Н.А.Морозов / «Христос». 6 книга / РАЗМЫШЛЕНИЯ И СООБРАЖЕНИЯ /


ГЛАВА IV.
НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ ЭТНОГРАФИИ «ИЕРОГЛИФИЧЕСКОГО ЕГИПТА» (ВРЕМЕНИ ТОТ-МЕСА III) И О СОПРИКАСАВШИХСЯ С НИМ СТРАНАХ.

 

Я буду здесь опираться главным образом на исследования Бругша, особенно на его «Историю Египта»,1 но для удобства русского читателя буду везде цитировать его но переводу Властова. Я особенно ценю Бругша за его простодушие, делающее его книги сырым материалом для дальнейшей обработки, а если мне скажут, что они уже устарели, то я отвечу, что еще более устарели Геродот и Фукидид и приводимые мною египетские документы.


1 Brugsch: Histoire de l'Egipte, 1877г.; русский перевод 1880г.

Именно такие книги и важны для исследователя, желающего самостоятельно обрабатывать прочитанное, потому что в них еще не замазаны внешней штукатуркой первоначальные щели сырого материала.


Рис. 185. Статуэтка (Луврский музей).

С древнейшего времени Египетская империя — говорят нам — делилась на Северную землю (То-Мехит на языке иероглифов) и на Южную землю (То-Рес), и обе области составляли два отдельные царства. Тот, кто называется у нас египетским Фараоном (от библейского Парех сходно с греческим патриарх), никогда не носил в иероглифах такого имени. В Северной империи он назывался всегда султан (иероглифически сутэн) с тем же смыслом, как и теперь в Турции, а в Южной империи его иероглифическое название было Шевт, вероятно то же, что арабское шейх и персидское шах. Это слово значило вообще старейший, или глава племени; а в духовном смысле — глава посвятивших себя богу (священников). Считать такой титул происходящим от однозвучного с ним названия пчелы, как допустил Бругш, а за ним и некоторые другие египтологи, не менее странно, чем, например, производить русское слово ветер или немецкое Wetter (погода) от пред-латинского veterus, т. е. старый. Тут русское и немецкое слово явно одного происхождения, так как не только звуки, но и смысл их близок, но совсем другое с однозвучным с ними пред-латинским словом. То же и. относительно шефта (шефа) и пчелы. Так же напрасно и слово «фараон» египтологи производят от Пер-Ао, т. е. высокий дом или порог; народ называл его только Неб-Нутер, т. е. пророк Бога, и давал ему титул Его Святейшество. А «домом» могли называть только его династию. Да и вообще было бы странно называть кого бы то ни было домом или порогом, хотя и высоким. Другое дело, когда разговор шел не о самом султане, а о его дворе, тогда, конечно, такое выражение было бы уместно.

Подобно тому как папы носят на голове тройную тиару в знак того, что они считаются наместниками Иисуса, а также светскими и духовными властелинами, так и у султанов-шейхов так называемой «Египетской империи» были два венца: красный венец Южной земли и белый — Северной земли.

Нам говорят, что Северная империя была дельта Нила до первых его порогов у Файума, а Южная то, что идет к югу по-Нилу от этих порогов, но географически это совершенно невероятно: обе части представляют одно нераздельное целое и тут не могло образоваться двух «корон». Северной землей по отношению к месту иероглифических надписей могла быть только-Сирия с Малой Азией и Византией в династическом единении с современным Египтом, как Южной империей.

В расцвет египетской теократической культуры, в состав его входили также Ливия (Ливу), столицей которой несомненно» была Александрия, затем Страна Золота (Нубия, от Нуб — золото), т. е. Испания или Абиссиния, которая часто управлялась наместниками сутэнов, и, кроме того, Земля Бирюзы (Синайский полуостров) и Святая Земля (Та-Нутер), которую приходится считать за Палестину, потому что она находится на пути в страну Лутен (Латинян). Земля Бирюзы составляла особое царство.

Но где была страна Лутена, имя которой так странно напоминает Латинскую империю?

О ней упоминается особенно много в истории династии Аа-Меса (18 династия историков). Так в надписи на гробе одного военачальника, Аа-Меса-сына-Абана, говорится:

«Его Августейшество отправился в страну Лутену, чтобы охладить жар своей храбрости на жителях той страны. Его Августейшество достиг земли Нахараина (т. е. Двуречья) — да будет жизнь, счастье и здоровье его уделом! — нашел своих неприятелей и назначил порядок битвы. Его Августейшество нанес им великое поражение.

«Бесчисленно было количество живых пленных, которых Его Величество увел своими победами. И вот я был впереди наших воинов. Его Августейшество удивлялся моей храбрости. Я взял и увел военную колесницу с конями, и того, кто в ней находился, живым пленным и представил Его Августейшеству, Тогда я был одарен золотом и сделался высокоуважаемым и достиг старости».2


2 Бругш, стр. 235 оригинала.

Страна, которую египтяне звали Верхней Лутеной, состояла, но словам преданий, из множества отдельных княжеств, среди которых называется великий народ Хеты, т. е. готы, занимавший важнейшее место.

Итак, дело идет о задунайских ютах, и страна Нахараин, — оказывается страною Дуная и Прута с их многочисленными притоками... Сцена действия переносится в Европу, а не в Месопотамию, и даже в средние века... Но как же это могло случиться?

Это могло случиться лишь в том случае, если на стенах египетских храмов и мавзолеев увековечивались надписями не одни местные дела долины Нила, а мировые события того времени, когда страна иероглифов считалась лишь религиозным центром могучей византийско-египетской империи, политическим и военным центром которой был Царь-Град.

Как это ни странно с первого взгляда, но далее мы увидим целый ряд подтверждений такой идеи.

В одной из больших надписей Карнакского храма Амона, в рассказе 3 о походе Тутмеса III (18-й династии) перечисляется между прочим целый ряд предметов, взятых, как дань, со страны «Лутены», или Рутены, так как в иероглифах постоянно путают звуки Л и Р.


3 Бругш, стр. 294 оригин.

 

Дань с земли Рутен (Лутен) в 32 году:
Подать с царя Ассура (Ассур значит: вождь).

Одни кусок настоящего лазоревого камня, 20 мна 9 кити весу.

Два куска настоящего лазоревого камня, 30 мна весу.

Общий вес трех кусков, 50 мна 9 кити.

Лазоревый камень из «Баб-Илу» (т. е. Врат Бога).

Много сосудов из камня хертет из страны Ассура (страны Вождя).

 

«Подать царей Рутен (Лутен), 6 этом году»:

Дочь одного царя украшенная .....................................

......................................................... лазоревого камня этой страны.

65 рабов и рабынь, его подать.

4 колесницы, обитые золотом, кузов позолоченный.

6 колесниц медных, кузов из «агата».

45 молодых бычков и телят.

600 быков.

Множество пшеницы: нельзя было перемерять.

104 мна и 5 кити весила серебряная кружка с «кенкеном».

1 золотой шишак, выложенный лазоревым камнем.

1 железная броня, украшенная золотом.

823 кружки бальзаму.

1718 кружек вина и меду.

Много полбы.

Слоновой кости . . .

Поделочный лес: кедр, меру, песга, цагу и всякие другие лучшие породы леса для топлива.

И многие другие ценные произведения этой страны, которые во всех местах, где был царь, приносились в его шатер.

А далее говорится еще в той же надписи:4


3 Бругш, стр. 309 оригин.

Тогда приведены были переднего (султана) дети царей и их братья чтобы оставаться заложниками, и для того чтобы, когда один из этих царей умрет, тогда сутэн отпустит сына его, дабы поставить вместо его отца:

4 сына царей, уведенные в этом году.

181 рабов и рабынь.

188 кобылиц.

9 колесниц с обивкой из золота и серебра.

40 колесниц раскрашенных.

В год 31, пахонса 3, были собраны пленные цари этого года и уведены были из города Ан-ан-рут, который лежит на берегу озера Нес-ро-ан.

«Все места остановки царя были снабжены всякими хорошими вещами, которые получались царем от жителей земли Цахи (Чехии?). Корабли КеФту и Капу ни (Капуи?) были нагружены брусьями и мачтовым лесом.... а также длинными жердями для царя.

Здесь уже по присутствию кораблей в походе видно, что он был не из Мемфиса в Месопотамию, где на пути нет никаких морей и кораблей.

 

Подать царя Асебы (Кипра) в том же году.

108 кусков очищенной меди, 2040 фунтов весу.

5 кусков свинцу, весом 1200 фунтов.

110 фунтов лазоревого камня.

1 клык слоновый.

 

Дань, наложенная на презренную землю Куш.

2 локтя работы презренной земли Куш; 600 фунтов золота.

3 ...........................................................................................................

60 негров.

1 сын царя Блемиев.


64 человека всего.

Кроме того, нагрузили на корабли много слоновой кости, черного дерева и всяких других ценных произведений земли. Такова была подать земли Куш.

Металлы, как видно из иллюстрирующих изображений, взвешивались на весах с коромыслом и двумя чашками, причем вместо наших гирь употреблялись изображения животных (лежащие быки), сделанные из камня и меди.

Перед своим возвращением Тутмес III заложил на 23 году своего царствования крепость в Лименене (Лимане).

«Только что прибыв в «Фивы», он немедленно учредил три так называемых победные празднества, т. е. римские триумфы по пяти дней каждое, в воспоминание о своих походах».

Календарь его указывал более 40 праздничных дней, как то видно из очень важной, но к сожалению испорченной надписи:

4-ю Пахонса праздник восшествия на престол Тутмеса III . . . . .

1 день

Праздник Пехеб-Кау 1-го Тиби . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

1 день

Праздник новолуния (1) и 6-го дня каждого месяца . . . . . . . . . . . .

24 дня.

Султан назначил богатые жертвы и приношения на «все времена» богу Амону, которые должны были приноситься во время его «триумфального праздника», а также в день великого праздника 10 Паофи,4 когда святость этого великого бога приходила сама, чтобы торжествовать празднество своей поездки на корабле, в городе Апе южной страны Паторис...

Жертвы приносились Амону, «чтобы возблагодарить его за победы над землею Верхняя Рутена» (Латина).


4 По надписям одного из обломков храма Елефантины, построенного Тутмесом III в честь бога Хнума, там был праздник Амона, в день нового года 1-го Тота. Надпись говорит еще о празднике «Амона южных Фив», который продолжался 11 дней. При Рэ-Мессу III этот праздник начинался 19-го ПаоФи и продолжался 24 дня. Предпразднество Xет имело место 18 Паофи.

На одной из надписей Карнакского храма-академии в двух комнатах, лежащих к северо-востоку от Залы колонн, Мариетт откопал еще ряд чрезвычайно интересных изображений: огромные водяные лилии высотою с колонны храма, кактусы, различные кустарники и деревья, листья, цветы, дыни, гранаты и другие фрукты, телята и всякий рогатый скот, цапли, копчики, гуси, голуби в наивном смешении друг с другом. Надпись говорит, что это растения из Святой Земли (Танутер), которую проходил Тутмес по пути в землю Лутен, «чтобы победить ее, как приказал ему отец его Амон».

«Клянусь Солнцем — говорит от его имени надпись — и беру в свидетели отца моего Амона: все это правда, нет никакой тени самообольщений в том, что со мной совершилось. То, что производит прекрасная земля, то я и приказал воспроизвести в этой картине для того, чтобы представить отцу моему Амону, в великом храме, в воспоминание на вечные времена».

А другая надпись под той же картиной прибавляет:

«Год 25-й, при даре Тутмесе III, — да живет он вечно! —табили растения, которые нашел царь в земле Рутен».

Понятно, что со старой точки зрения эта надпись, в которой Святая Земля, прямо совпадает с христианской Палестиной, а никак не с полем пирамид, должна была вызвать большие недоумения.

«Может быть следует допустить предположение, — говорит Бругш,5—что имя Святой Земли, или, говоря ближе к подлиннику, «Божией Земли», распространялось на весь Аравийский полуостров так, что царь, проходя в Ханаан через Аравию, считал, что он проходит по «Земле господней». Может быть еще, что царь, в одном из своих походов, намеренно зашел на Синайский полуостров, который также назывался божьей землей. Но признаемся, что это предположение не имеет особенной вероятности, так как Синайский полуостров чрезвычайно беден растительностью, и даже принадлежит к печальнейшим и бесплоднейшим местностям Аравии. Что же касается до того, чтобы земля Рутен сама называлась египтянами «божиею землею» в библейском смысле, то на это у нас нет никаких доказательств».


5 Бругш, стр. 351—352 ориг.

В результате всего — прибавляю я от себя — выходит, что Святой Землей египетских надписей могла быть только Палестина, и что, следовательно, время самой записи относится уже к поздней христианской эпохе.

Священники Амона (храм и казнохранилище которого так богато одарил царь) не удовольствовались в выражении своей благодарности одним только начертанием на стенах храма этого сказания о победах Тут-Меса в вечное воспоминание грядущим поколениям. Нет! Какой-то неизвестный поэт воспел здесь и славу царя Тут-Меса (т. е. Богорожденного), и величие бога Амона. Гранитная доска, на которой начертана его песнь, хранится в Булакском музее (под № 63).

Я привожу здесь только ее часть:

«Иди ко мне, — говорит Амон,— радуйся и удивляйся моему величию, сын мой, чтущий меня, Тут-Мес, вечно живущий!

Я прославлюсь в блеске утреннего Солнца чрез твою любовь,

И сердце мое веселится, когда ты направляешь стопы твои к моему храму.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

У четырех столбов неба я делаю великой твою силу...

Пусть твой военный клич раздается над землями чужеземцев.

Цари земли да будут в твоей руке.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Тебе поручаю я землю в длину и в ширину ее.

Жители Запада и Востока, да будут тебе подвластны.

Проходи с радостным сердцем земли, которых никто не посещал в твое время,

Пройди великий водный круг

К земле Нахараин в полной силе победы.

Мол воля, чтобы народы слышали твой воинский крик,

Который проникает в их пещеры.

Я отнял у ноздрей их дыхание жизни.

Моя царственная змея (созв. Дракона, полюс Эклиптики) блестит на твоем челе.

И в ничто обратится враг твой до края неба.

Вот они приходят и несут подати на плечах своих

И преклоняются перед твоим святейшеством.

Вероломный да падет измученный близ тебя

С жгучим горением в своем сердце и дрожанием своих членов.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Я пришел, и ты поразил живущих в (Малой) Азии,

Ты пленил скотоводов Рутении (Лутинии),

Да увидят они твою святость в блеске твоего царского сана,

Когда ты берешься за оружие на военной колеснице.

Я пришел, и ты поразил землю Востока.

Ты пришел к тем, которые живут в пределах Святой Земли.

Да увидят они твою святость, как звезду Канопус,

Которая изливает свой свет огненным блеском, даруя утреннюю росу

Я пришел, и ты поразил землю Запада,

Кефа (Корфу?) и Асеви (Кипр) страшатся тебя.

Пусть видят они твою святость, как подобие (созвездия) Тельца,

Полного мужества, наклонившего рога, к которому подойти нельзя,

Я пришел, и ты поразил восточных рабов и их властелинов (римлян).

Земля Матеи (матов—народов) дрожит от страха перед тобой.

Да увидят они твою святость, как крокодила, страшного в воде, — да не будет встречи с ним!

Я пришел, и ты поразил жителей островов среди Великого моря (т. е. греков),

 Да увидят они твою святость как мстителя, появляющегося на спине своей жертвы.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Я пришел, и ты поразил кочевых нубийцев

До земли Шат,6 находящейся в твоих руках.

Да узрят они твою святость, как святость двух братьев (Созвездие Близнецов, самое высокое в небе),

Которых руки я соединяю, чтобы тебя благословить.

Твои две сестры да даруют тебе счастие и здравие,

Мои руки в небесной высоте отстраняют от тебя бедствие.

Я охраняю тебя, любимого моего сына,

Сильного Тельца, восставшего царем в «Фивах»,

Которого я зачал: Тут-Меса, вечно живущего,

Совершившего всякое добро моему существу.

Ты восстановил мое жилище долговечною работою,

Расширив его в долготу и ширину против бывшего.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Ты установил радостные празднества в честь Амона,

И больше твои сооружение, чем всех прежних царей.

Я дал тебе приказание возвести их,

И твое желание было согласно с моим.

Поэтому я сажаю тебя на трон Гора на нескончаемое число годов,

Управляй н руководи живущими поколениями!


6 Шат-Гора Арарат или тут может быть Шат-эль-Араб — Южная Месопотамия.

Интересно также, что в той же комнате несколько изображений отмечены именем Александра II, считаемого за сына Александра Великого. Полный анахронизм.

Еще более интересные указания на землю рутенов, или латинов дают нам изображения в гробнице одного сановника, найденной Лепсиусом в Курнат-Мурае, на западном берегу Нила. Там египетский сутэн, но уже последний царь этой династии, изображен сидящим на троне, и перед ним два его наместника, а к берегу Нила пристали корабли, богато нагруженные дарами негритянских народов. С ними прибыла поклониться царю и негритянская царица. Она изображена едущею на повозке, запряженной быками, окруженная своими слугами, которые кладут к ногам сутена богатые дары, привезенные их черной повелительницей. Вся эта сцена чрезвычайно напоминает библейское оказание о посещении Соломона царицей Савской. Но... смешно даже и подумать, чтобы у негров были когда-нибудь царицы! Ясно, что весь разсказ представляет чистый миф.


Рис. 186. Женщины в иероглифическом художестве. Встреча царицы дамами.
 

Рис. 187. Женщины в иероглифическом художестве. Туалет дамы.

 

Здесь же появляются на рисунках и румянокожие князья Лутен, одетые в богатое разноцветное платье, и черные волосы их тщательно убраны локонами. Они прибыли, чтобы поднести султану произведения искусства своей страны, как залог их мирного настроения и уважения к царю.

«Здесь перед нашими глазами развертывается полная жизни картина экономического развития и юга, и севера», — говорит наивно Бругш. — Картина эта подписана египтянином так:

«Прибытие податей Владетелю Земли, приносимых презренными Лутенами под предводительством сутенова посла во все страны, царского сына Куш, наместника юга Амен-Хотепа».

Над князьями Лутенов стоят слова:

«Эти цари из страны Верхний Рутен не знали ничего об Египте со времени Божественного. Они испрашивают у царя мир, говоря: «Даруй нам свободу от руки твоей; неописаны твои победы, и нет у тебя врагов в твое время, все земли покоятся в мире».

Светлокожие слуги Лутенскнх князей несут дары и ведут лошадей, а рабы их, тащащие на плечах тяжести, изображены с красными бородами. Надпись на них гласит:

«Это самый лучший выбор всякой утвари из их земли из серебра, золота, лазоревого камня, зеленого камня и всяких других драгоценностей».

А над дарами негров стоит надпись:

«Это прибытие великолепных эфиопских даней, лучший выбор произведений земель юга и выгрузка их в Фивах под руководством царского сына Куш: Хиу». 7


7 Бругш, стр. 435 ориг.

«Подарки Севера, — говорит Бругш, — очень ценны по материалу, но еще ценнее по художественной форме и отделке, часто напоминающей руку греческих мастеров. Они наглядно говорят нам то же, что указывает нам и великая победная надпись Тутмеса III. В то время развилась вдоль восточного берега Средиземного моря школа высокого искусства, которая давала произведениям мастеров самые изящные формы не только для предметов роскоши, но и для вещей ежедневного употребления. Изделья развозились по многочисленным торговым путям во все части известного тогда света, и везде служили образцами подражания. Артистическую дену их признавали и египтяне, обладавшие развитым вкусом».

«Если мы судили о произведениях севера, — говорит Бругш далее — по изображениям гробницы, открытой Ленсиусом, то мы можем до описанным картинам судить и о развитии вкуса и мастерства в среде негров того времени. Несмотря на непривычное для нас и несколько странное направление их вкуса (как например, на то, что к рогам быков у них приделаны искусственные человеческие руки), мы не можем отказать и неграм той эпохи в обладании художественным чувством, высказывающемся в формах их сосудов и разных вещей. Если мы даже оставим в стороне их золотые сосуды, обсаженные драгоценными камнями, то и в многообразных предметах жизненных потребностей, — в весах, оружии, кораблях и других предметах, привезенных черною царицею в «Фивы», мы замечаем несомненное развитие художественного таланта, который, конечно, развивался не без влияния Египта, но в котором есть и самостоятельное врожденное искусство подражания природе и внутреннее чувство красоты. Да и теперь мы тысячью примеров можем убедиться, что негр не может считаться лишенным изящного вкуса».

Рис. 188. и 189. Женщины в иероглифическом художестве. Царица.

И, как пример, Бругш приводит некоторые работы мастеров Судана из серебра, представленные на Венской Всемирной выставке в 1873 году и на Филадельфийской в 1876 г., невольно сближая таким образом то, что он считает искусством 1500 года до начала нашей эры с современным искусством черной расы. Выходит, что на протяжении более трех тысяч лет ее искусство не сделало никаких успехов. Можно ли считать это вероятным? Можно ли допустить, что и в стране Рутен, которая и по местности, и по румяному цвету лиц ее жителей представляет несомненно европейцев, да и имя которой — Рутены — несомненно есть Латины (потому что египтяне того времени постоянно заменяли звук Л картавым Р), еще за две тысячи лет до расцвета ее художественной культуры имелось такое же высокое художество? Да и неужели Латины, имя которых происходит от Лациума в средней Италии, были властелинами Передней Азии еще почти за тысячу дет до легендарных Ромула и Рема?

Все это так невероятно, что даже и помимо наших астрономических соображений время Тут-Месов пришлось бы передвинуть вперед более чем на полторы тысячи лет, в первые века нашей собственной эры.

В согласии с таким представлением находится и надпись о взятии Аскалина, т. е. Аскалона в земле Латин (Рутен) при Рэ-Мессе Великом. Ведь Аскалон был крепостью византийцев, фигурировавшей еще при крестоносцах и разрушенной турками лишь, в XIII веке!

Недостаток места не позволяет мне распространяться здесь далее о Лутенах и о Святой Земле, но и того, что я сказал, достаточно, чтоб показать, что под рутенами подразумевались латины, под хетами, — готы, а под Святой землей — Палестина.

По древнему египетскому сказанию боги Амон-Рэ (Юпитер), Горус (Аполлон) и, Гатор (Венера), вместе с другими меньшими, пришли в Египет из страны Пунт и даже сам Амон-Юпитер назывался князем Пунта, а Венера-Гатор — госпожею Пунта. Гόра-Аполлона называют «Святым утренним светилом, восходящим на Западе от страны Пунт».8

Эта страна была за морем от Египта, так как, по Бругшу на скалах Хаммамата есть надпись, где некий «благородный. Ганну» говорит:

«Я был послан вести корабль в страну Пунт, чтобы доставить для султана благоухания, которые собирают для него многие князья «Красной Земли» от страха, который он внушает всем народам. Я поднялся от города Коптоса (теперь Кефт) и его святейшество дал повеление, чтобы воины, которые должны были меня провожать, были из Фиваиды...». 9

«Я пошел оттуда с 3 000 людей и прошел через место, называемое Красной деревней, и через обработанные земли. Я приказал заготовить бурдюки и деревянные подноски, чтобы нести, кувшины с водою... пришел в приморский город Себу, распорядился постройкою грузовых кораблей (для поездки в Пунт) и совершил затем великое жертвоприношение: быка, коров и коз. Когда я возвратился в Себу, я исполнил повеление сутэна, привез все то, что я нашел в гаванях Святой земли. Я пошел опять по дороге Уака и Рохана и привез с собою дорогие камни, для статуй храмов. Подобного никогда еще не было с того времени, как существуют цари... со времени владычества бога Солнца Рэ».


8 Бругш: Ист. Фараонов, стр. 110 подл.
9 Бругш. 110.

Из этого описания заключили, что страна Пунт была Аравия (или Сомали). Так думали египтологи Масперо, Мариетт, Вилькинс, Ленорманн, а за Себу они считали современную гавань Коссейр на африканском берегу Красного моря.

Но как же земля Пунт «лежала на западе от Святой земли», когда к ней поехали по Красному морю? Отметим лучше, что имя Пунт было очень известно в древности и действительно находилось за Святой землей — Палестиной, составляя восточную часть Римской империи. Это была Северная часть Малой Азии от Царь-Града (Понт Галатский) и до самого Кавказа. Для египтян с юга это должно было представляться началом всей восточной Римской империи, но здесь ее повидимому смешивают с Индией.

Таковы главные страны, с которыми имел сношения или столкновения Египет времен Тут-Месов, и они настолько близки к всемирной Римско-византпйской империи Константина I, что  удалять их от этой эпохи на тысячи лет невозможно.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz