Н.А.Морозов / «Христос». 6 книга / РАЗМЫШЛЕНИЯ И СООБРАЖЕНИЯ



РАЗМЫШЛЕНИЯ И СООБРАЖЕНИЯ


Рис. 182. (второй раз 182)

Налево — природа и растительность всей Африки. Направо — места долины Нила, способные к оседлой обитаемости. Из последней карты видно, что культурная жизнь могла хорошо развиться только в Дельте Нила, да и то лишь под покровительством крупной морской державы в восточном бассейне Средиземного моря. Вне берегов Нила к культуре пригоден лишь оазис Медина (Мединет эль-Фаюме, см. черное пятно налево от русла Нила).


 

ГЛАВА I.
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ЕГИПЕТСКИХ «ДИНАСТИЯХ».

 Собирается белый бычок
Через мост перебраться в лесок.
        Перешел, да лежит там мочала.
Испугался мочалы бычок,
Отступил он опять за мосток...
        Начинается сказка сначала.
 
Резюме древне-египетской хронологии.

В виду первостепенной важности решения вопроса о том, были ли все многочисленные династии Архейского Египта реальны или вымышлены (и по какому методу их измышляли и слагали), я еще раз остановлюсь на этом предмете, несмотря на опасение надоесть тому читателю, который уже согласился с предшествовавшим изложением. Но ведь я здесь больше должен считаться с упорными, чем с уступчивыми читателями.

Возьмем пример из новейшей истории.

Вот перед нами была Австрийская империя XIX века. Она состояла из двух частей: немецкой Австрии со столицей Веной (Вин) и мадьярской Венгрии со столицей Будапештом, а к этой паре присоединилась еще и славянская Босния-Герцеговина. В этой империи царствовал с 1848 года Франц-Иосиф и жил почти всегда в своем венском дворце, а в буда-пештскйй приезжал лишь но временам. Австрийские немцы считали его своим королем, венгерские мадьяры — своим и, наконец, присоединенные герцеговинцы — своим князем.

Войска его состояли и из немецких, и из мадьярских, и из славянских полков. Каждая из трех частей жила своей собственной внутренней жизнью, имела свою собственную экономическую и гражданскую эволюцию. Внешняя торговля и другие экономические отношения шли у каждой особо в зависимости от географического положения, и только представительство перед иностранными державами, да война были общими, хотя и сами три части не раз воевали друг с другом.

Представьте себе, что какой-нибудь венгерский летописец написал историю Венгрии на мадьярском языке, где называл Франца-Иосифа просто Иосифом, а какой-нибудь немецкий летописец в Тироле написал на немецком языке историю Австрии (т. е. Тироля с Веной), где называл Франца-Иосифа просто Францем, обозначая время, как и первый, лишь по годам его царствования.

Представим затем, что то же сделал и какой-нибудь боснийский монах на славянском языке, называя его по-своему Франциском.

Вообразим затем, что вся наша современная литература о событиях XIX века погибла в каком-нибудь общественном или стихийном перевороте, и каким-то чудом сохранились только эти три манускрипта.

Потом культура началась снова с младенческого возраста, и некий «историк» лет через триста нашел эти документы. У него была хорошая природная память, но к систематическому размышлению он еще не привык и был так же наивен в науках, как современный 12-летний мальчик среднего учебного заледения. При страстном желании узнать как можно более из истории погибшей культуры он невольно поддался бы стремлению принять Франца, Франциска и Иосифа за трех государей, один из которых царствовал над Тиролем, другой над Венгрией и третий над Боснией-Герцеговиной.

Когда эта было? Он отметил бы, что каждый из них имел отношение и к двум остальным странам. Большие разницы в культуре каждой описанной страны легко могли подать ему мысль, что тут имеется дело с тремя периодами культуры той же самой Придунайской империи, которая целиком называлась Австрией, и он написал бы научный трактат под названием «Три периода Австрийской культуры: первый — Австрия под славянским владычеством Франциска I, второй — Австрия под мадьярским владычеством Иосифа I и третий период — Австрия под немецким владычеством Франца I.

В названиях упоминаемых тремя летописями городов он тоже легко бы спутался. Так, венгерская столица Буда-Пешт состоит из Пешта на правом берегу Дуная и Буды — против него, который по-немецки называется Офен. Если у немецкого летописца Буда-Пешт назван бург-Офен,-у венгерского — просто Буда, а у славянского град-Пест, то, восстановив один на его реальном месте, историк стал бы искать другие в других местах и из одного и того же взятия Будапешта после венгерского восстания сделал бы три: взятие града Песта Франциском I (еще до тех пор, как он стал боснийским властелином), взятие Буды Иосифом I при венгерской династии и. наконец, взятие Офена Францем I при немецкой династии. Относя этимологически и географически Буду в Венгрию, он стал бы искать и, при сильном желании, нашел бы Офен где-нибудь в немецких странах, например, принял бы его-за город Гоф в Баварии и т. д.

Точно то же вышло бы и с другими географическими названиями, даже и с самой Веной, которая по-славянски называлась Ведень, а по-немецки Вин.

В результате такого соединения друг с другом трех разноязычных и разномастных историй царствования одного и того-же Франца-Иосифа оказалась бы история трех различных царей и в трех разных странах, и в царствованиях их не оказалось бы ничего общего, кроме созвучия некоторых имен, вроде Франц и Франциск, Вин и Вена, да еще того, что время царствования их всех оказалось бы исключительно долгим, около 67 лет.

Как было бы последующему, более разносторонне образованному и критически мыслящему ученому догадаться, что эти три периода австрийской истории фикция?

Если б в каждой истории было описано какое-нибудь чрезвычайно редко повторяющееся небесное явление, вроде определенного расположения планет по созвездиям или полное затмение Солнца в данном городе или в данный месяц, то одновременность, а с нею и тожество всех трех описаний было бы легко установить, как я не раз и делал в моей книге.

Но если этого нет? Тогда отожествление можно сделать, если описана продолжительность не одного данного властелина, но хотя бы трех его потомков или предков.

Так, в данном случае находим:

Время царствования трех австрийских императоров:
1. Франц-Иосиф-Карл (1804—35) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31 г.
2. Фердинанд-Кард-Леонард-Иосиф-Франц-Марцеллин (1835—48). . . 13 л.
3. Франц-Иосиф (1848—1915) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  67 л.

Под какими бы из своих многих имен ни были описаны к разных сочинениях эти три австрийские императора, для математика безразлично. Он прямо говорит: такое совпадение трех последовательных чисел, по теории вероятностей, практически невозможно: во всех исследуемых сочинениях тут описания: одних и тех же личностей, что бы ни говорили о них предшествовавшие авторы, не применявшие к своему исследованию выводов математической теории вероятностей.

Когда число царствований возрастает более трех, то становятся неважными и частные разногласия в показаниях первоисточников: отдельные пропуски объясняются чаще всего забвением со стороны автора того или иного лица, никогда не бывавшего в описываемой автономной области и не отличавшегося яркими гражданскими или военными делами, а небольшие уклонения в летах царствования — ошибками переводчиков или тенденциозным подведением суммы к заранее намеченному числу.

Оба метода — астрономический и поссибилитарный (по теории вероятных возможностей) — я и употребляю в этом моем исследовании древней истории народов, где у нас нет никаких, даже и иероглифических, документов, при внимательном взгляде на которые мы могли бы сказать: «они такого-то века», без подсказок наших предшественников, которые знали еще меньше нас.

Приложим же оба наши метода к египетской истории.

Астрономический метод подсказал нам, что Дендерские гороскопические Зодиаки (круглый 15 марта 568, а четыреугольный 6 мая 540 года) определяют собою годы нашей эры на пятьсот слишком лет позднее, чем думают до сих пор, и это заставляет подвергнуть сомнению глубокую древность и других остатков прошлой египетской культуры, начиная от самих пирамид.

Чтобы составить себе правильное понятие о прошлой египетской жизни, начнем с IV и V веков нашей эры.

Подобно только-что описанной нами Австро-Венгерской империи XIX века Египет был тогда составной частью Римской империи. Не будем обманывать себя этим названием, только по созвучию напоминающему собою современную Римскую область в Италии.

Слово Рим (по-библейски РАМ, РМ, РИМ и РАИМ) значит единорог, т. е. носорог,1 и имя «Римская империя» в переводе значит империя Единорога. Это был ее герб и от нее происходит итальянский город Рим (город Носорога), а не империя от него. Империей же Римской, или по-гречески Ромейской, называлась во все Средние века Византийская империя, как я уже показал достаточно в V томе «Христа» (отдел «Исторические размышления»).


1 Seltzen в книге Reisen (III. 393 и IV, 496) считает его за среднеазиатскую антилопу (antilope leucotrix H. ), но это противоречит библейским описаниям и тенденциозно подобрано, чтобы отнести место действия в Месопотамию.

Вот почему, во избежание сбивчивости представлений, я и называю здесь эту империю не просто Римской, а Латино-эллино-сирийско-египетской империей, чтобы в ее имени были все четыре ее автономные части.

Подобно тому, как Франц-Иосиф был австро-венгерско-славянским императором, так, например, и Константин I, известный тоже под несколькими именами (Гай-Флавий-Валерий-Константин), был Латино-эллино-сирийско-египетским императором. В каждой из четырех частей своей империи он имел столицу (Рим, Равенна, Константинополь, Антиохия, Каир, а может быть, и Александрия). В каждой из четырех частей он имел свой двор, в каждой своего наместника, и если жил большую часть времени не в Египте или в Италии и Сирии, а на берегах Босфора, то лишь по стратегическим соображениям, как и русский император мог бы по таким соображениям большую часть времени проводить не в Петербурге или Варшаве, а, например, в Гельсингфорсе в Финляндии, не переставая от того быть русским императором и польским царем, особенно если время-от-времени приезжал и в Россию, и в Польшу посмотреть за управлением и лично принять накопившиеся жалобы подданных.

Так, конечно, делали и Константин I и его преемники. И, конечно, при каждом его приезде в Египет, вся знать и образованная часть общества, а за ними, как всегда, и толпа, встречали его овациями и криками «да живет парэ» (фараон, т. е. отед, padre), как своего египетского султана, и с тем большим восторгом, чем дольше находился он вдали от «жаждущего его видеть верноподданнического народа», которого он притом же без сомнения и угощал при своих торжественных приездах на счет казны тем больше, чем реже были его приезды, при которых он ревизовал управление и смещал наместников, на которых было много жалоб.

То же самое было и при его приездах в Сирию и в Италию, только вместо египетских криков «да живет парэ», в Сирии ему кричали «да живет мелех» (или шейх), в Греции «да живет базилевс», а в Италии «да живет рэ»!

Понятно также, что египетские верноподданные писатели прославляли его иностранные победы (в которых, где бы он ни был, участвовали египетские войска) на своем местном языке и по своему обычаю гравировали записи о них на всеобщее созерцание на стенах зданий; сирийцы делали это на сирийском, греки — на греческом, италийцы — на латинском, т. е. на эллинизированном итальянском языке.

А так как древние люди не получали с детства определенных имен, а только прозвища, и эти прозвища имели смысл лишь на их собственном языке, а на чужих казались набором трудно произносимых и бессмысленных звуков, то каждый народ давал своему царю свое собственное прозвище, которое и объявлялось его обязательным наименованием во всех официальных документах данного лингвистического бассейна.

К чему же мы пришли? К тому, что я не раз уже говорил ранее: император, которого мы привыкли называть только по-италийски Стойким (Константином), был на деле и египетским сутэном-султаном и итальянским рэ, и иудейским мелехом, и греческим базилевсом.

В каждой из четырех частей его империи должны были иметься записи о его подвигах в местной литературе под его местным именем-титулом.

Мы видели уже в прежних томах, как записи об этом самом Константине, как о сирийско-месопотамском царе, оказались в сирийско-египетской Библии, где его обозначают под именем мелеха Иеровоама.

Я указывал также, что и в иероглифических записях он периодически фигурирует, как египетский сутэн во всем древне-архейском царстве.

Посмотрим теперь, не обнаружим ли мы его же и в средне-архейском царстве.

Употребим наш лоссибилистический способ.

Мы знаем (из Сократа Схоластика и из других греческих авторов Эпохи возрождения или ее кануна) приблизительные годы царствования династии Диоклетиана (284—305), основателя (или как говорят — возобновителя) Латино-эллино-сирийско-египетской империи IV—VI веков нашей эры.

Это был самый блестящий период Средиземной империи, ее культурная гегемония, которая потом перешла к народам Западной Европы. Сравним же с ним, по последовательности годов царствования, аналогичный ей, т. е. самый блестящий период египетской империи времен Тутмесов и Рамсесов по числовым данным, извлеченным из греческих источников («по Манефо» из книги Иосифа Флавия, а также по Евсевию, Африкану и но книге Софиса 2), так как иероглифы не дают нам продолжительности их власти!2


2 См. Eduard Meyer, Die Aegyptische Chronologie

Их сравнительная таблица (табл. LXVII) дана выше (стр. 909), а здесь я прилагаю две диаграммы (рис. 183 и 184). В первой я сравниваю времена царствования тех же самых властелинов Псевдо-восемнадцатой династии (о которых говорено уже выше) по свидетельствованию Евсевия и по «свидетельству» Софиса, прибавивши к ним и аппендиксы к этой династии от Афо-Риса до Амен-Офиса, и вы видите сами, что числовые данные обоих этих наших первоисточников настолько разногласят, что в общем ходе обеих линий, которые должны бы быть зеркальным отражением одна другой, остались лишь самые выдающиеся черты: вышло нечто вроде вазы с широким пьедесталом из очень длинного царствования Рэ-Мессы (68 лет в обоих случаях) с предшествующим съужением на линии Армаисов Дунайских, со значительным расширением на линии Ороса и Мемнона и, вверху, с новым съужением и расширением от Мисфреса до Амосиса, а более мелкие детали совсем затерялись (диаграмма 183).


Рис. 183. Годы царствования властелинов псевдо-XVIII-династии но двум разным авторам
 (Евсевию и Софису).

Кроме того, обнаружились и пропуски: между царицей Ахен-хе-Рэс и царем Ахе-Рэс Евсевием пропущены Афо-Рис и Хен-хе-Рэс.

Еслиб вы заранее не знали, что это у меня две графики одной и той же династии, то вы мне стали бы возражать, что такой маловыраженной симметрии недостаточно, чтоб доказать тожество обоих первоисточников, а между тем мое сопоставление их фактически верно.

Случайный симметризм хотя бы некоторых выдающихся конфигураций настолько мало вероятен с математической точки зрения, что даже и такое неполное сходство, как на диаграмме 183 было бы уже достаточно для того, чтобы дать начало дальнейшим исследованиям в том же направлении, и мы видим, что в данном случае наш труд не пропал бы даром.

Но если это так, то насколько же более заслуживает внимания наша следующая диаграмма (рис. 184), где я сделал аналогичное сопоставление той же самой египетской династии Амосиса с династией эллино-египетских царей со времени Диоклетиана? С первого же взгляда вы здесь видите не одно общее сходство конфигурации обеих линий, а действительно зеркальное отражение почти каждой выдающейся детали. Случайность такого сходства совершенно исключается теорией вероятностей, и потому мы должны изучить его не на одной этой диаграмме, а и на первоисточниках, по которым мы ее вычертили.


Рис. 184. Годы царствования тех же властелинов псевдо-XVIII-династии при их сравнении с годами царствования преемников Диоклетиана, продолженных на Западно-римскую империю. Мы видим, что параллелизм левой части диаграммы с правою здесь много-много совершеннее.

 

Значит, сказка о белом бычке приведена мною не напрасно в начале этой главы, не напрасно и песня о дьячковой собаке, приведенная ранее.

Посмотрим теперь, что говорят об этих царях наши первоисточники.

Они дают нам много поучительного. Посмотрим снова на таблицу LXVII на стр. 909, где я даю соответствующую выписку XVIII династии и аппендикса, привешенного Флавием, Африканом, Евсевием, Синкеллосом и Софисом к этому месту Абидосского списка (после № 74).

Прежде всего отметим общую черту. Внизу таблицы подведены суммы годов царствования династии Амосиса (имя которого по-еврейски значит сильный и который по СоФпсу являлся, соправителем Тутмосиса), и что же мы там видим?

Сумма лет их царствования подведена в I книге «Церковной» истории Евселия Памфила под 348 лет (несмотря на то, что благодаря случайному пропуску Ахер-Рэса проверочный подсчет этой династии, данной в 3-й колонке нашей таблицы, дает только 317). Эта же сумма по «Канону» Евсевия, имеющемуся только по-латыни и по-армянски, и у Синкеллоса (колонка IV) подведена под 347 лет.

Итак, целых три первоисточника подводят — как я выше и говорил — продолжительность существования империи Сильного в Египте под число 347—348 лет.

А от основания такой же империи в Египте Диоклетианом в 284 году нашей эры (это начало эры Диоклетиана Богопризванного) и до перехода Египта к агарянству с отпадением от оставшейся при старой вере Византии, происшедшего в 632 году, прошло это же самое время, 347—348 лет.

Неужели все три наши первоисточника независимыми друг от друга путями, без всякого умысла, случайно, подогнали число лет существования империи «Сильного» в Египте именно под то же самое число 347—348 лет, какое существовала там империя «Богопризванного»?

Таких случайностей не бывает.

А вот и еще два первоисточника, обособленные от предшествовавших: Иосиф Флавий, автор «Иудейских Древностей» и Африкан, автор «Хронологии», имеющейся лишь в выдержках.

Флавий доходит даже до таких тонкостей, что назначает каждому не только годы, но и месяцы царствования и подводит все под полу-апокалипсическое число 333 года существования.

Африкан (колонка восьмая) не обнаруживает полной суммы, так как у него пропущены годы Амооса и (к удивлению) еще пропущена такая знаменитость, как Ра-Месса-Миамун, но обратный внос последнего опять приводит к той же сумме, если допустить, что Амоос царствовал три года до соправительства с Хевроном (табл. LXVII, стр. 909).

Что же касается до книги Софиса, то усиленными прибавками лет царствования Тут-Мосиса (39 лет вместо 9) и Ахер-Рэса (30 вместо 12 Флавия) и некоторыми меньшими он довел продолжительность этой династии до 420 лет, то есть как раз до «дарования прав римского гражданства всем провинциям» благодаря распадению империи после смерти Гонория.

Вот почему его цифры и отступают на наших графиках, более, чем все остальные, от действительных лет царствования эллино-египетских императоров династии Диоклетиана.

Таковы общие замечания об этой хронологии. Обратимся теперь к деталям.

Амсноофису — Лиципию дана в наших первоисточниках со-правительница (άδελφή) по имени Амесэс или Аменсэс, которая может соответствовать только знаменитой Клеопатре, потому что Антоний, как обнаруживают мои астрономические вычисления, списан с Лициния.

Мифрэс и Мисфра-Гмутосис налегают на Константина I и его преемника Констанция II, а знаменитому Юлиану-Философу соответствует знаменитый же Тутмес-Тутмосис.

Далее идет нечто неожиданное: вместо Феодосия I вставлены Мемнон-Аменофис и Орос, совершенно не соответствующие Феодосию, но знаменательные по одним своим именам.

Мемнону была воздвигнута, как божеству, колоссальная монолитная статуя в Египте, которая издавала музыкальный звук при первых лучах восходящего Солнца, а его преемник Орос, имя которого происходит от греческого Ора (ώρα) — время, по сказанию, видел бога. От этого же корня происходит и слово гороскоп, т. е. созерцание времен по положению планет, как впервые мы имеем в Апокалипсисе. Хронологически же Мемион-Аме-Офис налегает как раз на евангельского «Царя Иудейского» (т. е. Василия Великого), причем слово «иудейский» значит богославный, а Орос — на его преемника, Иоанна Златоуста (он же богослов).

Теологи мне скажут, конечно, что царство Иисуса было «не от мира сего», но точно лп так думали и его египетские современники?

В самих Евангелиях говорится, что оп был «царского рода». При осуждении его обвиняли в том, что он называет себя царем, и обвинители кричали: «нет у нас царя, кроме цезаря!». При его столбовании 21 марта 368 года на нем, по всем Евангелиям, была повешена правителем надпись на латинском, греческом и еврейском языках: «Иисус Назорей, царь иудейский», т. е. в переводе: «Спаситель, помазанник божий, царь страны православия».

Нам говорят, что это было сделано правителем «в насмешку». Но над кем же? Чтоб освободиться от гипноза наивных детских представлений, оставшихся у нас и в зрелом возрасте, представим себе только, что какой-нибудь усердный губернатор времен Александра III, повесив какого-нибудь «преступника», пригвоздил к его виселице надпись «Император Всероссийский».

Что сказал бы на это действительный русский император, хотя бы надпись и была сделана не на трех важнейших современных языках, а только на одном русском?

Я думаю, что самое меньшее, что он сделал бы, это назвал бы своего наместника дураком и немедленно прогнал бы с места с лишением всех орденов.

Точно так же, если еще не хуже, поступил бы со своим копьеносцем (Пилат значит копьеносец) и его собственный император, если бы копьеносец сделал надпись в шутку, без серьезного повода. Совсем другое дело, если б вследствие сепаратистических стремлений целая область считала его своим действительным императором, помазанным на царство над нею, как и вырисовывается при описании торжественного входа Иисуса в какой-то «святой город Успокоения» («Иерон-Салим») и если б он сам не отвергал такого звания, как и действительно не отвергал его и Иисус на своем суде при вопросе копьеносца.

Значит, все факты, как бы нам ни старались их извратить тенденциозные легенды, показывают, что на Востоке считали Иисуса своим духовно-светским властелином не по праву завоевания, а по праву рождения и помазания на царство, царем «милостью божиею». И если он к тому же прибавлял еще и красоту, и гениальность, и ученость до того, что делал искусственные вина, лечил с успехом больных и предсказывал лунные затмения, то это не только не убавляло его престижа, но, совершенно наоборот, заставляло думать, что он был сыном не своего отца, а самого бога Громовержца, прельстившегося красотою его матери.

Взгляните в православный календарь. С какого святого начинается Юлианский год? С Василия Великого, а это в переводе значит Великий Царь.

Посмотрите в «Житиях святых», когда он жил, и вы увидите: родился 329 году и умер в 378, значит жил около 49 лет, и хронологически этот первый в году святой и «великий царь» Юлианского календаря налегает в точности на время жизни евангельского «великого царя», если допустить, что после неудачного столбования он жил еще 10 лет. Хотя биография «великого царя» в «Житиях святых», составлена так же тенденциозно, как и биография Великого царя в Евангелиях, но одновременность их существования и начало христианского года Василием показывает, что оба были одно и то же лицо.

Все это заставляет нас не удивляться и тому, что и в первоисточниках нашей египетской истории его не забыли поместить после Юлиана, как и выходит по астрономическому подсчету времени.

Точно также не должно нас удивлять и то, что его преемником назначен здесь Иоанн Богослов, автор Апокалипсиса, под именем Ороса, т. е. определителя времен.

И Иоанн был тоже «помазанником божиим» и имел звание «патриарха», т. е. властелина отечества «божиею милостию», наряду с императором, даже выше его, как считались и римские папы в Средние века. Поэтому не неожиданно и то, что, подобно тому как Царь-Спаситель (Иисус) заместил, под именем Мемиона, своего нечестивого соправителя в других частях империи Валента-Нерона (363—378), так и патриарх Иоанн-Гороскопист, Властелин Времен, заместил под именем Ороса его преемников и соправителей: Тита-Грациана и Тита-Феодосия, за промежуток от 363 по 395 год, а далее, вместо слабого Аркадия, во всем подчинявшегося своей жене Евдокии, поставлена и она под именем Дочери-Ахенхе-Рэс.

А далее идет «латинская вставка», т. е. все западно-римские императоры со времени отделения Италии от Византии при Гонории и ее падения при Ромуле-Августуле, после чего сразу вставляются Хун-Атени Рамессы, как новые возвращения к евангельскому Христу, и все заканчивается снова Амен-Офисом, т. е. тем же Христом, но в другой апперцепции.

Все это делает необходимым новый взгляд и на время наших первоисточников. Так, Евсевий Памфил, написавший свою Церковную историю, говорят нам, умер в 340 году «после Рождества Христова». Считая это «рождество» тожественным с рождеством Великого Царя Святцев (Василия по-гречески), около 329 года нашей эры, получаем, что Евсевий умер около 670 года, т. е. около 40 лет после халифата в Египте, но и это не дает нам никакого права думать, что его первоначальная рукопись не пополнялась и не исправлялась в своем слоге и в первичных воззрениях автора вплоть до своего напечатания, как и остальные древние рукописи, имеющиеся у нас лишь в печатном виде или в рукописях кануна печатной эпохи в Европе.

Значит, вычисление времени Дендерских гороскопов, определившее время постройки Дендерского храма на период 540—568 годов, не обмануло нас: скульптуры его были сделаны при эллино-египетском царе Юстиниане, «строителе множества соборов»,— а не в сказочные времена за две тысячи лет до того времени.

Мы видим, что вся египетская хронология, какой ее нам дали первые египтологи, рушится, как карточный домик при первом прикосновении. Но мы к ней так приросли, что не можем не чувствовать боли, когда приходится отдирать ее от себя, и потому готовы сопротивляться, как дети, при операции. И это обстоятельство снова заставляет меня напомнить читателю те общие соображения, которые принудили меня пересмотреть древнюю хронологию и придти к заключению, что вся династическая история Египта сводится на периодические повторения одной, и той же династии лишь с редкими пропусками и вариантами».


назад начало вперёд


Hosted by uCoz