Н.А.Морозов / «Христос». 6 книга / ЧАСТЬ II


ГЛАВА IV.
ОСТАЛЬНЫЕ БИБЛЕЙСКИЕ ДЕЯТЕЛИ В КОРАНЕ.

 

Нет ничего более убедительного, как Коран, для выяснения позднего времени библейских деятелей. Прежде всего, если мы не допустим, что под видом Моисея, Арона, Иисуса и других в Коране описаны деятели IV века, то будет совершенно непонятно отсутствие в этой книге, принадлежащей несомненно не ранее как VII веку нашей эры, хотя бы малейших указаний на деятелей предшествовавших столетий, — Ария, Константина, Василия Великого и других, тогда как автору хорошо известны лица, жившие будто бы за 2000 лет до них.

Вот почему, оставив уже в покое Моисея, Арона и Иисуса, о которых я выписал все существенное из Корана, я рассмотрю и других упоминаемых в нем знаменитостей давних лет.

Вот, например, Дгуль (т. е. Юлий) Карпейн, имя которого значит «Владетель двух земных краев», в котором некоторые предполагают Александра Великого (Коран 18,82):

— «Тебя спросят, о Достославный, на счет Владетеля двух земных краев? Отвечай им: я расскажу вам его историю!

«Мы укрепили его могущество на земле, и дали ему средства достигнуть желаемого, и он пошел в путь. Он шел покуда не достиг захода Солнца. Он увидал Солнце заходящим в кипящий фонтан. Подле него он нашел поселившийся народ. Мы сказали ему:

— «О Дгуль Карнейн! Ты можешь истребить этот народ или поступить с ним великодушно!».

— «Мы накажем, — ответил он, — всякого человека нечестивого, а потом предадим его богу, который еще подвергнет его страшному наказанию. Но кто веровал и творил добро, тот получит хорошую награду, и мы дадим ему повеления легкие для исполнения».

«Дгуль Карнейн снова отправился в дорогу, покуда не пришел туда, где восходит Солнце. Оно поднималось над народом которому мы ничего не дали для ограждения от жара. Да, это было так, и мы знаем всех тех, которые были с ним, Дгуль Карнейном. Он опять отправился в путь, покуда не очутился между двух плотин, подле которых жил народ, едва понимавший какой-нибудь язык. Этот народ сказал ему:

— «О Дгуль Карнейн! Вот Яджудж и Маджудж (Гог и Магог), производящие на земле беспорядок. Можем мы просить тебя, вместо награды, построить загородку между ими и нами?»..

— «Могущество, которое дает мне властелин мой, — ответил он, — важнейшая для меня награда. Только ревностно помогайте мне, и я построю загородку между ими и вами. Приносите ко мае большие куски железа, покуда можно будет завалить промежуток между двумя горами!. Раздувайте огонь, покуда железо покраснеет как огонь! Принесите мне расплавленной меди, чтоб бросить сверху!».

«После этого Яджудж и Меджудж не могли ни влезть на его стену, ни пробить ее (уж не о Китайской ли стене?).

— «Это, — сказал Дгуль Карнейн, — есть действие милосердия божия. Когда придет определение властелина, он разломает степу в куски. Обещания божий непреложны. Придет день, когда мы прикажем этим народам спешить толпой, подобно волнам, одним за другими. Прозвучит труба и мы все соберемся вместе. В этот день для неверных мы устроим геенну».

Это место явно из Апокалипсиса. А кто тут владетель двух краев земли? Автор ли Апокалипсиса Иоанн, или какой-нибудь знаменитый император? Имя Дгуль, или Джуль, более всего походит на Юлия, который и до сих пор произносится по-итальянски Джулио. Скорее всего это Юлиан Философ (ум. 363 г.).

А вот что говорится о построении первого храма, который здесь приписывается уже не Царю Миротворцу (Соломону), а самому Отцу-Риму (Аб-Раму) и помещается не в Палестине, а в Мекке.

«Когда бог известными словами испытывал Отца-Рима (Аб-Рама по-корански) и этот получал его приказания, бог сказал ему:

— «Я поставлю тебя народам имамом» (духовным главой).

— «Выбери его из моей семьи», — сказал Отец-Рим.

— «Мой завет, — возразил Господь, — не принимает злых».. Мы основали святой дом, для покоя и убежища людям и сказали: «назначьте место Отцу-Риму для проповеди». Мы поручили ему и богоуслышанному Измаилу следующее:

«Сохраните мой дом чистым для тех, которые придут стоять на молитве и совершать коленопреклонения и приседания»...

Вот все, что говорится в Коране о построении Отцом-Римом «Святого Дома». Место его не указывается, и более нет об этом ничего. Все остальное приводится лишь в других сказаниях, где храмом, который, по Корану, построил Отец-Рим и Богоуслышанный, считается уже здание по имени Кааба,—«Запретный вход» — в Мекке, существующее и до сих пор после многих перестроек.

Но впервые, — говорят нам старые арабисты, — построил «в Мекке харам (т. е. храм)1 самый первый человек — Адам. Потом, во время Ноева потопа храм — говоря нам — был поднят по повелению бога на четвертый небесный свод. Потом, при появлении там Отца-Рима и Богоуслышанного они, — говорят нам, — вновь построили здание на этом месте и Отец-Рим был первым первосвященником на нем. Повидимому, тут же он хотел принести в жертву богу и сына своего Исаака, пока божий вестник не слетел с неба и не остановил его поднятую уже руку.


1 Саблуков: Рассказы магометан о Кыбле, стр. 22.

Возможно, что это сказание об Исааке есть лишь легенда о запрещении человеческих жертвоприношений, произведенном метеоритом, слетевшим с неба во время такой процедуры.

Рассказ о возвещении Отцу-Риму (т. е. Аб-Раму) сына ангелами и о Лоте Латынянине, соединены в Коране в одном месте (II, 12—84).

«К Отцу-Риму пришли наши посланники, несшие счастливое известие. Они сказали ему:

— «Мир!».

— «Мир!» — ответил он.

«Немного времени прошло, и он принес жареного теленка. А когда увидел, что руки их не касаются приготовленного кушанья, то это ему не понравилось, и он испугался.

— «Не бойся, — сказали ему они, — мы посланники к Лотову народу».

«Жена его (жена Отца-Рима) стояла тут, и начала смеяться, когда мы возвестили ей Исаака, а после Исаака Иакова.

— «Ах, я несчастная, — сказала она. — Мне родить! Ведь я стара и муж мой стар! Право, это дело странное».

— «Удивишься ли ты воле божией? Его милосердие и его благословение витает над нами, людьми этого дома. Бог достоин славы и похвал».

«Когда страх Отца-Рима рассеялся и было ему сделало счастливое предсказание, то он стал спорить с нами в защиту Лотова народа, ибо был кроток, сострадателен в склонен к снисхождению.

— «О Отец-Рим! Отвратись от этого, ибо повеление Господа твоего уже объявлено; их поразит наказание. Он неумолим».

«Наши посланные пошли к Лоту (Латынянину). Тот встревожился за соседей, и был слишком слаб.

— «Это тяжелый день», — сказал он...

— «О Лот! —сказали странники, — мы посланники от твоего Властелина. Они не тронут тебя! Уходи в эту же ночь с своим семейством. Но смотрите, чтоб никто из вас не повертывался поглядеть назад! Одна жена твоя сделает это. Наказание, которое поразит их, падет также и на нее. А то, чем им грозят, исполнится до завтра. Завтра недалеко. Мы разрушим этот город сверху до низу. Мы повелели идти на него комкам разожженной земли, падающим беспрерывно и отмеченным самим богом. Они уже не далеки от злых».

Выражение о комках горячей земли здесь ясно указывает на извержение Везувия в Латиуме, т. е. в стране Лата, или по вашему произношению Лота. То же самое повторяется в 15 главе (51—76), а в другом месте говорится о мадианитнях (т. е. жителях столицы), поверженных мертвыми в своих жилищах при землетрясении (29, 36).

Первоначальный аллегорический характер легенды об Аврааме (по-библейски об Аб-Раме, отце Рима), создателе храма единому богу, и о его племяннике Лоте (Лат—латинянин), страна которого погибла от извержения вулкана за нечестие, здесь, как видит читатель, уже почти утратился.

Что же касается до прибавки средневековых арабских писателей, будто это сказание о постройке храма Аб-Рамом относится к храму Кааба в Мекке, то она совершенно еще отсутствует в Коране. Точно также и в Библии нигде не говорится об этой постройке, а место приношения Отцом-Римом в жертву богу-Громовержцу Исаака называется землей Мориа (АРЦ-Е-МРИЕ).

Все это скорее приводит к заключению, что здесь вышло смешение имен: Меккская метеоритная катастрофа была вероятно, во время нашествия на Мекку эфиопского царя Абраха — превратившегося в Абрах-Ама, — и когда он хотел тут принести в жертву богам пленников. Упавший с страшным грохотом и сотрясением атмосферы на много километров вокруг, небесный камень мог, конечно, остановить жертвоприношение и совсем прекратить человеческие жертвы (Коран 106,3).

Это, по арабским источникам, было около 571 года, нашей эры, так что и библейское сказание о переименовании Аб-Рама в Ибрагима (Авраама) должно возникнуть не ранее конца VII века.

* * *

Интересные подробности о состоянии материальной культуры вовремя возникновения сказаний Корана мы находим в его сообщениях о Царе-Миротворце (библейском Соломоне), о котором говорится не только как о мудрейшем царе, но и как об изобретателе судоходства на парусах, А о Давиде Коран говорит не только как о песнопевце, но и как об изобретателе кольчуг, чем и объясняются военные успехи Диоклетиана и Констанция, с которых они списаны.

«Мы принуждаем горы и птиц, — говорится от имени бога в Коране, — воспевать вместе с Давидом нам хвалы и научили его делать брони, чтобы поставить вас в безопасность от насилий (о бронях же говорится и в Апокалипсисе в 395 году). Не должны ли вы быть признательны? Мы подчинили Соломону бурный ветер, — продолжает далее бог, указывая, вероятно, на изобретение в это время килевых судов, способных лавировать против ветра при соответственном косом расположении парусов, — и ветер направлял суда по его повелению в благословенную нами страну. Нам было известно все. И между демонами мы подчинили ему тех, которые ныряли для ловли ему жемчуга и исполняли другие его поручения. Мы сами наблюдали за ними» (21, 79—82).

Под демонами или чертями (шайтанами) здесь, повидимому, «бог» подразумевает таинственные силы природы, во главе которых стоит низверженный Сатурн.

«Мы установили на небесах, — продолжает бог, — Зодиакальный круг (Бурдж) и расположили его знаки в порядке для тех, кто на них смотрит, и мы защищаем их от прикосновения всякого демона, отгоняя его камнями (метеоритами). Если он подкрадется туда тайно для подслушивания, то он отмечается там огненной чертой, видимой для всех» (своеобразное объяснение светящихся Космических мимолеток, называемых падающими звездочками), (15, 15—18).

И еще в другом месте:

«Мы украсили звездами ближайшее к земле небо, чтобы охранять дальнейшие от всякого демона искусителя, чтобы не приходил он слушать то, что говорится в верхнем небесном собрании. Они отвержены и преданы постоянным мучениям, и всякого из них, кто приблизится туда тайком, настигает огненный дротик (та же падающая звездочка) (37,6—10 и 67).

— «Клянусь твоим Властелином, — говорит бог в другом месте, — мы соберем всех людей и демонов2 и поместим их коленопреклоненными вокруг геенны, и отделим в каждой толпе тех, которые были более возмутительны перед Милосердным.» (19,86).

«Не видишь ли ты, что мы посылаем к неверным демонов (чертей), чтобы подстрекать их ко злу?» (19,86).


2 Так переводится: слово шайтан — сатана, а во множественном числе шайатин—демоны. Кроме того, фигурируют еще джины, слово того же корня, как итальянское джении (genii), т. е. гении, которые родятся и грешат как люди, и попадут обязательно в геенну.

Таковы были духи, которые, по Корану, были подчинены Соломону. Но ему же служили гении (genii), специально описанные в 72 главе.

«Некоторые гении, поместясь слушать чтение Корана воскликнули:

— «Мы слышали необычайное чтение! Оно ведет к истине, мы веруем в него и не будем более почитать никакого существа наряду с нашим Властелином. Он, — да будет вознесено Его Величество! — не имеет ни подруги, ни дитяти. Один из нас, по безумству разнес такой вздор на счет бога... Мы касались неба во время своего полета, но нашли его наполненным сильными стражами. Мы сели там на седалищах, чтобы подслушать, что там происходит, но всякий, кто придет подслушивать, находит палящую стрелу, которая намечает его ударить... Между нами есть, которые предаются богу. Кто верует в бога не должен бояться ни вреда, пи обиды, а которые удаляются от него, послужат пищею огню геенны» (72,1—15).

О их службе Царю-Миротворцу говорится и в рассказе о» посещении его царицей Савской (27,15—45), как и в Библии.

«Мы дали мудрость Давиду и Соломону. Они говорили:

— «Хвала богу, который возвысил нас выше множества верующих его слуг!».

«Соломон был наследник Давида. Он говорил:

— «О люди! Меня научили понимать птичий язык и осыпали вещами всякого рода. Это явное благоволение божие».

«Некогда войска Соломона, составленные из гениев и людей, собрались пред ним, а также и птицы, распределенные отдельными отрядами. Когда весь этот поезд остановился в Долине Муравьев, то один из муравьев сказал:

— «О муравьи! Войдите в свои жилища, из опасения, чтоб Соломон и его войско, по неведению не передавили вас под ногами.

«А Соломон засмеялся при таких словах муравья и сказал:

— «Господи! Дай мне быть признательным за благодеяния, которыми ты осыпал меня, а также и моих отцов. Позволь мне для угождения тебе творить добро и окажи мне часть милосердия, которым окружаешь ты твоих добродетельных слуг!».

«Он пошел на смотр птичьего войска и сказал:

— «Отчего я не вижу здесь удода? Разве нет его? Право, я наложу на него жестокое наказание или даже убью, если он не представит мне какого-либо законного извинения».

«Но тот отсутствовал недолго и сказал Соломону:

— «Я разведал, чего ты не знаешь: я прибыл из Сабы с верными известиями. Я отыскал женщину, царствующую над мужчинами. Она обладает всякими предметами и имеет великий трон. Я видел как она и народ ее поклоняются Солнцу наравне с богом. Сатана прикрасил свои дела в глазах их. Он отвратил их от истинного пути, так что они не поклоняются только богу, который выводит на свет тайны небес и земли, который знает, что вы скрываете и что объявляете, тому богу, кроме которого нет бога, обладателю Великого престола».

— «Увидим,— сказал Соломон,— правду ли ты сказал, или солгал. Ступай от меня с этим письмом, ты увидишь какой будет ответ».

«Удод отправился и исполнил поручение. Царица сказала вельможам своего царства:

— «Господа! Мне доставлено знаменитое письмо. Оно от Соломона, вот его содержание: «Во имя бога милостивого и милосердного! Не восставай против меня и скорее приходи ко мне»

— «Господа! — сказала царица. — Посоветуйте мне в этом деле. Я ни на что не решусь без вашей помощи».

— «Мы сильны и страшны,— возгласили они, — но тебе, а не нам следует давать повеления. Тебе виднее, что приказать нам».

— «Когда цари входят в город, — сказала царица, — то разоряют и делают из счастливейших граждан несчастнейших. Они все поступают так. Я пошлю Соломону подарки и потом увижу что принесут мои посланники от него».

«Когда посланник царицы представился Соломону, тот сказал ему:

— «Разве они хотят мне помочь своими сокровищами? То что мне дал бог, стоит дороже того, что он дал им. Возвратись к пославшему тебя народу. Мы придем осаждать его с войском, которому нельзя противостоять».

— «Господа! — сказал Соломон своим. — Кто из вас принесет мне трон царицы, прежде чем ее люди, предавшись воле божией, придут сами?

— «Это я, — ответил гений Ифрит, один из гонцов. — Я принесу его тебе, прежде чем ты поднимешься с места. Я для этого достаточно силен, и верен».

«Другой гений, который имел познание о Книге (Библии), сказал Соломону:

— «Я принесу его, прежде чем у тебя возвратится мигание глаза».

«Когда Соломон увидел поставленный перед собою трон, то сказал:

— «Это знак милости божией. Бог испытывает меня, чтобы узнать, буду ли я признателен или неблагодарен. Признательность, то это — себе польза, а кто неблагодарен, без того бог может обойтись, ибо он богат и великодушен. Сделайте для нее этот трон неузнаваемым, — сказал Соломон гениям. — Мы увидим на истинном ли она пути или в числе тех, которые не смогут на него направиться».

«Когда царица представилась Соломону, то ее спросили:

— «Ваш этот трон?».

— «Сказала бы, что это мой»—ответила она.

Божества, которым она поклонялась наряду с богом, заблудили ее и она была из числа неверных. Ей сказали:

— «Войдите в этот дворец».

«Когда она увидала его пол, то подумала, что это водоем и подобрала подол около ног.

— «Это дворец, выложенный хрусталем», — ответил Соломон.

— «Господи! — воскликнула она. — Я поступала несправедливо к самой себе, поклоняясь идолам. А теперь я, подобно Соломону, предаюсь воле бога, властелина вселенной» (27,15—45).

Таковы были гении, служившие Царю-Миротворцу. А откуда же произошли они?

— «Мы сотворили человека из праха, — говорит в Коране бог, — из той глины, из которой лепят горшечники и до него еще создали гениев из тонкого огня».

«Вспомни, как бог сказал ангелам:

— «Я вылепил человека, и когда вдохну в него мой дух, падите ниц перед ним».

«И ангелы простерлись все, все. Отказался только Эблис.

— «О, Эблис!. — сказал бог. — Зачем ты не с теми, которые простерлись!».

— «Я не преклоняюсь перед человеком, которого ты сотворил из праха, из глины, которую обрабатывают горшечники (автор наивно забывает, что до сотворения человека не могло бытъ горшечников).

— «Пошел же вон, побитый камнями (метеоритами)! — сказал ему бог. — Проклятие тяготеет над тобой до дня воздаянья».

— «Властелин! — сказал ему Эблис. — Так как ты меня ловко провел, то я постараюсь ловко провести всех людей, кроме истинных твоих слуг, прокрасившись для них на земле».

— «Это правильный путь, — ответил ему бог. — Геенна есть место обещанное им всем. У нее семь ворот. За каждым отдельное скопище. А те, которые боятся бога, будут посреди садов и источников воды» (15,26—45).

Точно также и в 55 главе Корана сказано:

«Бог сотворил гениев из огня без дыма» (55, 14).

Все это заставляет думать, что идея о гениях возникла из языков пламени, которые по первичным представлениям пожирали горящее дерево и в то же время служили на пользу человеку и стремились взлететь к небу, как это сказано далее:

«Они (гений—огни) исполняли для Соломона все работы, какие он хотел: дворцы и статуи, твердо поставленные (литые) котлы и подносы, широкие как водоемы. О семья Давидова! Воздай нам за это делами признательности!» (34,12).

Вся легенда о гениях говорит лишь о первом возникновении металлургии при «Возлюбленном царе» и царе Миротворце («Давиде» и «Соломоне»). О «Соломоне» лично сказано, в Коране еще лишь то, что «однажды под вечер к нему привели великолепных лошадей, стоящих (на небе) на трех ногах и едва лишь достигающих концом четвертой ноги до земли» и «он начал обстригать им поджилки и головы» (38,30— 32).

Все это очень напоминает отрезанную голову созвездия Малый Конь и отстриженный зад созвездия Пегаса для помещения на его месте созвездия Рыб. Пегас и Малый Копь, ошибочно рисуются теперь, по инициативе Альберта Дюрера, на наших звездных картах вверх ногами. Но не может быть, чтоб древние астрологи воображали их на небе в таком нелепом виде. А рассказ об их стрижке царем Миротворцем можно объяснить лишь тем, что в освобождаемое этим способом место надо было передвинуть созвездие Рыб благодаря прецессионному передвижению сюда точки весеннего равноденствия и чтобы поместить Овна на обстриженном таким же образом заде Тельца.

Ничем другим нельзя объяснить этого изуродования двух важнейших констелляционных фигур, и весь рассказ лишь показывает, что означенная вивесекция и вызвавшая ее поправка относительно начала года были сделаны при «Соломоне», которого я считаю отчасти списанным с Великого царя (Василия Великого), основателя христианского богослужения при Юлиане Философе (361—363 гг.), причем истинная фигура этого деятеля до неузнаваемости искажена последующими теологами, как в Евангелиях, так и в «Житиях святых».

Посмотрим теперь, что говорится о поэзии в Коране.

«Мы дали Давиду дар сложения гимнов в сказали:

— «Горы в птицы! Чередуйтесь с ним в песнях!».

«Мы смягчали железо в его руках и сказали ему:

— «Делай из него полные брони в наблюдай хорошо размер их петель» (34,10),

«И птицы (при его пении) собирались вокруг него и возвращались к нему» (Давиду) (38,8).

Отожествляя Давида с Помпеем Великим или Диоклетианом, мы понимаем и источник легенды о том, будто он отнял у одного из своих полководцев красавицу жену, приказав убить его. Это отголосок сказания о Клеопатре, хотя современная история и относит этот эпизод к несколько более позднему времени. В Библии сказано, как бог рассердился, на него за это, а в Коране говорится (38,20—25):

«Знаешь ли ты историю двух просителей которые, перескочивши стену, явились к Давиду в молельню. Он, увидя их, был объят страхом.

— «Ничего не бойся, — сказали она ему.—Мы два противника. Рассуди нас, как повелевает правосудие, без лицеприятия и направь нас на более законный путь. Вот мой брат: у него было девяносто девять овец, а у меня только одна. Он отнял ее у меня и в борьбе со мной пересилил меня.

— «Он совершил неправду, — ответил ему Давид, — в отношении тебя. Те, которые веруют и творят добро, не поступают так. Но число их очень мало!».

И вдруг Давид заметил, что они хотели испытать его этим примером. Он простерся на землю и раскаялся. Мы простили его, доставили ему в раю место подле нас и прекрасное жилище. О, Давид! Мы поставили тебя нашим наместником на земле. Решай справедливо споры людей и берегись следовать своим страстям: они отвратят тебя от пути божия! Все, которые отклоняются от него, испытывают страшное наказание за то, что не думали о дне расчета».

Больше о Давиде нет ничего существенного, кроме как в связи с его предшественником Саулом, который называется в Коране Талутом и о котором говорится только в одном месте (2,247). Интересно, что время его жизни относится ко времени смерти Моисея:

«Вспомни о собрании детей Богоборца по поводу смерти Моисея, когда они говорили одному из своих пророков:

— «Выбери нам царя, и мы будем сражаться на пути божием!».

— «А когда он будет повелевать вами, — возразил тот им, — не откажетесь ли вы от него?».

— Отчего же, — сказали они, — не будем мы сражаться на пути божием, выгнанные из нашей страны и разлученные с нашими детьми?».

«Пророк (Самуил) сказал им:

— «Бог выбрал Талута (Саула) быть вашим царем».

— «Как? — возразили израильтяне. — Он будет иметь над нами власть? Мы лучше его. У него совсем нет состояния».

— «Бог выбрал его повелевать вами, — возразил пророк, — он одарил его знанием и большой телесной силой. Бог дает власть кому хочет. Он велик и мудр».

«В знак его власти придет Ковчег завета. В нем вы будете иметь от вашего господа залог безопасности. Он заключает в себе останки семейства Моисеева и Ааронова, его понесут ангелы. Это послужит вам знамением, если вы будете верующими».

«Когда Талут отправлялся со своими воинами, он сказал им:

— «Бог испытает вас рекой. Тот, кто там напьется, не будет из моих».

«Но, исключая небольшого числа, все пили до насыщения. И вот, когда царь и верующие, которые за ним следовали, перешли реку, прочие вскричали:

— «Мы совершенно бессильны против Джалута (Голиафа) и его воинов.

«Но те, которые веровали, кто в последний день увидит лицо бога, сказали:

— «О сколько раз, по повелению божию многочисленное войско было разбиваемо малой толпой! Бог с непоколебимым.

«И когда они приблизились на поле сражения к Джалуту и; его войску, они воскликнули:

— «Господь! Дай нам твердость, укрепи стопы наши и доставь нам победу над неверным народом!».

«И враги по повелению божию обратились в бегство. Давид убил Джалута. Бог дал ему книгу 3 и мудрость. Он научил его, чему хотел» (2,247—252).


3 Псалтырь. Исламиты признавали только четыре священные книги: Пятикнижие, Псалтырь, Евангелие и Коран. Книги пророков по их мнению были затеряны.

Считая Саула тожественным с Суллой и с Аврелианом, мы должны к этому времени отнести и легенду о Голиафе — Джалуте. Этим и кончаются все сведения Корана о знаменитых царственных особах, живших до него. Значит, тогда не было еще в обиходе никакой значительной литературы.

Считая исторические сказания, вошедшие в Коран, ходячими в Аравии легендами VII и VIII века нашей эры, мы должны бы остаться, — повторю еще раз в виду важности этого предмета, — в совершенном недоумении при мысли, каким образом единственные три царя, описанные в нем, оказываются жившими, как нам говорят, за полторы тысячи лет до того времени, а все последующее осталось ему чуждо? Разве не было до этого времени ни Юлия Цезаря, ни Октавиана, ни Констанция Хлора, ни Помпея, дела которых гремели за двести и более лет до Корана и на Востоке и на Западе? Наше отожествление с ними Саула, Давида и Соломона несколько поправляет дело. С этой точки зрения в Коране мы находим под именами Саула, Давида и Соломона сказания о трех величайших деятелях Латино-эллино-египетско-сирийской империи IV века и можем примириться с отсутствием указании на их менее выдающихся преемников V и VI веков, тем более, что Коран занимается только такими лицами, которые имеют прямое или косвенное отношение к теологии. Из них мы видели уже Моисея и Арона, в последнем из которых узнали Ария, и в связи с ним встретился нам и титул фиргаун («фараон»), взятый из Библии, но всегда в связи с легендой о Моисее и Ароне, и без указания собственных имен властелина, с которым они имели дело.

* * *

То же мы видим и в легенде о прекрасном Иосифе (Юсуфе), составленной здесь уже несколько иначе и не в соединении с женой египетского наместника Путифара, а в связи с женой обычного человека, какого то Ависа (12,3—103).

«Мы скажем тебе, о «Достославный»! — лучшую из историй, изложенных в этом Коране, историю, о которой ты до сих пор не подозревал. Однажды Иосиф сказал:

— «О, отец мой! Я видал во сне одиннадцать звезд, а также Солнце и Луну, которые мне кланялись».

— «О, дитя мое! — ответил ему Иаков. — Берегись рассказывать свой сон твоим братьям из опасения, чтоб они не придумали против тебя какой-либо козни, ибо сатана отъявленный враг человека. Этот сон от того, что бог возьмет тебя в избранники и научит толкованию происшествий. Он осыплет тебя своими благодеяниями, тебя и семейство Иакова, как осыпал некогда твоих предков Авраама и Исаака. Господь твой сведущ и мудр».

«В самом деле, — продолжает автор, — есть в истории Иосифа и его братьев поучительные знамения для тех, которые спрашивают. Однажды его братья говорили один другому:

— «Иосиф и брат его Вениамин дороже нас для нашего отца, хотя нас и больше. Право наш отец в явном заблуждении. Убейте Иосифа или удалите его как-нибудь. Взоры отца вашего будут исключительно на нас. Потом мы поведем себя как добрые люди».

«Тогда один из них сказал:

— «Не предавайте Иосифа смерти, лучше бросьте его на дно колодца. Придет какой-нибудь путешественник и возьмет его, если вы уже хотите что-нибудь с ним сделать».

«Братья Иосифа сказали тогда Иакову:

— «О батюшка! Отчего ты не хочешь поручить нам Иосифа? Мы ведь желаем ему добра. Позволь ему завтра отправиться с нами. Он поест плодов и поиграет. Мы посмотрим за ним».

— «Мне будет грустно, — сказал Иаков, — если вы его уведете. Я боюсь чтоб его не унес волк, если вы не обратите на него внимания».

— «Как волку его похитить, если нас много? Мы будем очень несчастливы, когда не сможем защитить его».

Потом они повели Иосифа с собой и по общему согласию бросили на дно колодца. Вечером они явились к отцу со слезами.

— «О батюшка! — сказали они, — мы удалились, бегая взапуски, а Иосифа оставили при пожитках, в вот вдруг его съел волк. Но ты не поверишь нам, хотя мы говорим правду».

«И они показали ему рубашку, замаранную ложной кровью.

Иаков сказал им:

— «Это вы сами придумали. Но мне следует лучше подождать. Я помолюсь богу помочь мне в несчастий, о котором вы меня известили».

«Случилось, что там проходили мимо путешественники. Они послали человека с поручением принести воды. Он спустил в колодезь бадью и воскликнул:

— «Какая счастливая встреча! Тут молодой человек!».

«Они спрятали его для продажи, но бог знал их поступки. Они продали его за ничтожную цену, за несколько драхм серебра, как будто нестоящего сбережения.

«Купивший его сказал своей жене:

— «Окажи ему приличное гостеприимство. Он может быть нам некогда полезен, или даже мы примем его вместо сына».

«Таким образом мы устроили Иосифа в той стране. Мы научили его толкованию происшествий. Бог могущ в своих делах, но большая часть людей не знает этого.

«Когда Иосиф достиг зрелого возраста, мы дали ему мудрость и знание. Это от того, что мы вознаграждаем тех, которые творят добро. Жена, в доме которой он находился, возымела к нему страсть. Она заперла все двери покоев и сказала ему:

— «Подойди сюда!».

— «Сохрани меня бог! — ответил Иосиф. — Господин мой дал мне щедрое содержание. Злые не благоденствуют».

«Но она его приглашала, он имел тоже влечение, но вдруг получил предостережение от своего Господа. Они оба устремилась к двери, он — чтоб бежать, она — чтоб удержать его, и жена разорвала сзади тунику Иосифа. Оба они встретили в дверях своего господина (ее мужа).

— «Чего заслуживает, — сказала она,—тот, кто возымел преступное влечение к твоей жене, если не темницы или страшного наказания?».

— «Это она, — сказал Иосиф, — подстрекала меня ко злу».

«Родственник жены тоже свидетельствовал против нее, говоря:

— «Если туника разорвана спереди, то жена говорит правду, а Иосиф обманщик, но если она разорвана сзади, то лжет жена, а Иосиф говорит правду».

«Муж рассмотрел тунику и увидал, что она разорвана сзади.

— «Вот ваши плутни, — сказал жене муж, — а ваши плутни, вероятно, велики. О, Иосиф! обратись спиной к этому делу. А ты жена проси прощения в твоем проступке, потому что согрешила!».

«Городские женщины рассказывали о приключении, говоря:

— «Жена Авиза имела виды на своего молодого человека, который сделал ее без ума от себя. Мы находим, что она явно на ложном пути».

«Когда жена Авиза услышала такие речи, то послала к этим женщинам приглашение, приготовила им пир и дала каждой из них по ножу. Потом велела явиться Иосифу. Как только они заметили его, то удивились ему до исступления и порезали себе от удивленья пальцы, говоря:

— «Сохрани нас бог! Это не человеческое творение, это восхитительный ангел!».

— «Вот, — сказала им жена Авиза, — тот, который навлек на меня ваши порицания. Я хотела заставить его уступить моим желаниям, но он захотел остаться целомудренным. Если вперед он не сделает того, что я ему прикажу, то будет брошен в тюрьму и попадет в число несчастнейших».

— «Господи! — вскричал Иосиф, — Тюрьма предпочтительнее преступления, к которому принуждают меня эти женщины! И если ты не отвратишь от меня ее замыслы, то я уступлю своей склонности к ней и буду в числе безумных».

«Бог услышал его и отвратил ее замыслы, ибо он слышит и знает все.

«И все-таки им удалось даже после доказательств его невинности, бросить его на несколько времени в тюрьму. Два человека были заключены с ним. Один из них сказал:

— «Мне снилось в эту ночь, что я выжимал виноград».

— «А мне, — сказал другой, — снилось, что я нес на голове хлебы, которые клевали птицы. — Дай нам истолкование этих снов, — прибавили они, — ибо мы смотрим на тебя, как на человека добродетельного».

«Иосиф ответил им:

— «Вам не принесут еще дневной пищи, как я истолкую ваши сны, и они осуществятся. Это знание мне пришло от бога, который научил меня, ибо я бросил веру тех, которые не веруют в бога и отвергают будущую жизнь. О, мои тюремные товарищи! Один из вас представит чашу вина своему господину, другой будет казнен и птицы прилетят клевать его голову. То, о чем вы меня спросили, определено неотменно».

«Потом Иосиф сказал тому, которому предсказал освобождение:

— «Когда ты будешь свободен, напомни обо мне при случае твоему господину».

«Но сатана велел забыть ему сказать своему господину об Иосифе, и Иосиф остался еще несколько лет в тюрьме.

«И вот царь египетский сказал однажды начальникам своего царства:

— «Я видел во сне семь жирных коров, съеденных семью тощими коровами, и семь колосьев зеленых и семь других колосьев сухих. Господа! изъясните мне эти видения, если вы умеете изъяснять сны».

— «Это не что иное, как куча бестолкового сонного бреда. Мы ничего не смыслим в изъяснении снов».

«А тот из двух заключенных, который был освобожден сказал им (как-то вспомнив об Иосифе через несколько лет):

— «Я вам дам изъяснение. Позвольте мне отправиться повидаться с человеком, который это сделает.

— «О Иосиф, человек праведный! — сказал он, придя к Иосифу. — Изъясни им, что значит семь коров жирных, которых поедают семь коров тощих, и семь колосьев зеленых и семь других колосьев сухих, чтоб, когда я ворочусь к пославшим, меня, они знали изъяснение».

«Иосиф ответил ему:

— «Вы посеете в продолжение семи лет, как обыкновенно, хлеб, который вы сожнете. Оставьте его в запас, исключая немного на ваши нужды. Потом наступят семь лет суровых, которые истребят все, что вы отложите на запас. Предвидя их, сберегайте старательно. Потом наступит год, в продолжение которого жители этой страны будут иметь много дождей и соберут виноград и маслины».

«Тогда царь сказал:

— «Приведите ко мне этого человека».

«Когда посланный отыскал Иосифа, тот сказал ему:

— «Возвратись к своему господину, чтоб он спросил, что хотели делать те женщины, которые обрезали себе пальцы?».

«Царь спросил у этих женщин:

— «Что значат ваши настояния заставить Иосифа уступить вашим желаниям?.

— «Сохрани нас бог! — ответили они. — Он не сделался виноватым ни в каком грехе, который бы мы знали».

«А жена Авиза прибавила:

— «Теперь истина открылась. Это я склоняла Иосифа к: проступку, а он всегда говорил правду».

«Когда Иосиф узнал все это, он сказал:

— «Ну, хорошо, что мой прежний господин знает теперь, что я его не обманул в его отсутствие. Вот, не ведут к хорошему концу замыслы обманщиков. Я не скажу, чтоб совершенно был невинен сам. Верно кровь увлекла бы к проступку, если только не сжалился бы бог. Но бог терпелив и милосерд».

«Тогда царь сказал:

— «Приведите ко мне Иосифа, я возьму его в свою личную службу».

«И он сказал Иосифу:

— «С нынешнего дня ты будешь близ нас, облеченный властью и нашей доверенностью».

— «Дайте мне, — сказал ему Иосиф, — управление над магазинами страны. Я буду внимательным блюстителем их».

Я не продолжаю далее этой легенды. Она заканчивается как и в Библии: захватив в свои руки распределение хлебных запасов, Иосиф закрепостил все население страны.

Насколько историчен этот рассказ, если мы отнесем его к IV веку нашей эры, не место здесь решать. Я уже выяснял во второй книге этого исследования астрологический смысл псевдо сна фараона (фиргауна по-корански), при котором на всю эту библейскую легенду падает неожиданно яркий свет, но рассмотрю здесь ее еще и по изложению в Коране.

Когда я впервые прочел в Библии этот миф еще в 1883 или 1884 году в Алексеевской равелине Петропавловской крепости, я почти сразу понял, что дело здесь идет о солнечном затмении при схождении всех семи древних планет около Весов, т. е. в Овне и Тельце, в мае месяце, когда Плеяды скрываются в лучах дневного света, а потом в июне во время жатвы вновь появляются из лучей утренней зари такими же семью тощими звездочками, какими были и до тех пор. Относительно того, что Плеяды могли в старину называться коровьим стадом, около которого гуляет и теперь по небу бык в виде Альдебарана с другой партией коров (гиад), не может быть сомнения. Ведь тогда еще не давали созвездию Тельца или, вернее, Быка (Tauros по-гречески) тех очертании, какие впервые дал ему на современных астрономических картах Альбрехт Дюрер в 1515 году. Быком, считалась первоначально только главная большая звезда этой группы — Альдебаран, — а остальные мелкие звездочки считались, конечно, его коровами, как это и действительно навевается стадным видом Плеяд и Гиад около одинокой яркой красноватой звезды.

И вот, когда собрались около Плеяд семь тучных коров-планет, произошло солнечное затмение: тощие коровы, очевидно пожрали тучных, так как, если само Солнце не спаслось от них то не могли спастись и остальные более слабые планеты. А доказательством того, что затмения в древности объяснялись попытками пожрать Солнце и Луну ближайшими созвездиями, служит легенда о Льве (т. е. о созвездии Льва), напавшем на Солнце-Самсона, который, однако же, разорвал ему челюсти. Да и самое название возвращения Луны на эклиптику — драконический месяц — произошло от того, что тут предполагалась опасность пожрания ее и Солнца невидимым драконом. Значит для определения времени «Сна фараона», надо искать такого случая, когда видимое в Европе солнечное затмение произошло около Плеяд при наличности около них, т. е. в Тельце и Овне, остальных планет. Об этом я уже говорил в прежних томах, но здесь скажу подробнее.

В таблице XV я привел весь ход моей историко-астрономической разведки, сводящейся к тому, чтобы найти, в какие годы это было — от давнейших времен и до тех пор, когда Библия была напечатана.

Как видит сам читатель, схождения планет около Плеяд были, начиная от минус 2200 года лишь в семи случаях:

1. В новолуние 22 апреля минус 1297 года, но без затмения Солнца.

2. В новолуние 10 апреля минус 680 года, но без затмения Солнца.

3. В новолуние 7 апреля минус 620 года, но без затмения Солнца и в новолуние 6 мая минус 620 года, которое тоже не подходит, так как затмение Солнца в эти сутки шло по Тихому океану и не было видно ни в Европе, ни в Западной Азии.

4. В новолуние 25 мая минус 562 года, но без солнечного затмения, которое было еще 21 марта при Солнце в Рыбах.

5. В новолуние 4 мая плюс 292 года, когда было очень эффектное солнечное затмение, широкая полоса полной видимости которого достигла 400 км и, покрыв всю юго-восточную половину Испании и Франции, шла в Германию и далее в Ледовитый океан. Оно прекрасно наблюдалось во всех этих местностях в дополуденное время, а в частном виде: в Риме, почти полное, с максимальной фазой 11"2, в Афинах с фазой в 9"0, в Мемфисе 6"0 и в Кандогире на Евфрате (считаемом напрасно за Вавилон) с небольшой фазой 3"8.

6. В новолуние 9 мая плюс 1206 года, но без затмения Солнца, которое было еще 11 марта при Солнце в Рыбах.

7. В новолуние 29 мая плюс 1443 года, когда было частное солнечное затмение, видимое в северной и средней Европе к вечеру. Но оно поздновато и недостаточно.

ТАБЛИЦА XV.
Подготовительная историко-астрономическая разведка соединений семи древних планет около созвездия Тельца при солнечном затмении около Плеяд (близ 60° эклиптикальной долготы по координатам 1900 г.).

До начала нашей эры (от 0 до 2200 г.).

СатурнЮпитерПоложение Марса при Солнце в Тельце
— 2;7— 4;4Междусериальный промежуток.
— 31;2— 28;7
— 61;8— 63;1
— 90,3— 87;3
— 120;8— 123;8
— 149;4— 146;1
— 179;9— 182;4
— 208;5— 206;8
— 237;1— 241;1
— 267;6— 265;4
— 296;1— 301;8
*Для 1-й серии доисторических соединений Сатурна и Юпитера в Тельце:
*— 326;6*— 324;1*Марс в мае 324 и 325 гг. далеко от Тельца.
— 355;2— 360;5
*— 385;7*— 384:8*Марс в мае 384 г. далеко от Тельца.
— 414;3— 419;2
*— 444;8*— 443;5*Марс в мае 443 г. далеко от Тельца.
— 473;3— 479;9 
*— 503;9*— 502;2*Марс в мае далеко от Тельца.
— 532;4— 538;6
*— 562;9*— 562;8*Для новолуния 25 мая минус 562 г.: Сатурн 63°7, Юпитер 59°8, Марс 51°9, Солнце и Луна 81°7, Венера 73°2,Меркурий 61°1, (коорд. 1900 г. (все в Тельце, но без затмения).
— 591;5— 597;3
*— 620;1*— 621;5*Для новолуния 7 апреля —620 г.: Сатурн 68°9 эклиптикалькой долготы по координатам 1900 г., Юпитер 84°3, Марс 58°0, Солнце и Луна 45°6, Меркурий 41°6, Венера 55°4, но без затмения. Оно было в мае —620, но шло по Тихому океану.
— 650;6— 657;9
*— 679;2*— 680;2*Для новолуния 10 апреля —680 г.: Сатурн 56°3, Юпитер 67°0, Марс 81°,2, Солнце и Луна 49°4, Венера 63°3, Меркурий 55°5 (Солнце и Луна еще в Овне около 48°, за 12° до Плеяд).
— 709;7— 704;5
*— 738;2*— 740;9* Марс в 740 и 739 г.р. далеко от Тельца.
В этой серии подходит новолуние 25 мая — 562 г., но оно было без затмения.
— 768;8— 763;2Междусериальный промежуток.
— 797;3— 799;6
— 827;9— 823;9
— 856;4— 858;3
— 886;9— 882;6
— 915;5— 918;9
— 944;1— 941;3
— 974;6— 977;7
— 1003;1 — 1001;9
— 1033;7— 1036;4
— 1062;2— 1060;7
— 1092;8— 1095;1
— 1121;3— 1119;4
— 1151;8—1155;8
*Для 2-й серии доисторических соединений Сатурна и Юпитера в Тельце.
— 1180;4— 1178;1
— 1209;9— 1214;4
— 1239;5— 1238;7Марс в мае —1238 г. далеко от Тельца.
— 1268;1—1273;1
*— 1298;6*— 1297;4*Марс в новолуние 22 апреля —1297 г. был под 80°8 эклиптикальной долготы, Луна и Солнце 62°, Венера 90°9. Но затмения были только в Марте и в Сентябре.
— 1327;1— 1321;7
*-1357;7 *— 1356;1*Марс в мае —1356 и —1357 гг. далеко.
— 1386;2— 1380;4
*— 1416;7*— 1416;8*Марс в мае —1416 г. далеко от Тельца.
— 1445;3— 1451;2*
*— 1475;8*— 1475;5*Марс в мае —1475 г. далеко от Тельца.
—1504;4— 1511;9
*— 1534;9*— 1534;2*Марс в новолуние 20 мая —1534 г. был в Тельце под 86°7 эклиптикалькой долготы, но Венера была под 119°7.
— 1563;4— 1570;0
*— 1593;0*— 1594;9*Марс далеко от Тельца.
— 1622;5— 1629;3
*— 1651;1*— 1653;5*Марс в мае —1653 г. далеко от Тельца.
— 1681;6— 1689;9
— 1710;2— 1712;2 
— 1740;7— 1736;5
В этой серии подходит новолуние 22 апреля —1297 года, но оно было без затмения.
  
Далее идет междусериальный промежуток до —2200 года.
 

 

ТАБЛИЦА XVI.
Подготовительная историко-астрономическая разведка соединений семи древних планет около созвездия Тельца при солнечном затмении около Плеяд (близ 59° эклиптикальной долготы по координатам 1900 г.).

После начала нашей эры.

СатурнЮпитерПоложение Марса при Солнце в Тельце
Для 1-й серии соединений Сатурна и Юпитера в Тельце.
— 1 
+ 28.13*31.95
*+ 57.5955.68*Марс в 55 году шел по графике 1839 года, описывая петлю во Льве и лишь в мае 57 года, когда Юпитер ушел в Рака, попал в Тельца. Не подходит.
87.0491.26 
*116.50*115.00*Марс в 115 году шел по графике 1851 года и в мае был в Рыбах и в Овне. В Тельца пришел лишь в июне.
145.96150.57 
*175.14*174.30*Марс в 174 году шел по графике 1831 года и в мае был уже в Близнецах и Раке, а в Тельце в марте.
204.87209.88 
*234.33*233.61*Марс в 233 году шел по графике 1843 года и в мае был в Скорпионе, а в 234 г. шел по графике 1844 г. и в апреле—мае был в Тельце. Но солнечное затмение было только 14 июня 233 г. в Близнецах.
267.79269.19 
*293.24*292.92*Марс в 292 году шел по графике 1823 года и в мае 292 г. был в Тельце, в котором 4 мая 292 года было солнечное затмение полное, широкой полосой по южной половине Испании и Франции, утром. В Риме 11"2, в Афинах 9"0. в Мемфисе 6"0, в Кандигире (псевдо-Вавилоне) 3"8. Солнце и Луна под 65° эклиптикальной долготы, лишь на 6° левее Плеяд, Меркурий около 75°, на 16° левее Плеяд. Венера около 30°, на 29° правее Плеяд, Юпитер около 54°, на 4° правее, и Сатурн около 60° у самых Плеяд.
322.70328.50 
*352.17*352.23*Марс в 352 году шел по графике 1836 года и в мае был в Овне.
381.61387.81 
*411.07*411.64*Марс в 411 году шел но графике 1831 года и в мае был в Близнецах и Раке.
440.54435.26 
*469.99*470.85*Марс в 470 году шел по графике 1843 года и был в мае в Скорпионе.
499.44494.57 
*528.90*530.15*Марс в 529 году шел по графике 1823 года и был в мае в Тельце, но Юпитер был еще в Овне.
558.36553.88 Междусериальный промежуток.
587.81589.46
617.27613.19
646.79648.77
676.18672.50
705.64708.08
735.10731.80
764.56767.39
794.01791.12
823.47826.70
852,94850.43
882.38886.01
911.84909.76
Для 2-й серии соединений Сатурна и Юпитера в Тельце.
941.31945.32 
*970.76*969.05*Марс в 969 году шел но графике 1832 года и был в мае в Рыбах.
1000.211004.64 
*1029.67*1028.36*Марс в 1028 году шел по графике 1850 года и был в мае в Раке.
1059.131063.95 
*1088.58*1087.67*Марс в 1087 году шел по графике 1830 года и был в мае в Водолее.
1118.041123.26 
*1147.50*1146.98*Марс в 1147 году шел но графике 1843 года и был в мае в Скорпионе.
1176.951182.57 
*1206.41*1206.29*Марс в 1206 году шел по графике 1823 года и был в мае в Тельце. Новолуние без затмения было 9 мая. Элонгация Меркурия около + 8°, Венеры около + 43°, при Солнце около 64°.
1235.871230.02 
*1265.33*1265.60*Марс в 1265 году шел по графике 1850 года и был в мае в Раке.
1294.781289.33 
*1324.24*1324.91*Марс в 1324 году шел по графике 1830 года и был в мае в Водолее.
1353.701360.50 
*1383.15*1384.22*Марс в 1384 году шел по графике 1843 года и был в мае в Скорпионе.
1412.611419.81 
*1442.08*1443.53*Марс в 1443 году шел по графике 1823 года и был в мае в Тельце, причем 29 мая было местное северное солнечное затмение близкое к Земле(? 29 мая 6" в Индийском океане и 27 июня 4" в Арктике).

Указываемые здесь графики помещены в IV книге „Христа“ на стр. 44—47.

 

Таким образом, астрономия дает нам здесь единственное решение:

Библейская легенда, повторенная также ив Коране, о том, что семь коров тощих пожрали семь коров тучных, но не сделались от этого тучнее, относится несомненно к затмению Солнца около Плеяд 4 мая 292 года нашей эры, когда и все остальные древние планеты собрались около них.

Если б мы знали, что эта затмение наблюдалось в полном виде в Мемфисе или в Константинополе, то этим было бы доказано, что земные сутки с тех пор чуть-чуть укоротились или же обращение Луны чуть-чуть замедлилось. Но этого сказать еще нельзя, так как точное место возникновения легенды о снах фараона неизвестно, да и полнота затмения в ней не установлена, ни по библейскому, ни по корейскому описанию.

Считать доказанным здесь можно только одно:

Математическая теория вероятностей удостоверяет нас, что случайного совпадения какого-либо, отмеченного историческими старинными документами, символического сна с похожей на него по смыслу сложной и единственной за весь исторический период обстановкой солнечного затмения—допустить нельзя, а следовательно и рассказ Библии, повторенный в Коране о семи коровах тощих, пожравших семь коров тучных и не ставших от того тучнее, относится не к простому царскому сну, какие у царей, вероятно, бывают чуть не каждую ночь, а к поразившему многих вещему по тогдашним взглядам событию. Только в этом случае такой сон и мог попасть «во всемирную историю». А потому и мое понимание его в астрологическом смысле является вполне обоснованным.

В этом случае так же, как и в большинстве других таких же, описанных в этих моих книгах, моя историко-астрономическая разведка безусловно устанавливает время создания легенды. Дело идет о затмении 4 мая 292 года нашей эры. Это было время царствования не египетского фараона, или фиргауна (такого слова нет и не было по-египетски), а латино-эллино-сирийско-египетского императора Богопризванного — Диоклетиана по-гречески, — с воззрения которого в 284 году и начинается летосчисление современных египтян-коптов. Под библийско-коранским Иосифом тут надо подразумевать в таком случае Арона-Ария, который в то время мог быть лишь юношей, каким впрочем описывается и Иосиф, имя которого значит по-библейски Чаша Громовержца.

Само собой понятно, что данное в Библии истолкование такого события Иосифом, как предвещание семи плодородных лет, после которых наступит семь лет бесплодных, долженствующих пожрать избытки первых семи лет, непосредственно приводило и к осуществлению предсказания. Не трудно себе представить, что перепуганный таким предвещанием Диоклетиан мог приказать всем своим губернаторам немедленно отбирать в запас половину урожая всех земледельцев, а это вызвало бы неизбежные последствия. Через два-три года такой придусмотрительной практики земледельцы перестали бы сеять более, чем нужно для себя, и потому еще ранее семи лет в стране могли наступить такие голодные годы, которые поглотили бы все предварительно собранные в казну запасы.

И в Коране, и в Библии со сном Фиргауна-Фараона о коровах соединен еще другой его сон в ту же ночь: на одном стебле выросли, — говорят авторы, — семь тучных и семь тощих колосьев, и тощие пожрали тучных, не сделавшись от того тучнее.

Иосиф объяснил, что это тот же сон.

И, вот, едва я выяснил себе значение только-что описанного псевдо-сновидения о коровах, как мне уже пришло в голову, что сон о колосьях должен символизировать близкое к только-что описанному солнечному лунное затмение около Колоса Девы, поблизости от созвездия Весов как символа хлебной меры, а усемерение небесного Колоса, могло являться простой ассимиляцией со сном о коровах.

И что же вышло?

Едва я сделал справку в Лунных таблицах, так сейчас же я нашел в них ровно за две недели перед этим и второй сон фараона: почти полное лунное затмение 19 апреля 292 года с максимальной фазой в 10"7 в 1 час 13 минут от гринвичской полуночи, т. е. в утренюю половину ночи, около 231° эклиптической долготы в созвездии Весов над заходящим Колосом Девы при Солнце и остальных планетах под горизонтом.4


4 Читатель найдет его в моих таблицах лунных затмений в IV книге «Христа».

Более удовлетворительного, соответствия мне кажется, нельзя было и ожидать.

Но возвратимся к дальнейшему рассказу Корана.

«Случилось, что братья Иосифа пришли в Египет и представились к Иосифу. Он узнал их, но они не узнали его. И когда он снабдил их продовольствием, то сказал:

— «Приведите ко мне вашего брата, который остался с отцом. Не видите ли вы, что я даю вам полную меру, и что хорошо принимаю своих гостей. Если вы не приведете его ко мне, то вам не будет более хлеба. Без него не являйтесь ко мне».

— «Мы постараемся, — сказали они, — взять его от отца, авось мы это сделаем».

«Потом Иосиф сказал своим людям:

— «Положите плату за их хлеб промеж их пожитков: может быть они заметят ее по своем прибытии к себе и воротятся сюда для отдачи».

«Когда они прибыли к своему отцу, то сказали ему:

— «Нам отказали вперед в хлебе в Миц-Риме, если не позволишь отправиться с нами брату. Отпусти его: мы позаботимся о нем».

— «Доверю ли я вам еще Вениамина, как некогда доверил его брата (Иосифа)? Но бог лучший хранитель. Он милосердный».

«А когда они развязали свои пожитки, то нашли, что плата за их хлеб была им возвращена.

— «О батюшка! — сказали они. — Чего мы можем желать более? Вот плата за наш хлеб, возвращенная нам. Мы отправимся для покупки на нее провизии для наших семейств, мы позаботимся о нашем брате. В этот раз мы привезем одним верблюжьим тюком более».

— «Это вьюк малозначущий! Я не позволю Вениамину отправиться с вами, — сказал Иаков, — если вы не поклянетесь мне перед богом, что привезете его ко мне здоровым и невредимым, если с вами не случится какого-нибудь чрезвычайного происшествия».

«Когда они обещали ему это, Иаков воскликнул:

— «Бог мне порукой в ваших клятвах!» «Потом он сказал им:

— О «дети мои! Прибывши в Египет, не входите все в одни ворота, но сразу в несколько».

«Когда они представились Иосифу, то он удержал Вениамина обедать и сказал ему:

— «Я твой брат! Не беспокойся более о преступлении, которое они сделали».

«Иосиф, снабдив их провизией, подложил бокал в пожитки своего брата Вениамина. Потом по его повелению вестник закричал позади их:

— «Эй! путешественники! Вы не воры ли?..».

— «Мы клянемся богом, — ответили сыновья Иакова, — что нет: вы знаете, что мы не прибыли сюда для грабежа. Мы не воры».

— «А если вы лжете, какое будет наказание тому, кто это сделал? — сказали посланные».

— «Тот, — отвечали они, — в пожитках которого найдется чаша, будет предан вам для наказания. Это потому, что мы наказываем виновных».

Я обращаю здесь внимание читателя, что Миц-Рим, по-арабски Мазр, значит и Зодиак, в котором созвездие Чаша находится под созвездием Девы.

«Иосиф начал разрывать в их мешках прежде, чем разрывать у своего брата (по матери).

— «О Господин!—сказали они, когда чашу нашли у Вениамина. — У него отец старый, почтенный. Возьми лучше на его место одного из нас. Мы знаем, что ты великодушен».

— «Богу не угодно, чтобы я взял другого, а не того, у кого нашлась моя чаша. Если я это сделаю, то поступлю несправедливо».

«Когда они отчаялись в успехе своих просьб, они удалились для совещания. Старший из них сказал:

— «Разве не знаете, что отец получил от нас обещание, данное перед богом? Не вспомните ли вы какое преступление совершили мы относительно Иосифа? Я не оставлю страны, покуда не позволит отец или покуда бог не объявит мне своих повелений, ибо он — лучший из судей. Возвратитесь к вашему отцу и скажите ему: о батюшка! Твой сын сделал покражу. Мы не можем свидетельствовать, ничего кроме того, что в нашем познании, и не можем отречься от непредвиденных обстоятельств. Если соберешь справки в городе, где мы были, и у каравана, с которым мы прибыли, ты увидишь, что мы говорим правду».

Они снова пошли к Иосифу и сказали ему:

— «Господин! Бедность угнетает нас и наши семейства. Мы принесли только посредственную сумму, но назначь нам полный выкуп, подай нам тем милостыню! Бог вознаградит тех, которые творят милостыню».

— «Знаете ли вы, — сказал он, — что вы сделали с Иосифом, когда были погружены в неведение? Бог простит ваши преступления, ибо он милосерднейший. Ступайте и отвезите мою тунику: покройте ею лицо моего отца. У него возвратится зрение. Потом приведите ко мне все свое семейство».

«Когда караван отправился из Миц-Рима, и стал приближаться к дому, Иаков дома сказал окружающим его:

— «Я чувствую запах Иосифа. Может быть вы думаете что я в бреду?»

— «Клянемся именем бога, — отвечали ему, — ты в старческом заблуждении».

«Когда посланный вестник счастливой новости прибыл, то бросил тунику Иосифа на лицо Иакова, и Иакову возвратилось зрение.

— «О батюшка! — сказали его сыновья. — Помолись богу а нашем прощении, ибо мы согрешали».

— «Да, я умолю бога о вашем прощении. Он терпелив и? милосерд».

«Когда Иаков с своим семейством прибыл в Миц-Рим, он пошел к Иосифу. Иосиф припал их у себя и сказал им:

— «Войдите, если так угодно богу, и живите в этой стране в безопасности от всякого страха».

«Он поместил своего отца и мать на возвышенном седалище, но они упали ниц для поклонения ему.

— «О батюшка! — сказал Иосиф, — вот изъяснение сна, виденного мною некогда. Бог осуществил его. Он был снисходителен ко мне, когда освободил меня из темницы, когда привел вас ко мне из пустыни, после того как сатана разлучил меня с братьями. Господь полон благодати, когда того захочет. Он знающ, мудр. Господи! ты доставил мне власть и научил меля толкованию происшествий. Творец небес и земли! Ты покровитель мой на этом свете и на том! Дай мне умереть преданным твоей воле и помести меня в число добродетельных».

«Такова эта история, о, Достославный! Она из числа неизвестных рассказов, которые мы тебе открываем. Ты не присутствовал, когда братья Иосифа сообща замышляли заговор, и как они поставили ему сеть.

«Но большая часть людей, каково бы ни было твое желание, не уверует в это» (12.3—103).

Мы видим, что в Коране, как нечто новое, неизвестное до тех пор, рассказываются легенды книги Бытия, написанные не по-гречески, а лишь на особом наречии того же арабского языка (еврейском). Кто же откуда взял: Бытие из Корана иди наоборот? Мое мнение, что обе книги образовались одновременно и излагают рассказы, ходившие в их времена, но Коран, как видит и сам читатель, излагает лучшим слогом, т. е. авторы его были литературно опытнее библейских. Разговоры о «невежестве» авторов Корана годны только для старинного «полемического богословия», а в серьезной науке их пора бросить.

* * *

Об отце Иосифа — Богоборце Иакове — мы читаем в Коране только то, что здесь сказано, да еще ряд случайных упоминаний, что он поклонялся единому богу. Один раз он назван также и Богоборцем (Израилем, 19, 59), как легендарный родоначальник израильтян-богоборцев, о которых говорится почти то же, что я и Библии, например (5. 15—20):

«Бог признал союз детей Израиля. Мы поставили посреди их двенадцать вождей, и бог сказал:

— «Я буду с вами, если вы будете внимательно совершать молитву, творить милостыню, верить моим посланникам, помогать им и приносить богу щедрый дар. Я очищу ваши приношения и введу вас в сады, орошенные потоками воды, Тот, кто после этих предостережений, отказывается веровать, оставляет середину хорошей дороги. Отступники нарушили заключенный договор, и мы прокляли их. Мы окаменили их сердца, Они перемещают слова Писаний и забывают ту часть, которой они были научены. Ты не перестаешь открывать вероломство с их стороны. Кроме малого числа, все они грешны. Но прости им и пройди далее, ибо бог любит тех, которые поступают благородно. Мы приняли в союз тех, которые говорят: «мы христиане». Но эти тоже забыли часть того, чему были научены. Мы возбудили посреди их нелюбовь и ненависть, которые должны продлиться до дня воскресения. Бог покажет им, что они сделали. О вы, которые получили Писание! Наш посланник показал вам в нем много мест, которые вы скрыли, и прошел мимо многих других. Свет пришел к вам от бога, подобно явной книге, чрез которую бог поведет тех, которые следуют по его воле на пути спасения. Он дает им идти из мрака к свету и направит их на путь правый. Те, которые говорят, что Мессия, сын Марии, есть бог, — неверные. Отвечай им: кто бы мог, каким бы то ни было образом, помешать богу, если б он захотел уничтожить Мессию, сына Марии, его мать и все существа на земле? Богу принадлежит господство над небесами и землей, и пространством их разделяющим. Он творит, что захочет, и может все».

А это показывает, что Иаков или Израиль есть простая персонификация израелитства, обычная во всех древних легендах, где каждый земной народ получает себе одноименного прародителя, от которого он будто бы произошел.

* * *

Из библейских пророков Ездра (Озайр) отожествляется с самим Мессией (9, 30—35).

«Иудеи говорят: Озаир — сын божий. Христиане говорят: Мессия — сын божий. Таковы слова из уст их, но, говоря это, они походят на неверных другого рода. Да воюет с ними бог! Какие они выдумщики! Они сочли своих ученых, монахов и Мессию, сына Марии, больше чем за бога: за своих повелителей, хотя сын Марии и велел им обожать только бога. Далеки до славы бога все боги, которых к нему присоединяют, Люди хотели бы своими устами задуть его свет, но бог сделал свой свет совершеннее. Пусть досадуют на это неверные».

Пророк Энох (Эдрис, созвучно с Ездрой), списанный, по моему мнению, тоже с Иисуса, упоминается, как вознесенный на небо:

«Скажи также в своей книге об Эдрисе: он был справедлив и пророчествовал, и мы вознесли его на высокое место» (19. 57).

Пророк Илья упоминается сначала в перечислении уже евангельских пророков:

«Захария (муж Елизаветы), Ягия (Иоанн-Креститель), Иисус и Илия были праведные» (6. 85).

А потом об Илии говорится в таком виде:

«Илия был тоже один из наших посланников, сказавших своему народу:

— «Побоитесь ли вы бога? Будете ли взывать к нему или оставите искуснейшего из творцов?».

«Народ счел его обманщиком, а мы сохранили такое приветствие его потомству:

— «Мир вам ильинцы» (37. 123—130).

По нашим историко-астрономическим соображением, началом легенд о пророках Илие и Иисусе послужило одно и то же лицо. Прибавим, что «илиуном» называется в Коране возвышение у престола бога для жилища святых и для книги, где записаны человеческие дела:

— «Кто даст тебе узнать, что такое иллиун?» (83. 19) — спрашивает один из авторов Корана.

Пророк Елисей (Элиза) только упоминается по имени при перечислении других, как один из самых превознесенных (6. 86 и 38. 48). Я считаю его списанным с Иоанна Златоуста.

Об Исааке упоминается только при перечислении имен детей Отца-Рима (Аб-Рама), обыкновенно рядом с Иаковом, как будто они братья.

«Скажете ли вы, что Аб-Рам, Измаил, Исаак, Иаков и 12 колен богоборцев были иудеи или христиане?.. Эти поколения исчезли. Они унесли с собой награду за свои дела, так же как и вы унесете за ваши. Не у вас спросят отчет о том, что они сделали» (2. 134 —135).

«Аб-Рам (6. 77—84) сказал отцу своему Азару (по Библии его отец, был Фарра):

— «Считаешь ли ты свои изваяния за богов? Ты и твой народ в явном заблуждении».

«Когда ночь окружила его своей темнотой, он увидел звезду и воскликнул:

— «Вот мой Властелин!».

«Но звезда исчезла, и он сказал:

— «Я не люблю тех, которые исчезают».

«Он увидел восходящую Луну и сказал:

— «Вот мой Властелин!».

«А когда она зашла, он воскликнул:

— «Если бы меня не наставил истинный мой Властитель, я бы заблудился!».

«Он увидел восходящее Солнце и сказал:

— «Это мой Властелин; он гораздо больше!».

«Но когда Солнце зашло, он воскликнул:

— «О народ мой! Я не причастен идольскому служению, которое вы отправляете. Я обращаю лицо к тому, кто образовал небеса и землю. Я истинно верующий, и никак не из числа тех, которые присоединяют...».

«Таковы доказательства единства божия, которыми мы снабдили Аб-Рама против его народа. Мы возносим тех, кого нам угодно. Твой господь Мудр и знающ. Мы дали ему Исаака и Иякова и направили их обоих...».

А об Ионе (Юнисс) мы читаем:

«Жди терпеливо суда твоего властелина и не будь подобен Человеку Рыбы, который, удушаемый гневом, вопиял к богу. Если бы его не постигло благоволение его Властелина, то он, покрытый бесчестием, был бы выброшен на сухой берег. Но бог взял его себе в избранники и сделал праведным» (69. 58 — 50).

И еще (37. 139—148):

«И Иона был тоже из наших посланников. Он удалился на нагруженном корабле (и произошла буря). Бросили жребий, и он был брошен в море. Его проглотила Рыба; так как он подвергся нашему порицанию. И если бы он не прославлял нас в ней хвалами, то остался бы во внутренностях рыбы пока люди не были бы воскрешены. Мы выбросили его на голое прибрежье. Он был болен, и мы повелели вырасти по бокам его кустарнику. Потом мы послали его к народу во сто тысяч человек или еще более. Но они уверовали в бога, и мы оставили им наслаждение этим миром до известного времени».

Относительно того, что легенда об Ионе, пророчество которого не исполнилось, есть рассказ о неисполнении апокалипсического предсказания Иоанна Златоуста, я уже говорил в моей книге об Апокалипсисе,5 а здесь отмечу только, что если под этой рыбой мы будем подразумевать Кита, как пояснено в славянских Библиях («Иона во чреве китовом»), то должны искать, как первоисточник такого сказания полное затмение Лупы в пасти созвездия Кита, т. е. около 40° современной наи эклиптикальной долготы, куда земная тень, способная заслонить Луну, приходила в IV—V веках около 14 октября. Было ли при жизни Иоанна Златоуста такое затмение? Первый же взгляд на приложенные в V томе «Христа» лунные таблицы показывает, что дело идет о затмении Луны в пасти Кита 14 октября 376 года в 3 часа 55 минут от гринвичской полуночи, когда было сверхполное затмение предзакатной Луны как раз под 40° современной нам эклиптикальной долготы с максимальной фазой 18"8, зенитное под — 63° земной долготы и + 8° земной широты. В Европе Луна так и зашла исчезнувшей в пасти Кита, когда взошло Солнце. И в это же время Иоанн начал свою проповедь о гибели «Вавилона».


5 Николай Морозов: Откровение в Грозе и Буре. 1907.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz