Н.А.Морозов / «Христос». 6 книга / РАЗМЫШЛЕНИЯ И СООБРАЖЕНИЯ /


ГЛАВА V.
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ЛОКАЛИЗАЦИИ СОБЫТИЙ ПОПАВШИХ В ИЕРОГЛИФИЧЕСКИЕ ЗАПИСИ, ПЕРВИЧНЫЕ МЕТОДЫ ХРОНОЛОГИРОВАНИЯ.

 

Подобно тому как библейская книга «Бытие» есть первая попытка создать «всемирную историю», так и иероглифическая литература на каменных стенах и отдельных плитах не ограничивает своего интереса исключительно тем, что делалось в долине Нила, а говорит вообще о событиях известных тогда стран. А с этой точки зрения невольно поднимается вопрос и о пересмотре существующей теперь локализации иероглифических сообщений.

Где, например, была резиденция могучих фараонов-сутэнов? В исчезнувшем таинственно Мемфисе? В провалившихся без следа сквозь землю стовратных египетских Фивах?

Но никаких крупных и могучих столичных городов в показываемых нам для них местах даже и быть не могло. Они невозможны для этого ни в стратегическом, ни в торговом отношениях. Ведь даже и грибы не растут там, где нет для них достаточной пищи.

И действительно, когда долина Нила открылась в XIX веке для истинно-научного исследования, обнаружилось, что никаких остатков крупных столичных городов в указываемых двух местах не имеется.

Наиболее вероятным представлялось бы, что стовратные Фивы,1 т. е. Афе, египтян были Афины и что Мемфис был Царь-Град. Но Афины, как мы видели уже в V томе «Христос», стали культурным центром только во время крестовых походов. Во всяком случае нельзя отвергать,, что египтяне времени иероглифов считали не себя присоединенными к Риму и Византии, а, наоборот, Рим и Византию присоединенными к себе, почему и называли себя Миц-Римом, т. е. Высочайшим Римом, а византийцы называли себя только просто ромеями.


1 Бот превращения этого имени; Афе, Апе, т'Апе, Тэбе, Фебе, Фивы, а, греков также: Божий город (Диосполис).


Рис. 190. Карта земной поверхности на папирусе, найденная в Египте и относимая ко времени
Рэ-Мессу II.
 

Рис. 191.

Величественный храм в пустыне в горе Ибсамбул (Абу-Симбель) в Нубии. Думают, что это древние изображения Амона-Громовержца «Фиванского», бога-Отца (Пата) «Мемфисского», Горуса-Маха (Хормаху) Гелиоподьского и «Нового бога» Царя-Мессии Великого (Рэ-Мессу Миамуна). Но очень возможно, что слева здесь сидят Моисей и Арон, а справа Христос и Иоанн Богослов (т. е. по нашим отожествлениям Диоклетиан и Арий, Василий Великий и Иоанн Златоуст). И все это поразительное здание-изваянье могло быть сделано лишь в византпйско-египетский период не ранее императора Юстиниана.
 

Если вышедшие первоначально из долины Нила латино-эллино-сирийско-египетские теократы и не жили уже на своей древней родине, а, по мнению египтянина, в «ее провинциях», то население долины Нила объясняло это и оправдывало стратегической необходимостью, тем более, что на вечный покой императоры всегда приезжали в свою страну, и в ней же воздвигали себе гробницы, а всем египтянам строили башни до небес на счет побежденных «варваров».

Такие представления вполне допустимы психологически, если даже предположить, что, живя вечно на чужбине, византийско-римско-егапетские властелины и забывали, наконец, коптский язык.

Для примера возьмем хотя бы наших русских императриц. Весь русский народ считал их своими, а не немками, хотя они почти всегда говорили по-немецки, а по-русски выражались лишь с большим трудом и ошибками в словах и в произношении. А их немецкие соотечественники и родственники всегда считали их немками, несмотря на то, что они уехали в далекую Россию и что Россия не состояла под общей короной с Германией.

Но вы представьте себе, что обе страны имели бы одну династию, как Австро-Венгрия до мировой войны, или Швеция и Норвегия до их распадения. Тогда не только русские императрицы, рождавшиеся в Германии, но и вся голштейн-готторпская династия считалась бы в Германии и в Голштинии за свою собственную национальную династию, несмотря на то, что она со времени Ульриха Голштейн-Готторнского (принявшего при переезде в Россию и при своем внешнем переходе в православие имя Петра III) и переселилась жить на берега Невы. Особенно же сильно пылали бы верноподданнические чувства и национальная гордость в Голштейне и Готторпе, если бы в дополнение к своему происхождению оттуда каждый член этой династии украшал бы свою родину на счет «обильной и богатой русской земли» всевозможными религиозными, научными, общественными зданиями, вызывавшими удивление всего мира и делавшими Голштейн-Готторп местом восторга и посещений для иноземцев. И связь еще более поддерживалась бы, если бы каждый русско-голштейпский царь после своей смерти обязательно погребался в стране своих предков под целой башней до небес, специально воздвигнутой присылаемыми туда военнопленными.

Не появились ли бы и в Голштейне и в Готторпе на стенах зданий такие же многочисленные повествования о подвигах их царей и их родственников и сановников, тоже перевозимых туда по традиции для погребения, как в место священное уже по тому одному, что оттуда произошли их «священные особы» и что там они после смерти не подвергались неприятному гниению?

Таким образом и с психологической, и со стратегической, и с религиозной, и с почвенно-культурной, и с коммерческой точки зрения переход первоначальных египетских императоров на европейский континент со времени изобретения судов дальнего плавания, при оставлении за ними места погребения на родине Ария, становится совершенно понятным. Дилемма заключалась лишь в том, чтобы решить, создали ли египетско-византийскую империю египтяне или греки? И мы видим, что с египетской точки зрения ее создали египтяне, а византийцы считали ее царей своими национальными по, такому же праву, по какому и русские считали голштейн-готторпскую династию своею русскою, хотя в ней не было уже ни одной капли русской крови, так как все ее цари со времени Петра I традиционно женились на иностранках.

История голштейн-готторпской династии в России дает нам объяснение и разницы имен, под которыми называются те же самые лица в египетских и в европейских записях. Как Петр III, так и весь ряд последовательных русских императриц по приезде сюда из Германии обязательно подвергался, перед вступлением на престол, особому религиозному обряду с переменой имени. Ульрих принял имя Петра III при приезде в Россию, Вильгельмина-Августа назвала себя Марией Александровной при выходе замуж за Александра II, а датская Дагмара-София-Фредерика назвала себя Марией Федоровной перед бракосочетанием с Александром III.

Представьте теперь, что они погребались у себя на родине, которая никогда не считалась для них чужою. Какими именами украсили бы их гробницы местные патриоты-зодчие, особенно если б все мужские и женские имена в то время имели лишь характер прозвищ, вроде Лев и Роза, Орел и Серна, которые понятны лишь на своем языке, а русские такие же прозвища звучали бы дико и смешно для голштейнского уха?

Конечно, все эти императрицы были бы обозначены их местными именами и, раскапывая их останки, археолог отдаленных будущих веков, потерявший всякие сведения о них, счел бы их за местных властелинов.

Обилие имен, под которыми фигурируют в различных документах ромейские императоры, объясняется, как я уже не раз говорил, отчасти тем, что они первоначально написаны были на разных языках. Так первоисточники первой декады книг Тита Ливия были написаны по-ливийски, библейские книги о тех же египетско-римско-византийских царях написаны на библейском жаргоне корейшитского языка, а египетские имена тех же царей были взяты в общий иероглифический язык из местных прозвищ или скорее потому, что каждый окружной храм давал каждому царю, при вступлении на престол, свое особое прозвище как новый его почетный титул, о котором докладывалось потом и царю, и который давал ему право считать себя посвященным в число священнослужителей данного храма.

Припомним, что на египетских надписях многие сутэны изображены в двойной короне, что показывает и на два тронные наименования, кроме прозвищ, полученных ими при жизни, при разных победах и при религиозных посвящениях. А разве мы не видим таких же шапок и у римских великих понтифексов и у пап? И разве мы не видим, как и русские полководцы после побед получали дополнительные прозвища: Суворов стал графом Рымникским, Паскевич сделался Эриванским, Муравьев — Амурским и т. д.

Но если мы станем на такую точку зрения, то должны сразу же отказаться и от обычая предлагать читателю, да и самим себе, имена древних царей вроде Соломонов, Давидов, Рамсессов без объяснения их смысла, так как именно в их смысле, а не в непонятном для нас сочетании их иностранных звуков, и заключается ключ к установлению истинной характеристики данного лица и к пониманию того, почему оно же в другой местности получило другое прозвище.

С нашей точки зрения, история Египта начинается только с Диоклетиана.

С этого момента начинают говорить и нильские камни своим иероглифическим иллюстрационным языком, никак не представляющим собою первобытной азбуки, а специально приспособленным для писания того, что мы теперь называем плакатом.

Само собой понятно, что для произведений, назначенных для широкой публики, всего удобнее была такая азбука, в которой не надо учить букв, так как нужный звук обнаруживается сам собою: нарисуйте вместо Л—льва, вместо А—аиста и т. д. и любой неграмотный скажет вам их названия: надо будет только объяснить ему, чтобы он произносил при разборе не все имя фигурки, целиком, а только первый ее звук, — и вот искусство чтения сразу усвоено любым сообразительным мальчиком или девочкой. Они начнут сами читать, после того как им показаны примеры. Такого рода мнемонические рисунки мы видим и на наших детских азбуках, и если б мы писали прямо их рисунками, то обучение грамотности шло бы с молниеносной скоростью.

Таким образом стенное иероглифическое иератическое письмо есть только остроумнейшая популяризация уже выработавшейся в замкнутой среде ученых звуковой скорописной азбуки, неправильно называемой теперь «демотическим» письмом, так как она попрежнему оставалась достоянием императорских писателей, зародышем нынешних академиков, а для толпы, читающей только плакаты на стенах здании, были созданы облегчающие письмена-иероглифы.

Однако я отмечу, что в то же время появилось и другое обратное течение: затруднить чтение оккультных записей, сделать их совсем недоступным для непосвященных. Специальным шифром для этого служило гвоздеобразное письмо или клинопись, особенно распространившаяся на родине каббалистики — Месопотамии.

Об этом течении и о его времени я еще не говорил, хотя мое астрономическое и геофизическое исследование памятников так называемой «ассиро-вавилонской древней культуры» уже показало мне тенденциозность и ошибочность всех прежних определений их глубокой древности. Оно даже обнаружило, что никакого столичного города Вавилона около современного нам турецкого городка Кербела на Евфрате не было и не могло быть, а был тут только один из второстепенных гарнизонных городков по имени Тинтир или Кандигир, и в результате астрономического исследования клинописей древне-персидское царство налегло хронологически на среднеперсидское.

Об этом я буду подробно говорить в седьмом томе «Христа», а относительно ассирийцев (Ашур) я еще раз отмечу одно важное обстоятельство, известное с давних пор и приводимое во всех учебниках, еще с конца II века «до Рождества Христова»; они вывалились из исторической повозки и бесследно исчезли с земного шара.

Желая объяснить такое странное приключение с целым народом, историки XVIII и XIX веков предполагали, что их совершенно уничтожили восставшие против них мидяне и персы около 668 года до начала нашем эры, а по найденному мною астрономическим путем летосчислению ничего подобного не было, и вся история царства Ассирийско-Вавилонского списана с событий, которые имели место через столько же лет после начала нашей эры, насколько они считались до нее. Эта перестановка знака + на — дает разницу около 1336 лет, и она та самая разница, которая привела у нас сказания об египетских древностях и о царях «избранного народа Божия» в соответствие с фактической латино-эллино-египетской историей со времени Констанция Хлора.

Я не могу здесь не отметить еще одного очень интересного обстоятельства: если мы отметим, к каким годам от сотворения мира относили христианские и раввинские историки времена, считаемые от «Всемирного потопа до рождения Моисея», то увидим почти ту же самую систематическую разницу: 1386 лет. При этом даже и отступление на 50 лет объясняется тем, что Моисей будто бы вывел «избранный парод божий» из Миц-Рима по еврейским преданиям в 80-летнем возрасте, а по первичным христианским — в тридцатилетнем, как Христос.

Я думаю, что в средневековых спорах между раввинистами и христианами о том, чья вера «древнее», сначала христиане отодвинули время рождения Иисуса, около 333 лет назад, к 1-му году нашей эры. Потом их оппоненты «раввинисты» сделали для своего Моисея сдвиг на 1386 лет до начала нашей эры, а христиане не признали его и потому, при переводе на эру от сотворения мира, Моисей оказался у них родившимся на 1386 лет позднее, чем по еврейскому счету. Я особенно отмечу, что тут само рождение Моисея, а не «сотворение мира» было отодвинуто вспять, потому что время жизни допотопных библейских патриархов приспособлено у христианских писателей к тому, чтобы, дойдя до вылепления богом из глины Адама, свести разницу своего и раввинского счета до нуля. Способ для этого (как видно на табл. LXXII) оказался детски простым: стоило только прибавить нескольким из патриархов по 100 лет их безбрачной и бездетной жизни.

ТАБЛИЦА LXXII.
Времена рождения допотопных патриархов по раввинским и христианским
 хронологиям от сотворения мира2

 По раввинамПо христианамРазница времени
1. Адам0-й год0-й год0 лет
2. Сиф130 »230 »100 »
3. Енос235 »435 »200 »
4. Каинаи325 »625 »300 «
5. Малелеил395 »795 »400 о
6. Народ460 »960 »500 »
7. Енох622 »1122 »500 »
8. Вознесение Еноха на небо. 987 » 1487 » 500 »
9 Маaусаил687 »1287 »600 »
10. Ламех879 »1479 »600 »
11. Ной1056 »1662 »606 »
12. Потоп1656 »2262 »606 »

2 Числа взяты из Библейской истории профессора А. П. Лопухина/

Но такая упрощенно-наивная прибавка христианскими священниками полных и точных столетий к первичным раввинским датам продолжалась только до потопа, а после него бухгалтерия осложнилась, и на распутывание ее у меня теперь нет ни времени, ни охоты. Я только обращу внимание на разницу в 1386 лет для Авраама, Исаака, Иакова, Иосифа и Моисея по раввинскому и христианскому счетам. Допустив, что это и был первоначальный сдвиг вспять хронологии, мы придем к заключению, что получим первичные года, если будем прибавлять такое же число, как положительное, к отрицательным годам библейской хронологии до начала нашей эры. Сделав это, мы получим:

Для начала царствования Ровоама (— 980 + 1386) = 406 год вместо 306 года, когда воцарился его прототип Константин I, — разница 100 лет.

Для начала царствования Ахава (— 923 + 1386) = 463 год вместо 363 года, когда воцарился его прототип Валент, — разница 100 лет.

Для начала царствования Седекии (— 598 + 1386) = 788 год вместо 668 года, когда воцарился его прототип Константин Паганат, — разница 120 лет.

В результате мы видим, что и здесь прогулялась та же корректирующая хронологию рука, которая проявилась в отделе допотопных патриархов. Сначала тоже приложено ровно 100 лет, а потом и другие цифры, вероятно, с целью согласования с другими хронологиями, попортившимися от подобных легкомысленных передвижений исторических фактов то взад, то вперед по полным векам.

Невольно вспоминаются нам здесь уже не раз отмеченные мною и очень многочисленные случаи в египетских иероглифических надписях, когда первоначальные собственные имена египетских теократов или имена их предков оказываются начисто выскобленными и замененными другими, тоже может быть для подделки хронологии под заранее намеченное число лет.

Доверчивые и простодушные египтологи XIX века, вроде Бругша, пытались объяснить это завистью преемников к своим предшественникам и желанием приписать себе их дела. Но я уже показывал ранее, почему такое объяснение годно только для детей, а не для взрослых» Ведь надписи были публичными, и все, умеющие читать, уже читали их на стенах с настоящими именами. Подданные только осмеяли бы своего царя за тщеславие. Такая вещь могла быть сделана лишь через столетия после смерти тех, о ком гласили надписи, и для меня нет сомнения, что все выскабливания сделаны такими же «редакторами», какие вырабатывали и современную нам библейскую хронологию.

Отнеся иероглифические надписи в отдаленные века и видя с изумлением на них византийские титулы или византийские имена описываемых царей или их родственников, редакторы выламывали не подходящие для них имена и заменяли теми, которые по их определению должны были тут быть. По нашей хронологии, как помнит читатель, иероглифическая азбука была выдумана не ранее конца IV века и была известна во весь период калифов, вплоть до господства в Египте мамелюков, купленных у монголов в XIII веке египетским султаном Недж-Эддином и отличавшихся крайним фанатизмом и необузданностью.

Понятно, что когда эти египетские опричники убили в 1251 году султана Туран-шаха и царствовали сами 500 лет (до 1811 года, когда Магомет Али сразу перебил 740 их вождей), все приверженцы первобытной культуры и необрезанные иноверцы ушли из Египта. В то время, вероятно, и порвалась традиция чтения иератических иероглифов, восстановленная только Шамполионом после уничтожения мамелюков.

Та рука, которая прогулялась по стенным египетским надписям, заменяя одни имена другими, принадлежала, вероятно, уже к последним векам мамелюкского периода.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz