Н.А.Морозов / «Христос». 6 книга / ЧАСТЬ VI


ГЛАВА III.
ДОПОЛНЕНИЕ ГРЕЧЕСКИХ АВТОРОВ К ПСЕВДО-ВОСЕМНАДЦАТОЙ ДИНАСТИИ.

 

В предшествовавшей главе мы разобрали первую половину XVIII династии до Хун-Атена, которого мы отожествили с Иоанном Златоустом, гороскопистом Апокалипсиса, соответственно чему он и назван у остальных наших первоисточников Оросом и Горусом (таблица LXVII, стр. 908). Посмотрим теперь и на вторую половину таблицы. Прежде всего мы видим в ней у Флавия, Синкеллоса, Евсевия, Софиса и Африкана вставки шести царей, которых нет ни в Абидосской, ни в Саккарской родословной, ни у Бругша. Мне долго они казались загадочными, но наконец мне пришло в голову: не попали ли сюда цари Западной Римской империи после ее отделения от Восточной? И вдруг все разъяснилось. Сопоставив времена их царствования, указанные у Флавия, с временами царствования западно-римских императоров, начиная с первого из них Гонория и кончая падением Западной империи, я получил полный параллелизм (рисунок на стр. 967), и эти же династии дали мне возможность выяснить, насколько велики бывают отступления в годах царствования заведомо тех же властелинов у разных авторов, как я уже говорил.

Перейдем теперь и к самому концу псевдо-XVIII династии.

После смерти Хун-Атена (Амен-Хотепа IV) — говорят нам — а, вернее, снова до него были по различным иероглифическим записям еще три царя, которых нет в Абидосском списке.

Первый из них Са-Апехт проходит как тень: о нем ничего неизвестно, кроме имени на одной родословной, и потому мы можем не принимать его во внимание, как какого-нибудь соправителя, Но мы не можем сделать этого с остальными двумя.

Второй из них Тут-Анх-Амон (Живой образ Амона), представлен на гробнице одного его современника, найденной Лепсиусом в местечке Курнат-Мурай против «Фив».1 Он торжественно сидит на троне и перед ним стоят оба его южные наместника. А к берегу реки перед ним пристали богато нагруженные корабли, с которыми приехала для поклонения ему негритянская принцесса. Она едет к нему на повозке, окруженная слугами уже кладущими к ногам царя ее дары. Сюда же пришли с севера и румяные князья лутииского (латинского) народа, одетые в богатые разноцветные платья, с черными волосами, завитыми в локоны. Над ними надпись: «эти цари из страны Верхний Лутен ничего не знали о Миц-Риме со времени Божественного (Диоклетиана). Они просят мира у царя, говоря:

«Даруй нам свободу твоею рукою! Неописуемы твои победы, и нет у тебя врагов в твое время. Все земли покоятся мирно!».

И далее:

«Это самый лучший выбор произведений их земли: серебра, золота, лазурного камня, зеленого камня и всяких других драгоценностей».

А над дарами негров стоит:

«Это прибыли великолепные эфиопские дани, лучший выбор произведений земли юга, и выгрузка их происходит в Фивах под руководством Хиу, царского сына Куш».

Следующий царь был — говорят нам — не сыном, а воспитанником Хун-Атена, так как называется «писателем царского правосудия».2 Тут же находятся и астрономические изображения.


1 Бругш, стр. 433 нем. изд. 1877 г. Нарисована в Denkmälor, III. 115
2 Бругш, стр. 437 немецкого оригинала, 1877 г. и Лепсиус в Denkmälor, III, 105. Его гробница была в Бабэль-Молуке, на запад от Фив, в Ливийских горах, в долине царских гробниц. Он называется в надписях победителем азиатов, великим силою своею.

Таким образом мы снова подошли ко времени того же Василия Великого в виде Хор-ем-Хиба, названного у Матвея Иаковом, а у Луки даже Богом (Илией).

Ему есть и храм несколько севернее поселка Аба-Хауда, наискось от Ибсамбула, высеченный в гладкой поверхности скалы, спускающейся к Нилу.

От берега ведет к нему небольшая лестница, и над входом крылатый солнечный лик и картуш: Хор-ем-Хиба 18 день. Внутри храма он представлен то дитятей, которого кормит грудью женщина в форме богини Мут, супруги Иеговы-Амона, то юношей, которого ведут Гор и Анубис, то возмужалым, которого венчает на царство сам бог Тот. Тут же и Хнум с головой Овна, а посредине пустой саркофаг, имевший, вероятно, то же значение, как и обязательные гробницы Иисуса (плащаницы) в наших храмах.

Он жил — говорят нам — до своего призвания на царства в спокойном уединении, занимаясь науками, в городе Ха-Сутэн» что значит город Султана (иероглифический Царь-Град). Этот город назывался также именем Ха-Венну, т. е. Городом Феникса, другими словами — местом наблюдения созвездия Феникса для определения предварения равноденствия по его постепенному поднятию над горизонтом, лучшему средству для таких определений до изобретения телескопов.

По камню, находящемуся теперь в Туринском музее, сказание о нем начинается так:

«Он (Хор-Ем-Хиб) был еще на руках, питаясь молоком (матери), когда перед ним преклонялись до земли старые и молодые»... Сам бог-покровитель, гор Царь-Града, приготовлял его к великим деяниям. Он знал день его счастия, чтобы передать ему царство, ибо бог сделал его, своего Сына, великим перед глазами смертных и желал расширить его значение, пока настанет день, в который он воспримет свою царскую должность».

Еще юношей Хор-Ем-Хиб был представлен сутэну, царствовавшему в то время.

«Он восхитил сердце царя, который был очарован его качествами и радовался тому, что избрал его. Он назначил его опекуном земли, пока он не достигнет прав «сына», как наследника всего царства. В должности опекуна (эпитропа) земли и исполнял Хор-Ем-Хиб обязанности своего звания, как советник царя, к полному его удовольствию. Он удовлетворял и умиротворял жителей изречениями своих уст, и когда бывал призываем к царскому двору, являлся туда безбоязненно. Он открывал свои уста, давал ответы царю и успокаивал его изречениями своих уст. И был он единственным благодетелем, как никто и никто другой. Он радовался одной правде, носимой им в сердце, уподобляясь богам Тоту и Пата. Во всех своих деяниях он шел по их пути, и путь этот был ему защитой и охраной на земле всегда».

Вскоре он получил еще важнейшее назначение: он был назначен Адоном (откуда биболейское название бога — Адонай и мифологическое Адонис) всей земли. «И был он Адоном впродолжении многих лет». Вследствие его счастливого управления ему были оказываемы всякие почести и отличия.

«Знатные при дворе преклонялись перед ним, стоя перед дверью царского дома. И когда к нему приближались дари девяти чужеземных народов юга и севера, то раскрывали свои руки и славили его душу, как если бы он был божество. И творилось все, что должно было твориться, когда он отдавал приказания.

«И было перед лицом смертных его значение важнее значения самого царя; его приветствовали желанием счастья и здоровья. Он наказывал виновных и дарил урожаи людям.

«И вот приказал бог Амон, да идет бог Гор в радостном настроении в вечный город Фивы, и да держит сына своего (Хор-ем-Хиба) у своей груди, чтобы перенести на него свое царское достоинство и поставить его царем на все продолжение его жизни. Тогда во время прекрасного амонова праздника в Ане страны полуденной увидели люди бога Гора, господина Царь-Города, в сопровождении своего сына, идущих по пути коронования на царство, дабы возложено было на него его достоинство и был дан ему престол. Возрадовался Амон-Рэ, увидевши царскую дочь... и пожелал соединить ее с Хор-ем-Хибом. Он повел ее к этому князю, наследнику престола, вошел в царское жилище и поставил его (Хор-ем-Хиба) перед собою на возвышенном месте для превосходной дочери своей. И она преклонилась и обняла его прелестную фигуру и встала перед ним. И все божества Палаты Огня были в восхищении при его венчании: богини Нехеб, Буто (Уто), Нейт, Изида, Нефтис и боги Гор, Сет и весь круг богов на высоте наполняли весь мир звуками хвалебных песнопений, даже до высоты небес, и была везде радость по поводу милости Амона.

«Тогда пошел Амон, и сын его перед ним, в царскую палату, чтобы возложить на главу его царский шлем и продолжить жизнь его до пределов, какие должны были быть. И боги воскликнули:

— «Мы собрались, мы хотим восстановить ему его (царство), мы хотим дать ему царские украшения солнечного бога Ра, мы хотим в нем почтить Амона. Ты привел его к нам, чтобы нас защищать. Даруй ему тридцатилетия, праздничные года и столько дней царства сколько у Гора. Да будет он тот, который сделает в Апе, и в Оне (Гелиополисе), и в Мемфисе то, что твоему сердцу благожелательно. Да сделает он славными эти местности! Они установили великое имя божественного, и начертаны были следующие его титулы, сообразно тем, которые (принадлежат) святости бога Солнца:

1. Титул Гор, т. е. крепкий Телец (созвездие Тельца), всегда готовый к совету.

2. Титул Господь двойного венца (Близнецы наверху эклиптики), т. е. великий своими чудесными работами в Апе.

3. Титул Золотой Гор, т. е. опирающийся на правосудие, блюститель страны.

4. Титул Царь, т. е. Сер-Хепру-Ра, который избран самим богом Солнца.

5. Титул Сын Ра, т. е. Миамун Хоремхиб. Да живет он вечно!

«И вот вышло из царского жилища августейшество этого превосходного бога Амона, царя богов, и сын его был перед ним. Амон обнял его прелестную личность, венчанную царским шлемом для того, чтобы передать ему золотое хранительное изображение солнечного диска. Девять чужеземных народов были под его ногами, небо было в праздничном настроении, страна полна блаженства, а боги египетские — их душа была полна приятных ощущений. От жителей, бывших в величайшем восхищении, поднялась к небу хвалебная песнь; малый и большой взялись за лиру, и вся страна была в радостном движении.

«Когда кончилось празднество в Апе, в стране полуденной, тогда пошел Амон, царь всех богов в мире, в Фивы, а царь поехал на своем корабле, как образ бога Хормаху (т. е. полуденного Солнца) вниз по реке. Он вступил во владение землею, как было то в обычае со времени бога Солнца Ра. Он очистил жилища богов от мелких вод болотистой страны Нату до самой Нубии. Он приказал изваять все их изображения, каждое как было прежде.

«И радовался солнечный бог Ра, видя, что возобновлялось то, что было разрушено в предшествовавшее время.

«Он (Хор-ем-Хиб) поставил изображения богов в их храмах и приказал сделать сто статуй, все одной величины, с разными драгоценными каменьями. Он посещал города богов, лежавшие в развалинах в стране, и велел их восстановить в таком виде, как они были от начала всех вещей. Он позаботился об их ежедневных жертвенных празднествах и о всей храмовой посуде, сделанной из золота и серебра. Он снабдил их храмы святыми людьми и певцами, и лучшею охранною стражею, он подарил им пахотной земли и скота и снабдил их вейкою утварью, нужною им, чтобы они могли каждое новое утро петь богу Солнцу Ра:

— «Ты сделал великим наше царство в твоем сыне, который составляет утешение твоей души, в царе Хор-ем-Хибе. Даруй ему тридцатилетние празднества, дай ему победу над всеми землями, как Гору, сыну Изиды, к которому также благоволило твое сердце в Оне, в сообществе твоего круга богов».

Все это очень похоже на новый миф о том же самом евангельском Христе, перенесенном в долину Нила, из которой он, может быть, и был родом. Ведь говорит же и евангельская легенда, что он провел свое детство в Египте.

На южных пилонах великого храма Амона в Апе, по пути к Луксору, есть надпись где Хор-ем-Хиб называется Гором (вечным, от греческого слова: «горос» — время, век, час, откуда и слово гороскоп):

«Так говорит Амон-Рэ, царь богов: превосходен памятник построенный мне тобою, Гор Разумный. Мое сердце радуется твоей любви. Я в восхищении от вида твоего памятника мне и потому дарую тебе долговечность, равную долговечности Солнца, таково число лет Гора, как царя страны».3


3 Бругш, стр. 445 немецкого оригинала.

Тут же, в другой надписи, князья земли Понт поют ему:

«Слава тебе, царю Миц-Римскому, Солнцу девяти чужеземных пародов! Клянемся твоим именем! Мы не знали Миц-Рима, отцы наши никогда не бывали в нем. Даруй нам свободу твоей рукой. Мы будем твоими подданными».

А негры в надписи Сильсильских пещер поют ему:

— «Слава тебе, царю Миц-Римскому! Велико твое имя в земле Куш (Эфиопии), где твой боевой крик проник в сердца людей, Могуча сила твоя, милосердный властелин. Она покрывает стыдом народы...».

Таков был последний царь династии Аа-Меса. Сравнивая порядок царей этого дома с порядком их в XII династии (таблица LXX), мы видим между XII и XVIII династиями одну общую черту. В обоих чередуются те же два прозвища, и одно из них Амен-ем-Хат созвучно с Амен-Хотеп.

ТАБЛИЦА LXX
Аналогия имен в династии Амен-Ем-Хата и Аа-Меса

Дом Амен-Ем-Хата
XII династия
Дом Аа-Меса
XVIII династия по Бругшу

Амен-Емхат I

Аа-Мес.

Амен-Хотеп I.

Усур-Тасен I

(Вождь Тасен I)

Ттт-Мес I.

Тут-Мес II.

Тут-Мес III.

Амен-Емхат II

Амен-Хотеп II.

Усур-Тасен II

Усур-Тасен III

Тут-Мес (IV).

Амен-Емхат III

Амен-Хотеп III.

Амен-Емхат IV

Амен-Хотеп IV.

(слуга Амона)

 

С нашей точки зрения это вполне понятно. Династия Амен-Ем-Хатов и династия Амен-Хотелов— только два периода той же самой периодической системы царей легендарного Архейского Египта. Это новое доказательство того, что вся династическая история древнего Египта — особый вариант сказки о Белом бычке.

Но как бы вы ни посмотрели на этот предмет, результат один: из всех при-Нильских надписей об Амен-Хотепе I ясно, что время его никак нельзя относить за 1500 лет до начала нашей эры, а приходится отнести уже к эпохе возникновения христианства, т. е. к четвертому веку нашей эры. Египетский ученый теолог Арий был первый, пришедший в выводу о поклонении единому богу творцу, да и наши астрономические определения времени возникновения библейских пророческих книг достаточно показывают, что так называемые «семитические представления о едином боге» начались впервые с Ария и оформились только в период византийского иконоборства. Думать, что к таким отвлеченным представлениям пришли еще за тысячи лет до того времени месопотамские пастухи — значит издеваться над социологией и над этнологией. Этот род опрощенчества пора оставить и в науке, и в политике. Но если это так, то и для Хор-ем-Хиба мы не можем подыскать другой личности, кроме евангельского Христа. И если даже окажется, что в Египте существует не одна его гробница, то будет доказано лишь то, что и египетские священники не стеснялись в средствах для привлечения богомольцев.

Так окончился у нас и 18-й период периодической системы латино-эллино-египетских царей с аппендиксом к нему из трех царей, налегающих уже на XIX период. С девятнадцатого начинаются Рамессиды, т. е. богорожденные цари, цари христиане. Но прежде, чем мы приступим к их изучению, мне хочется сказать читателю еще несколько слов.


Рис. 179, 180 и 181.
Вверху показано, как по египетским апперцепциям иберы (евреи) подносят дары наместнику.
 Внизу налево — статуэтка девушки, растирающей камнями зерна,
направо — гончие собаки перед охотой.

В качестве характеристического примера и указания на то, как средневековые, особенно греческие, авторы создавали бесконечные вереницы псевдо-египетских древних теократов путем бесконечного повторения тех же самых нескольких исторически прославленных лиц со слегка или совсем измененными, а иногда и совсем не измененными именами, я приведу в заключение моего рассказа о мифическом Архейском Египте еще один интересный случай, каким образом из одного царя Фуориса, имеющегося в конце списка Софиса, другие авторы — Синкеллос, Африкан и Иосиф Флавий (в некоторых их списках) — создали еще новый период в только-что изложенной периодической системе египетских властелинов. Я беру его данные из обстоятельной книги Эдуарда Мейера «Die egyptische Chronologieе».

Мы уже видели, что «латинская вставка» к псевдо XVIII династии (табл. LXVII, стр. 909) вплотную подвела нас к моменту отделения Италии от Византии.

Но в перечне царей этого аппендикса мы не нашли царя, соответствующего патрону Рима, апостолу Петру, а естественно ожидать, что и он вынырнет для нас в египтологии под каким-нибудь египетским прозвищем. Действительно, мы и имеем его в книге Софис под именем Фуориса, т. е. Бого-царя.

Мы видели уже исключительно долгое царствование Рамсесу II, царствовавшего 66 лет. И вот этот же царь-Мессия, по-гречески Рамзес, появляется вновь у Евсевия в виде Рампцэса, прадеда Фуориса, с таким же исключительно долгим царствованием 66 лет (табл. LXVIII, стр. 910). Не забыт и его отец Армайс (строка 2). Мы знаем, кроме того, что Рамессу II по-гречески назывался еще Сезострисом, и вот он фигурирует тут же в первой строке под именем Сефоса, и ему дано здесь тоже слишком долгое время царствования — 51 год. Как будто их смешали с Юстинианом.

Сравните только между собою колонки нашей таблицы, и вы увидите сами весь механизм этой хронологической фабрикации.

Аналогичную вещь сделали и остальные наши первоисточники.

Так фабриковалась в древности история. — Зачем? — спросите вы. — Затем, — отвечу я, — что, сдвинув династию Диоклетиана в Египте на две тысячи лет, нельзя было не постараться заполнить чем-нибудь оставшегося промежутка.

Образчик перед нами налицо, и если бы вы и не захотели согласиться со мною, что вся династия Амосиса списана с династии Диоклетиана в Египте, то вам во всяком случае нельзя не согласиться, что все пять предков Фуориса XVIII династии списаны с последних представителей предшествовавшей династии, и весь механизм подделки так детски наивен, что только ребенок может смотреть на него серьезно.
 


Рис. 182. Типические изображения планет на египетских гороскопических рисунках.

назад начало вперёд


Hosted by uCoz