука многое буквально списал, относится уже к VIII веку нашей эры.

А вот и еще:

«Будет время, когда бог, собравши апостолов, посланных им. спросит у них:

— «Что вы говорили?». «Они же скажут:

— «Мы говорили, что не мы имеем знание, но ты один зиаешь тайны».

«А он скажет Иисусу, сыну Марин:

«Вспомни о благодеяниях, которые я изливал на тебя и на твою мать, когда укрепил тебя духом святости, чтоб ты говорил людям, будучи дитятей в колыбели, и совершенным человеком. Я тебя научил книге, Мудрости, Пятикнижию и Евангелию. Ты по Моему повелению образовал из грязи фигуру птицы, твое дуновение одушевило ее; ты исцелил слепого от рождения и бесноватого по моему повелению. Я отвратил от тебя руки иудеев (т. е. спас от казни). Посреди чудес, которым ты велел произойти пред их глазами, неверные между ними восклицали: «это не что иное как магия!».

— «О Иисус, сын Марии, — сказали апостолы, — может ли твой Властелин повелеть сойти с небес совсем готовому столу?»

— «Бойтесь Властелина,—отвечал им Иисус, — если вы верные».

— «Мы желаем, — говорила они, — сесть за стол и есть. Тогда наши сердца уверятся, тогда мы узнаем, что ты проповедывал истину и дадим свидетельство в твою пользу».

«Иисус, сын Марии, обратился с молитвой:

— «Боже, наш Властелин! Повели сойти к нам с неба столу, чтобы он был пиром для первого и последнего из нас и знамением твоего могущества. Напитай нас, так как ты лучший питатель».

— «Я повелю сойти к вам столу, — сказал Властелин, — но горе тому, кто и после этого чуда будет неверным. Я приготовлю для него страшнейшее наказание, какого не было никогда ни для какого творения».

«Бог сказал Иисусу:

— «Говорил ли ты людям, принимать тебя и твою мать за богов наравне с единым богом?».

— «Слава тебе, нет! — ответил Иисус. — Кто мог сказать то, что неправда? Разве не знал бы ты, если б я сказал? Ты знаешь все, что в глубине моей души, а я не знаю, что в глубине твоей. Ты один знаешь тайны. Я говорил им только то, что ты приказывал мне сказать им: «поклоняйтесь богу моему и богу вашему». Покуда я жил па земле, я мог против них свидетельствовать, а с тех пор, как ты взял меня к себе, ты сам смотрел на них, потому что ты свидетель всех дел. Если ты накажешь их, то имеешь на то право, они твои слуги; если простишь их, то и в этом ты властен, потому что ты могуч и мудр» (5, 108—117).

«Иисус только слуга, —говорит далее автор от имени бога.— Слуга, которого мы осыпали своими щедротами, и предложили для примера детям Богоборца. Если б мы захотели, то из вас самих произвели бы вестников для наследования земли. Он будет указателем приближения часа. Не сомневайтесь же в этом! Следуйте за мной, ибо это путь правый. Да не отвратит вас от этого сатана, так как он отъявленный враг наш».

А вот как говорится о смерти Иисуса (гл. IV, 152 — и т. д.):

«Люди закона попросят тебя заставить сойти с неба книгу. Не они ли просили у Моисея даже и нечто более? Они говорили ему:

— «Дай нам видеть бога!».

«Но в наказание за их дерзость на них грянула страшная .гроза. Потом они приняли Тельца за предмет обожания, хотя им явились явные знамения против этого. Но мы простили их и дали Моисею доказательства. Мы подбросили над их головами гору Опустошителя (Везувий) в залог нашего союза. Мы заключили с ними торжественный договор. Но они нарушили договор, отказались от божиих знамений, несправедливо предали смерти пророков. Они не веруют в Иисуса, они выдумали о Марии жестокую ложь. Они говорят:

— «Мы предали смерти мессию, Иисуса сына Марии, посланника божия».

«Нет! Они его не убили, они не распяли его! Человек, подобный ему, был взят на его место, и те, которые против этого спорят, сами в неведении. Они не имеют истинного познания; они только следуют чужому мнению. Его решительно не убивали. Бог вознес его к себе, а бог могуч и мудр. Не будет ни одного человека, между имеющими веру в Писание, который не уверовал бы в него перед смертью. В день воскресения, он (Иисус) будет свидетельствовать перед ними».

Должны ли мы останавливаться на мнении авторов Корана, будто вместо Василия Великого, основателя христианской литургии, который и дал повод к легендам о евангельском Христе, был столбован подставной человек? Конечно нет.

Некультурный ум всегда обязательно выдумывает подставное лицо каждый раз, когда с его излюбленным героем случается что-нибудь не соответствующее древним представлениям о доблести и могуществе. По этой же причине факт столбования замолчен и в житии Василия Великого в Святцах, и в легенде об Илье пророке. Если великого пророка привязали, как презренного раба, веревками к столбу на посмеянье публике в ночь лунного затмения с 21 марта 368 года, и он не поразил за это молнией своих обидчиков, а подчинился несправедливости, то этого не мог переварить первобытный ум, и потому легенды о великом ученом, основавшем оккультные науки, естественно разделились на три типа.

В одном типе факт столбования просто отрицается и сводится на выдумку врагов, в другом утверждается, что столбован был не он, а подставной человек, а в третьем это событие объясняется добровольным принесением себя в жертву за грехи людей с придачей этому поступку недоступных для ума людей мистических поводов. Но последнее объяснение было только в Евангелиях.

Интересны также места Корана о Троице.

«О вы, получившие Писания! Не изменяйте в вашей религии истинной веры, не говорите о боге ничего кроме истины. Мессия — Иисус, сын Марии, апостол бога, есть Слово бога, брошенное в Марию. Он дух, происходящий от бога. Веруйте в бога и его апостолов и не говорите: есть Троица! Перестаньте это делать! Так вам будет выгоднее! Бог — один. Слава ему! Как у него будет сын? Ему принадлежит все, что на небесах и на земле. Достаточно иметь своим покровителем одного бога» (4,169).

А далее еще (гл. 5, 76):

«Неверный тот, кто говорит: Мессия, сын Марии — это бог. Не говорил ли он сам:

— «О дети Израиля! поклоняйтесь богу, который мой и ваш властелин. Кто присоединяет к богу других богов, тому бог запретит вход в Сад, и его жилищем будет Огонь».

«Неверный тот, кто говорит, что бог — третий из Троицы, между тем как нет бога, кроме единого бога. Если такие не перестанут... то, наверное страшное наказание ожидает их. Не возвратятся ли они к властелину, не будут ли они умолять о прощении? Он терпелив и милосерд.

«Мессия, сын Марии, был только апостолом: другие апостолы ему предшествовали. Его мать была права.

«Скажи людям Писаний: не изменяйте веры, не будьте против истины, и не следуйте склонностям людей, которые были в заблуждении до вас, которые увлекли большинство людей в ошибку и которые оставили хорошую средину пути. Как презренны их действия!..

«Ты узнаешь, что питающие сильнейшую ненависть к верным, это иудеи и язычники, а более расположенные любить верных, это люди, которые называют себя христианами. Это от того, что у них есть священники и монахи, и от того, что у них нет гордости. Когда они слушают стихи Корана, то увидишь, как у них в изобилии текут из глаз слезы, ибо они узнают истину. Они восклицают:

— «О Господи! Мы веруем! Впиши нас в число тех, которые, дают свидетельство в истине Корана. Отчего бы мы не поверили в бога и в истины, которые он открыл нам? Отчего бы мы не пожелали, чтобы он дал нам место среди правых?».

«В награду за их слова бог назначил им сады, орошенные потоками воды, где они проживут вечно; это награда тем, которые творят добро. Но которые не веруют, которые считают наши знамения выдумками, те определены в ад»...

Вот почти все, что сказано в правоверном «Чтении» (Коране) об Иисусе. Мы видим из этого, что в то время, когда был заканчиваем Коран, магометане были еще одной из христианских сект и жили почти теми же представлениями об Иисусе, какие мы имеем и в развивавшихся в то же время Евангелиях и в Псалмах. В учении Корана о «воплощении божественного Слова в деве Марии» мы видим следы представлений, попавших в Евангелие Иоанна, а легенды о благовещении и об Иоанне Крестителе, имя которого Ягие напоминает или греческое Хагиос (άγιος) — святой, или даже самого Иегову (имя которого может быть от того же греческого, гебраизированного корня), есть только легкий вариант совершенно таких же евангельских легенд.

Интереснее же всего здесь родословная Иисуса. В то время как христиане отделяют время его жизни от времени жизни Моисея и Арона многими столетиями, авторы Корана объявляют Иисуса прямым племянником этих двух учителей, считая его мать Марию (или Мариам, как ее называют и в Евангелии) сестрой Моисея и Арона и вместе с ними дочерью Имрана и жены его Ганны (или Анны) из рода Левитов.

— «О Мария, о сестра Аронова! Твой отец не был человеком негодным, и мать твоя не была развратной женщиной» (19, 29), — говорили ей, как мы уже видели, родственники, когда она неожиданно принесла им младенца. — «Марии, дочери Имрана, сохранившей свое девство, мы вдохнули часть нашего Духа, — говорит даме, по словам Корана, сам бог. Она веровала словам Господа и его книгам и была в числе людей благочестивых» (67, 12).

С этой точки зрения Иисус Навин отожествляется не только нами по астрономическим указаниям, но также и Кораном, с Иисусом Христом, Арон налегает хронологически на Ария, а для Иоанна Крестителя и Моисея ничего не остается в это время в христианских источниках, кроме Афанасия Великого, который, по словам Святцев, еще ребенком крестил мальчиков в Египте, или же Николая Чудотворца, имя которого значит Победитель людей, хотя жизнеописания их в христианских источниках и подставные.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz