Н.А.Морозов / «Христос». 7 книга. / ЧАСТЬ I /


ГЛАВА XVI
ПАРАЛЛЕЛИЗМ НЕ АСТРАЛИЗИРОВАННЫХ ДИНАСТИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ В ЦАРСТВЕ БОГО-СЛАВНОМ (ИУДЕЙСКОМ) И В ЦАРСТВЕ ВОСТОЧНО-РИМСКОМ (РОМЕЙСКОМ).

 

Перенесемся теперь снова с латинского запада Европы на ее греко-славянский восток с бывшей там семитической гегемонией от IV до VII века нашей эры.

Уже много раз в продолжение этого моего длинного исследования я предостерегал читателя против одного очень вредного в исторической науке гипнотического внушения, орудием которого является собственное имя предмета. Оно и вообще есть обычнейший и самый распространенный способ внушения. Стоит только произнести сзади ваше имя, и вы немедленно обернетесь, как на пружине; стоит только сказать имя вашего знакомого, и в вашем воображении немедленно мелькнет его образ. Точно так же бывает и в остальных случаях, каковы названия рек, городов и т. д., представления о которых кроме того у каждого субъективны, в зависимости от того, какую часть их они лучше знают, или прямо апперцепционны, если слышащий их имя никогда их не видал, а запомнил название с детства, вроде, например, того, как многие, слыша слово «свиристель» думают, что речь идет о знакомой им птице, а увидев ее в зоологическом саду — не узнают ее.

А таких пустозвонных слов, которые мы употребляем механически, считая за хорошо известные, несравненно более в языке каждого из нас, чем мы сами думаем. Особенно же много их в исторической науке. Все эти Аннибалы, Октавианы, Юлии Цезари, Карлы Великие — для нас пустозвонные имена. Ведь, если б эти люди, воскреснув, появились перед нами, то мы только посмотрели бы на них с недоумением. А, вот, нам кажется, что мы имеем о них совершенно ясное представление!

Так, впрочем, бывает и при всякой словесной передаче. Образы и представления в голове слушающего никогда не тожественны с образами и представлениями в голове рассказывающего.

Раз мне прислали из одного издательства корректурные листы моих собственных воспоминаний с двумя десятками иллюстраций, сделанных незнакомым мне художником к различным местам моего рассказа, прося указать места, к которым они относятся. Но рисунки так не соответствовали тому, что я представлял в своем воображении и что хотел передать читателю, что я решительно не догадывался, на какой странице их поместить, а когда, наконец, понял, к чему относятся два или три рисунка, то прежде всего расхохотался.

По этой же причине, если о каком-нибудь из известных нам только по имени лиц сообщают что-нибудь, назвав его другим именем, то требуется иногда много внимания к деталям рассказа, чтоб сообразить, что это уже известное нам лицо. И, наоборот, когда одним и тем же именем называются две разные личности, то нам трудно бывает их разъединить в нашем воображении; невольно кажется, что это — два случая из жизни того же самого человека. Точно то же можно сказать и о названиях мест, особенно городов, если мы обращаем внимание только на их имена, а не на их смысл. Вот, например, город Кесария или Цезарея. По смыслу, это город Цезаря, т. е. то же, что и Царь-Град... Вот, город Тир, по-еврейски ЦУР, т. е. тоже Царь-Град. Имеем ли мы право без достаточных доказательств относить эти названия к трем разным столичным городам?

Да и обратно. Вот, например, в период русской великой революции, значительное число городов переименованы. Петербург, переименованный еще при царе Николае в Петроград, обратился затем в Ленинград, Гатчина сначала стала Троцк, а через несколько лет обратилась в Красногвардейск и т. д. и т. д. Историку через несколько сот лет придется употребить большое напряжение памяти (или, скорее, всегда иметь под рукою словарь) для того, чтобы отожествить их послереволюционные имена с дореволюционными, а не удвоить или утроить те же самые города.

Такого генерального переименования городов мы не знаем в древние времена; оно бывает только при исключительных резких переходах от слишком уже отжившего общественного строя к его антитезису; но, ведь, кроме общественных резких революций бывают революции и в мировоззрении, обыкновенно в зависимости от каких-либо поражающих воображение физических катастроф, и тогда орнативное прозвище какого-либо города, вроде «Вечный город», «Столица мира», и т. д., может перенестись совсем на новое место жительства.

В этом отношении очень интересно проследить миграцию эпитета, который по Cruden'у значит. «Виденье Успокоения» или «Надежда Успокоения» (по-еврейски — Иерусалим).1 Его можно производить и от смеси греческого с еврейским, как Иерон Салим,2 причем выйдет город Святого Успокоения. Этого слова совсем нет в так называемом «Пятикнижии Моисея», т. е. в Книгах Бытие, Исход, Левит, Чисел и Второзаконие. Там есть, среди других имен, только город Иевус (יבוס), который отожествляется с Иерусалимом лишь потому, что в библейской же Книге «Иисус» сказано:

«И были города сынов Вениаминовых: Цила, АлеФ, Иевус, т. е. Иерусалим, Гивет и Крит» (XVIII, 28); да еще ранее, что «Йевусеи (ИВУСИ) живут с богославнымп в Иерусалиме до сего дня» (XV, 63). Эта же фраза переписана буквально и в книге Судьи (I, 21 и XIX, 10). Еслиб не было этих четырех (или даже трех) пояснений в скобках, то никому и в голову не пришло бы, что в Пятикнижии, под именем Иевуса говорится о том же городе, который в остальных библейских книгах называется Иерусалимом и никогда Иевусом.

Ну, а если прибавка в скобках: «Иевус, т. е. Иерусалим» сделана тенденциозно, по собственной неосновательной догадке какого-либо из позднейших редакторов еврейской Библии? Тогда вся связь между обоими названиями сразу рушится, и город Иевуса придется переводить: Urbs Iovis, т, е. город Юпитера Громовержца. 3


1 ירושלמ (ИРУШЛМ) от יראה־שלמ (ИРАЕ-ШЛМ) в смысле Надежды Успокоения.
2 Ίεροσολύμα, или Ίερουσσαλήμ, т.е. Святой Салим, святой Покой,
3 По-еврейски — יבוס (Ивус), по-латынй — Jebusaeus, по-гречески — Ίεβουσαι̃ος, по-английски — Jebsiite, по-франдузски — Jebuséen, по-русски — Иевус.

Сам этот город нигде не описывается самостоятельно, а о жителях его — поклонниках Юпитера-Иовиса говорится несколько раз и всегда неодобрительно:

«Я пошлю ангела и прогоню... готов (хетов), паризеев (parisiens)... и иевусеев», т. е. поклонников Юпитера, — говорит книга «Исход» (XXX, 2). «Хетты (готы) и иевусеи живут на горе»,— говорит книга Чисел (XII, 30). А в книге Судей совершенно определенно рассказывается об их городе, как о самом развратном (XIX, 1) и потом погибшем от катастрофы (Захария, IX, 7). Все это заставляет признать его за один из городов, погибших от извержения Везувия, а три прибавки в скобках в книге Паралипоменон о том, что, будто бы, это и был город «Святого Покоя», показывают лишь на то, что его отожествили впоследствии с каким-то другим городом, носившим такой эпитет с несравненно большим правом.

И мы не можем не видеть, что в кииге «Цари» городом святого Покоя — Иерон-Салимом — называли Царь-Град, а потом уже и Элия Капитолина, т. е. город святого Ильи (Эль-Кудс), на пустынном прибрежьи Мертвого Моря.

Только с этим предисловием, снимающим с нас старинное гипнотическое внушение, и можно читать библейские книги.

Мы видели уже, что царство богославное (по-еврейски — иудейское) является астрализировавным отражением восточной части римской империи. Но отражение это несколько мутнее предшествовавшего, особенно в древнейшей своей половине. Тут явно много такого, что может быть названо историческим. Займемся же и им.

Соответственно расчленению богоборческого народа Библии на 12 колен, с прибавлением еще тринадцатого в виде потомства Дины, дочери Иакова Богоборца, всемирная империя Диоклетиана была разделена еще при Констанции II, сыне Константина I, на 13 диоцес. После смерти в 306 году Констанция Хлора, «верховного императора Всемирной Римской империи», его полководец, уроженец Дакии, Лициний (он же Публий-Флавий-Галерий-Валериан) был в 307 году провозглашен легионами единодержавцем Востока, а сын Констанция Хлора, Константин, I стал императором остальной части империи, хотя некоторые из итальянских легионов провозгласили ему в соимператоры еще и Максенция, разбитого Константином в 312 году и потонувшего при этом в Тибре.

Лициний царствовал на востоке до 324 года, около 17 лет, независимо от Константина I, но потом был им низвергнут и через год (в 325 году) убит. Так кончилось первое разделение Всемирной империи Диоклетиана.

Как отразилось в Библии это разделение империи? Очень оригинально. Константин I, как мы уже видели, фигурирует тут под именем основателя церковной ереси Иеровоама (Заступника Народа), а Лициний — под именем Ровоама (Распространителя народа). Но сыном Соломона (если его отожествить на время с Констанцием Хлором) сделан уже не еретик Константин, а правоверный Лициний, т. е. .родословная перевернута на изнанку вместе со всем рассказом о причинах разделения.

«Все богоборцы — говорит XII глава I книги «Цари» — пришли па Хребет чтобы воцарить Ровоама (Лициния).

— «Отец твой, — сказали они ему, — наложил на нас тяжкое иго. Облегчи его».

Но он посоветовался с молодежью и ответил через три дня:

— Если мой отец тяготил вас своим игом, то я еще увеличу его; если он бил вас бичами, то я буду бить вас скорпионами.

«А народ ему сказал:

— «Заботься же сам о своей династии. Что нам за дело до дома Давидова?»

«И выбрал себе царем Иеровоама (Константина I), вызванного из Миц-Рима.

Ровоам-Лициний собрал в Городе Мира (который в книге «Цари», повидимому, еще не сослан на берега Мертвого моря) оставшихся за ним 180 000 отборных воинов, чтобы воевать с Иеровоамом-Константином, но пророк Слышащий бога-Громовержца (ШМЕ-ИЕ) сказал им:

— «Не воюйте с братьями вашими!»

«И они пошли назад по слову Громовержца. А Иеровоам (Константин I) обстроил Хребет на горе Еф-Рим (вроде Везувия) и поселился там и, кроме того, построил «Божий Лик» (ФНУ-АЛ), говоря:

— «Если народ будет ходить на поклонение в Город Мира, то может возвратиться к Ровоаму».

А Иеровоам тем временем царствовал в Городе Мира. На него ходил Шушак, Миц-Римский царь и взял сокровища царского дворца и золотые щиты телохранителей Соломона, а Ровоам сделал вместо них медные.

«И была война между Ровоамом и Иеровоамом во все дни их жизни» —заключает свой рассказ книга «Цари» (I Ц., XIV, 30), — и был он погребен в городе Давида».

Эта параллель едва ли оставляет сомнение, что в виде разделения царства Богоборцев на богоборческое и богославное описано со своеобразной точки зрения разделение всемирной империи Констанция Хлора между Лицинием и Константином I.

Точно так же и далее.

Но что же такое представляет собою «Хребет»,4 на котором Иеровам-Константин построил новую столицу? У классиков его называют «Неаполь Флавия», т. е. Новый город Константина, так как латинское имя Константина и было Флавий (Гай-Флавий-Валерий-Константин). А где же этот город? Смешивать, его с арабским местечком Наблусом более чем смешно. А сравнивая между собою жизнеописания Иеровоама с жизнеописанием Константина, сейчас же находим и решение: дело идет об Итальянском Неаполе, который таким образом и был построен Константином, пока тот был еще только западным Императором. А Миц-Римом в книге «Цари» называется, повидимому и один Египет.


4 שקמ (ШКМ) — значит: спина, хребет. Считается гебраистами за Неаполь — Флавий классиков, город убежища, где, будто бы, похоронен патриарх Иосиф, — его смешивают с Наблусом современных арабов.

Когда Константин I сверг Лициния, то он, по христианский, источникам, поставил на его место цезарем его сына, который однако, чем-то не угодил старинным историкам, потому что они все молчат о его дальнейшей жизни. Мне неизвестно даже его латинское или греческое имя. По Библии же после смерти Ровоама над богославными воцарился на два года, параллельно этому «сыну Лициния», сын Ровоама, носящий более чем странное имя «Отец Бога» (АБ-ИЯ). Не потому ли о нем и молчат?

По нашей хронологии это было в 325—327 годах нашей эры, во время Никейского собора, и, что всего страннее, сыном и наследником этого Отца Божня назван Аса, т. е. Исус, что по-еврейски значит Спаситель или Целитель, и этот Исус (по своей родословной — сам Бог) царствует над библейскими богославцами Востока 41 год, т. е. умирает в 368 году, к которому мы отнесли и столбование евангельского Иисуса. Никакого другого соответствующего цезаря вы тут не найдете. Хронологически на царя Асу налегает только евангельский «Царь иудейский». Иисус, если вы допустите, что он считался своими соотечественниками цезарем со времени удаления от власти своего отца и что во время столбования в 368 году ему было не менее 41 года. Этому сопоставлению соответствует и библейская биография царя-Исуса (Асы):

«Сердце его отца, — говорит IV глава Первой книги Царей, — не было так предано богу-Громовержцу, как сердце Давида, его предка, но ради последнего бог дал ему Светильник в Святом городе, поставив его сына после него» (I Ц., ХУ, 4). «Он (Аса) делал угодное перед очами бога, как его предок Давид, он изгнал (храмовых) блудников из своей земли и ниспроверг всех идолов, какие делали его отцы, хотя «высоты» (пирамиды) и не были уничтожены.5 Он внес в дом Громовержца все золотые и серебряные вещи и сосуды, посвященные богу им и его отцом. «На него ополчился Васа (Констанций II) и начал строить Рим (РМЕ), чтобы не позволить никому ни уходить от Асы-Исуса ни приходить к нему». Аса взял все золото и серебро своего дворца и храма и послал их арамейскому царю Бен-Ададу, жившему в Димишке, говоря: «Вот, я посылаю тебе в подарок серебро и золото. Расторгни свой союз с Васой.» Бен-Адад послушался его, напал на Васу, и тот перестал строить Рим и остался .в Турции (Антиохии).


4 Я исключаю здесь строки: «имя матери его: Мааха, дочь Авессалома» (XV, 10), так как за несколько строк выше (XV, 2) она же названа его бабушкой, матерью его отца. По этой же причине я исключаю и строку 18-ю, где он лишил эту Мааху звания царицы и изрубил ее истукан.

Но всех эти разговоров, очевидно, никто не стенографировал, а потому смешно и придавать им какое-либо историческое значение.

Вот, и все, что есть об Асе, кроме прозаической заметки, что «в старости у него болели ноги». Он умер на 4 году царствования Ахава (Валента), что опять приводит нас в 368 году, времени столбования евангельского Иисуса.

Достаточно ли этих указаний на то, чтобы сказать, что царь иудейский Аса списан с евангельского Иисуса, или что последний списан с него? Относительно того, что Иисус происходил из царского рода, говорится и в Евангелии Матвея: на его кресте, судя по всем Евангелиям, был написан этот же самый титул. Даже осуждение его было в связи с таким вопросом. То сильное впечатление, которое произвело его неудачное столбование во время лунного затмения 21 марта 368 года, очень соответствует этому представлению. Если же мне скажут, что в той же книге Царств я уже определил Иисуса в виде одновременного с Асой пророка Илии, то я отвечу, что книга «Цари» сцементирована из двух самостоятельных сборников-хроник, а потому в ней легко могут фигурировать по два раза те же самые лица под разными кличками, как совершенно самостоятельные.

Перейдем теперь к Iосафату, который по диаграмме (табл. XXIII, на стр. 377) хронологически налегает на Феодосия I.

В XXXII главе I книги «Цари» об Иосафате (имя которого значит Судья бога-Громовержца) сказано, что «он шел добрыми путями Асы, своего отца, хотя народ и совершал еще жертвы и каждения на высотах». Он сделал крепкие корабле в Тартесе (в Испании), чтобы они ходили в страну Афир (Африку) за золотом, но они разбились в Эцион-Гебре.5 В его дни в Идумее (Италии) не было своего цезаря, а только наместник Иосафата.


5 עציון־גבר (ЭЦИУН-ГБР) — не Гибралтар ли?

Вот, и все.

Умер он в Городе Мира, и время его царствования определено в 25 лет, т. е. от 368 до 393 года, что почти налегает на Феодосия I, особенно если принять во внимание его пребывание соратником Валента с 368 года.

Интересно здесь упоминание, что в это же время впервые появились корабли дальнего прибрежного плавания.

После Иосафата по Библии (II Царей, VIII, 16) над богославцами воцарился Иорам (что значит Божья Высота или Божий Стрелец). Он царствовал по Библии восемь лет. По прямому счету он должен был воцариться в 393—394 году и окончить свою власть в 402 году. Это почти налегает на царствование Аркадия, который показан под именем Иоаса и в числе богоборческих царей. Он же, повидимому, повторен и здесь, хотя время царствования его определено тут только в восемь лет вместо тринадцати.

«Он ходил путями богоборческих царей, — говорит вторая Книга Царей, — потому что дочь Ахава была его женою (параллельно властной Евдоксии, жене Аркадия). В его дни отделилась Идумея (т. е. западная, латинская часть), поставила над собою своего даря. Он погребен в Городе Мира (Царь-Граде). Вот, и все об Аркадии на этот раз, но вслед за тем мы видим его же повторенным в виде Иоаса — Огня Божия в следующей путанице.

В родословной Иисуса (в первой главе Евангелия Матвея) говорится, что сыном богославного Иорама был Озия, а сыном Озии Иотам. А в библейской книге «Цари» вместо одного Озии последовательно вставлены между Иорамом и Иотамом целых четыре царя: Ахазия, как сын Иорама, Иоас как сын Ахазии, Амасия как сын Иоаса, Азария, как сын Амасии и, наконец, Иотам, как сын Азарии, он же Озия. Кроме того, между Ахазией и Иоасом вставлена еще узурпаторша Эталия, мать Ахазии, будто бы захватившая власть у Иоаса. Соответственно этой путанице, при хронологическом сопоставлении династий богославского царства с богоборческим, произошел сдвиг хронологии, который гебраист Hales определяет в 11 лет.

Это обстоятельство одно уже показывает нам, что тут мы имеем дело с позднейшей тенденционной переделкой, и потому было бы трудно сопоставить четырех вставных царей с реальными византийскими, после Аркадия. Здесь можно задаться только вопросом: откуда взялась такая вставка? А ответить на такой вопрос можно лишь одним предположением.

Ахазия, сын Эталии и Иорама, убитый восставшим Иеуем-Иеговой в первый же год после своего воцарения, не находит себе реального представителя в истории и потому должен считаться вставленным лишь как романтическая подробность первоначальной легенды, которая состоит в следующем. Эталия (ЭТЛ-ИЕУ, что по-еврейски значит Отсрочка Громовержца), обозначает церковь, узурпировавшую государственную власть. Она, по вставке, имеющейся только в «Словах Дневных» (Паралипоменон II, XI, 1—20) избивает всех детей своего сына, но верная богу церковь «Седьмица Громовержца» (ИЕУ-ШБЕ), сестра Ахазии, тайно уводит его малолетнего сына Иоаса в свою спальную комнату вместе с его кормилицей.

Его скрывают 6 лет в доме бога, а в седьмой год священник Боговидец (Иодай) берет сотников и скороходов, показывает им этого семилетнего ребенка и говорит:

— «Окружите вашего царя со всех сторон, каждый с оружием в своей руке, и убивайте всякого, кто захотел бы пройти через ваши ряды».

«Все закричали с рукоплесканьем:

— «Да здравствует царь!»

Узурпаторша Эталия, услышав голоса бегущего народа, пошла посмотреть в храм Громовержца. И, вот, царь стоит там у столба по старому обычаю, и подле него князья и трубачи, в весь народ веселится.

С кряком: «заговор! заговор!» она разодрала свои одежды.

— «Выведите ее! — сказал Боговидец.

Ее провели через конский ход к дворцу, и там она была убита, а Боговидец оформил завет между царем и Громовержцем, чтобы его народ был народом Бога. Все пошли затем в дом Юпитера, разрушили его, поломали все его изображения, а жреца его по имени «Дар» умертвили перед его жертвенником. Иоас, придя домой, сказал:

— «Все серебро, сколько кому придет на сердце, приносите в Дом Громовержца. Пусть берут его священники от своих знакомых и исправляют всякое повреждение.

Но так как до 23 года его царствования священники не исправляли повреждений, а растрачивали серебро, то он с Иодаем сделал ящик с отверстием и поставил его рядом с жертвенником по правую его сторону. И когда серебра там накоплялось много, приходил туда царский писец с первосвященником, они вынимали серебро и отдавали строителям, работавшим в храме. Некто Богозрящий (комета?), царь персидский (из Персея?), пошел в это время на «Виноградное точило» и хотел осадить город Давида, но Иоас взял все золото, найденное в сокровищницах своего дома и своего храма, и откупился им от него. Враг отошел, но слуги Иоаса составили затем заговор и убили Иоаса па дороге на 40-м году его царствования. Они воцарили его сына Амасию (что значит «Бодрость Громовержца»), и он царствовал 29 лет, идя по добрым следам своего отца. Только народ и при нем совершал жертвы и каждения на высотах (пирамидах). Но и против Амасии через 15 лет составили заговор его придворные, и умертвили его, воцарив его сына Азарию. Этот, — говорит Библия, — царствовал целых 52 года в Святом Городе и делал угодное в очах Громовержца, хотя высот (т. е. пирамид) не отменил. За это бог поразил его проказой, и он поселился в больнице до конца своей жизни. Народом управлял его сын Иотам, шестнадцать лет царствовавший в городе Возлюбленного» (II Ц., XV, 15). А в 15 строке той же книги «Цари» Иотам называется уже не сыном Азарии (ЭЗР-ИЕ), а сыном Озии (ЭЗ-ИЕУ), взявшимся неизвестно откуда. В «Словах Дневных» это недоразумение исправлено и Азария переименован в Озию, хотя ЭЗ по-еврейски значит «помощь», а ЭЗР — сила. Совсем другого корня!

Здесь кончается путаная вставка, замещающая несколькими царями одного Озию в родословной Матвея. Она явно вписана уже после составления Евангелия Матвея, т. е. не ранее X века нашей эры, так как иначе нельзя представить, чтобы такой благочестивый автор, как Матвей, решился выпустить из библейских книг в родословии самого Иисуса нескольких предков, из которых Иоас. был даже исключительно благочестив среди всех остальных царей. А допустить ошибку у Матвея невозможно, так как в строке 17 гл. I он указывает и их сумму: от Давида до переселения в Вавилон 14 поколений (а не 17, как выходит в книге Царей и в Паралипоменоне).

В чем же смысл этой после-Матвеевской вставки в Библию?

Священник Боговидящий, низвергший узурпаторшу «Отсрочку Божию» и покровительствовавший несовершеннолетнему «Божью Огню» (Иоасу), хронологически и качественно налегает опять на того же Иоанна Златоуста, боровшегося с Евдоксией, узурпировавшей власть своего слабохарактерного мужа Аркадия, и забравшею его совсем в свопа руки. Здесь аллегория ясна. Царь «Огнь божий» — это Аркадий, то же, что и Иорам Иудейский, а спасшая его сестра Седьмица Громовержца — это богославная церковь. Узурпаторша «Отсрочка Громовержца» — это Евдоксия, олицетворение враждебной Златоусту секты государственного византийского духовенства и приверженцев Николая Чудотворца. С той же Евдоксии списана в книге «Богоборческих Царей» Изабель — жена Ахава-Валента, евангельская Иродиада, погубившая Иоанна Крестителя. Последний царь этого путаного места Азария, вдруг заменяющийся, как во сне, Озией, в конце своего царствования хронологически налегает на Феодосия II, царствовавшего тоже около 50 лет (401—450) сначала как соправитель Аркадия, и это подтверждается и пророчеством Амоса, «Пастуха Трубы» (кометы 418 года), предсказавшего знаменитое солнечное затмение 19 июля 418 года «во дни Озни, царя Иудейского» (Амос, I, 1).

Средний же царь Амасия—Бодрость Громовержца — входит клином между Аркадием и Феодосией II, не находя себе реального представителя в ромейской истории.

Мне кажется, что компилятор II книги «Цари», составлявший ее по отдельным заметкам на отдельных листах, перепутал их и по ошибке поставил листок Амасии раньше листка Азарии (Феодосия II), тогда как нужно было положить листки наоборот, поставив Амасию на место преемника Феодосвя II, Маркиана (450— 457), и сделать его таким образом современником Валентиниана III в Италии (423—455). Тогда и Зверь с Белой Горы (Mont Blanc, Монблан) окажется Аттилой, который в 452 году разрушил Аквилею на севере Италии, разбив посланные на ее защиту войска Маркиана. Отметим, что Маркиан со времени Феодосия II платил гуннам дань и сражение с Аттилой перепуталось здесь в сражение с богоборцами. При Маркиане же был созван в 451 году Халкедонский вселенский собор христианского духовенства, осудивший монофизитство, признанное государственным вероучением в 449 году на так называемом «разбойничьем соборе» в Ефесе в последний год Феодосия II (т. е. Азарии, «пораженного проказой»). В этом случае мы избегаем необходимости переименовывать Азарию в Озию, как сделано в Книге «Слова Денные». Озией окажется Амасия, имя которого значит то же самое, что и Озия: сила или крепость Бога, и восстановится нарушенный параллелизм ромейских и богославных царей, особенно если мы допустим, что к годам царствования Амасии—Озии прибавлено по описке 20 лет (29. вместо 9).

Посмотрим в далее.

После Маркиана на византийский престол вступил Лев I, неизвестно почему прозванный «великим». Он царствовал около 17 лет от 457 по 474 год и отразился в Библии под именем «Праведника Божия» (Ио-Тама), царствовавшего 16 лет. Он построил, — говорит книга «Цари» (XV, 35), — верхние ворота в Доме бога-Громовержца, но и при нем, несмотря на его личное благочестие, народ приносил жертвы и каждения на идолопоклоннических пирамидах (БМЕ). Больше ничего о нем нет.

После него Зенон вступил па византийский престол, потому что был женат на Ариадне, дочери Льва I. В 474 году он сделался регентом своего малолетнего сына Льва, но после скорой его смерти провозгласил себя императором. Его тотчас же захотел свергнуть соперник Василиск, но через год он снова добился престола и стал известен в церковной истории своим эдиктом «Энотиконом» ( 432 г.), приказывавшим всем не поднимать никаких споров о монофизитстве Иисуса. Потом этот эдикт был осужден папой Феликсом II, и константинопольский патриарх Акакий, сторонник этого эдикта, был отлучен от церкви. Зенон царствовал 16—17 лет, между 474 и 491 годами, и в первые же годы его царствования Западно-Римская часть империи пала под нашествием Одоакра — Салманасара.

В Библии он отразился под именем «Владельца» (Ахаза), уже без прибавки слова «Божий» (Азаз-Ия), как видим для других царей.

«Он ходил, — говорит Библия, — путями царей богоборческих и даже сына своего провел через огонь, подражая мерзостям народов, которых Громовержец отторг от своего лица. Он приносил жертвы и каждения в идолопоклоннических храмах, и на Высотах (пирамидах) и под всяким зеленым деревом.

Арамейский царь, по имени Стремительный (РЦИН) пошел на него вместе с богоборческим царем, чтобы завоевать Святой Город. Они держали его в осаде, но не могли взять, а идумеяне вступили в его дни в Элат (АИЛИТ), где и живут «до настоящего дня». Ахаз поехал к Чудищу-Переселенцу, царю Страны Тельца, с золотом в серебром, какое нашлось в Доме Громовержца и в сокровищницах царского дома, говоря:

— «Я сын и раб твой. Приди и защити меня от царя Богоборцев и от «Стремительного».

Царь Страны Тельца послушался его, взял Димишк, переселил его жителей в Кир (на р. Куру?), а «Стремительного» убил. Приехав к Чудищу-Переселенцу, царь-Владелец увидел там жертвенник в послал его чертеж и изображение к первосвященнику Урии (т. е. Божьему Откровению), чтобы он построил такой же в Храме Громовержца и, возвратись, сам принес на нем в жертву просфоры и свечи и окропил его кровью мирной жертвы, а медный жертвенник, что был перед лицом Громовержца, передвинул и поставил сбоку своего нового жертвенника, на север от него, чтобы он остался праздным до дальнейшего усмотрения.

Можно ли думать, что легенда о жертвеннике навеяна Энотиконом Зенона и что под Чудищем-Переселенцем надо здесь предполагать Одоакра?

 

ТАБЛИЦА XXIII
Параллелизм времен царствования всего ряда последовательных царей богославных (по-еврейски — иудейских) со всем рядом последовательных ромейских царей до начала агарянства (по восточно-римскому счету).

 

Его преемник Анастасий I, воцарившийся в Константинополе после Зенона и царствовавший 27 лет (от 491 по 518 г.), известен в христианских источниках больше всего тем, что вызвал в духовенстве смуты своим покровительством монофизитам, призвавшим в Иисусе только одну воплощенную божественную сущность, как это было установлено на так называемом «разбойничьем соборе духовенства» в Ефесе в 449 году.

Его отражение в Библии «царь Крепость Громовержца» (Иезекия) воцарился, по ее словам, на 30-м году своей жизни и царствовал (по книге «Цари») 29 лет. Он провозглашается там самым благочестивым из всех царей, заставляя этим думать, что книгу «Цари» писал монофизит.

«Он отменил пирамиды (БМУТ), — говорит она (XVIII, 4), — пресек служение Астарте,6 разбил Медного Змея, которого сделал Моисей, и которому до его дней кадили дети богоборца, называя его медяницей.


6 קרת את־ה־אשרה (КРТ АТ-Е-АШРЕ) — пресек культ Ашеры. Слово Ашера, собственно говоря, значит: дающая наслаждение, богиня наслаждения. Созвучно с Астартой (עשתרת) — планетой Венерой, от ЭШТ (עשּת) —сиять. Отсюда эпитет עשתרות קרנים (ЭШТРУТ КРНИМ) — Астарта лученосная. Кроме того, она же имеет значение богини приплода, и в честь ее при храмах совершались адюльтеры, вероятно со священниками, в особых палатках (II Цари, XXIII 6—7).

Он надеялся на Громовержца, бога богоборцев, и такого царя, как он, не было между всеми царями богославцев, ни до, ни после него. Бог-Громовержец всегда был с ним, и он преуспевал, куда бы ни ходил. Он не стал платить дани царю Вождю (АШУР) и поразил пришельцев (ПЛШТИН).

«В четырнадцатый год его царствования (следовательно, отожествляя его с Анастасием, около 505 года нашей эры) пришёл, — говорит Библия, — Острый Меч (СНЕ-ХРБ), царь Земли Вождя и взял укрепленные города страны богославных (комета в Зодиаке).

— «Я согрешил!—поедал сказать ему Езекия.— Отойди! Я внесу все, что наложишь на меня».

Тот наложил 300 талантов серебра и 30 золота. Езекия отдал ему все, что нашлось в его дворце и в Доме Бога, ободрав даже его двери. Но Острый Меч послал к нему трех послов (планет), которые сказали вслух всего народа:

— «Слушайте слово великого царя, царя Страны Вождя! Так говорит он: пусть не обольщает вас Езекия: он не может спасти вас от моей руки. Заключите со мною мир, передайтесь мне, и тогда пусть каждый ест плоды своей смоковницы и виноградной лозы и пусть пьет воду из колодцев, пока я не приду и не возьму вас в такую же землю, как и ваша, в землю плодов и виноградников, маслин и меда, где будете жить и не умрете. Спасли ли боги других народов свои земли от руки царя-Вождя, чтобы вы могли думать, будто Громовержец спасет ваш город от моей руки» ?

«Народ молчал. А Езекия разодрал свои одежды, оделся во власяницу, вошел в Дом Громовержца, и послал начальника дворца, писца и старших священников к пророку Исайи (XIX).

А Исайя послал ответить ему:

— «Так говорит Громовержец, Бог Богоборца, царю Острому Мечу: презрела тебя и насмеялась над тобою Дева, дочь Путеводного Знака. Она покачала головою вслед тебе. Кого ты поносил? На кого ты так высоко поднял свои глаза ? На богоборческого святого (созвездие Овна). Со множеством своих колесниц ты взошел на высоту гор, на хребет Белой горы и сказал: «Я срублю его рослые кедры и прекрасные кипарисы и приду в рощу сада его». Но за то, что надменность твоя дошла до моих ушей, я вложу мое кольцо в твои ноздри и мои удила в твой рот и возвращу тебя той же дорогой, какой ты пришел».

(До сих пор, читатель, еще можно было думать, что тут — какой-то чисто исторический роман. А вот, далее уже прямо видно, что это роман — астрологический, и острым мечом названа комета.)

И случилось так, что в ту ночь ангел Громовержца поразил (дождем метеоритов-копий) сто восемьдесят тысяч в стане Страны Вождя. Утром встали, и вот все они мертвы. «Острый меч» возвратился в «Прекрасное жилище» (НИНУЕ), и когда он склонялся в доме Бога-Орла (Солнца, домом которого был Лев), его собственные сыновья убили его мечом, а сами убежали в Араратскую Землю (АРЦ АРРЕ).

Как понимать этот рассказ о царе «Остром мече», в мифическом характере которого едва ли у кого-нибудь появится сомнение?

Рассматривая небесные явления времен Езекии-Анастасия (491—518), мы не можем не обратить внимания на то, что как раз в этот период, в 501 году, имеются две записи в найденной в Китае летописи, известной под названием «Лесной Конь» (Ма-Туан-Лин). Первая запись говорит, что наблюдалась комета на горизонте в феврале 501 года при солнце в Водолее. А вторая запись, что видели комету в апреле при Солнце в Овне. Само собой понятно, что это была одна и та же комета, наблюдавшаяся три месяца, от февраля до мая. Ход ее по созвездиям не указав, во библейское описание говорит за то, что она вышла из-за солнца, находившегося в Водолее, т. е. появилась впервые в Рыбах, потом в Овне (земле Вождя), прошла по Тельцу, Близнецам, Раку и Льву. В нем она и исчезла перед насмеявшейся над нею Девой через три месяца видимости, которые олицетворены в трех посланцах «Острого меча» с их угрозами.

Так оканчивается волшебная сказка о Езекии—Твердости Громовержца. Мы видим здесь и пророка Исайю, время книги которого мы определили уже астрономическим путем на 451 год нашей эры. Возможно ли, что автор дожил и до 501 года. ? Почему же и нет? Ему в это время могло быть лет восемьдесять, а это далеко не исключительный возраст. Значит, время Езекии, как налегающего хронологически на Анастасия, подтверждается и астрономическим путем. Что же касается до того, что в книге «Цари» он называется современником богоборческого Осии (II Ц., XVIII, 9), т. е. Ромула-Августула, воцарившегося по христианским источникам за 16 лет до его воцарения, то этот небольшой анахронизм легко объясним отсутствием определенной хронологии в средние века.

После Езекии, — говорит нам Библия, — над богославским народом воцарился двенадцатилетний Манасия (М-НШЕ), имя которого судя по тому, как произносить в нем еврейскую букву Ш, имеет два значения. При произношении Манасия это значит: Высший Властелин, а при произношении Манашия, как делают теперь гебраисты, оно значит «Позабытый». Однако, первое значение более подходит к нему, так как он «снова построил идолопоклоннические церкви, которые уничтожил его отец, поставил жертвенник Юпитеру, сделал рощу Венере, поклонялся всему лику святых и соорудил им жертвенники в обоих дворах Дома Громовержца.» «Он пролил много невинной крови, провел через огонь своего сына (как предохранение от вулканического извержения), гадал, ворожил и учредил вызывателей мертвых (XXVI, 6)».

— «За это, — сказал о нем Громовержец через своих пророков,— я наведу такое зло на Святой город, что зазвенит в обоих ушах у слушающего о нем. Я вырву его так, как выдирают заросли и расшвыривают их, и отдам остаток моего удела на расхищение и разграбление всем его неприятелям».

Время царствования Манасии определяется исключительно долго — в 55 лет. И как раз в соответствии с этой долговечностью, аналогом его по нашей диаграмме (стр. 377) является очень долголетний император Юстиниан. По христианским источникам, он был сыном иллирийского крестьянина Юстина (что по смыслу слова: «справедливый» неотличимо от Юстиниана, и потому он легко мог быть смешан с ним, особенно по-еврейски). В 518 году,. когда его высокообразованному племяннику Юстиниану было уже 35 лет, Юстин сделался византийским императором, причем его племянник, повидимому, был уже его соправителем, так как в Библии мы видим их обоих соединенными в одно лицо — Манасию. Кроме того, мы не должны забывать, что в средние века не было обычая отмечать одноименных государей по номерам: первый, второй и т. д., а потому и при преемствеиности трех Юстинов или Юстинианов в этот период Ромейской истории, когда Юстиниану предшествовал одноименный дядя (Юстин 518—527) и наследовал (565—578) одноименный племянник (Юстин же), они все три легко могли объединиться на еврейском языке в одного, будто бы царствовавшего около 59—60 лет, от 518 по 578 год.

Оба крайние Юстина не были ничем замечательны, но зато средний из них, Юстиниан, время самостоятельного царствования которого можно определить с 527 по 565 год, был одним из замечательнейших деятелей в византийской истории. В 532 году он жестоко подавил восстание в Царь-Граде, что и дало повод к библейскому выражению, что его псевдо-двойник Манасия «пролил много невинной крови». В 534 году он покорил царство шандалов в Африке и в 553 побил остготов в Средней Европе, но более всего он был замечателен составленным при нем, под руководством Трибониана, сводом законов «Codex Justiniani», т. е. того, что теперь называется «римским правом». Нам говорят, что в кодексе этом астрологи были приравнены к отравителям, а между тем они-то и были главными составителями большинства книг Библии, и потому понятно, что и в книге «Цари», соответствующий ему Манасия объявлен большим грешником, а построенные им церкви — идолопоклонническими. Вполне согласно с библейским описанием, Юстиниан построил очень много храмов и, между прочим, знаменитый Храм Мудрости (Софии) в Царь-Граде, давший повод к сказанию о Храме Соломона, так как он и до сих нор называется турками: Храм Сулеймана. Таким образом, соответствие византийского царя с налегающим на него хронологически библейским здесь очень полное, несмотря на троицу Юстинов в одном Манасии.

После смерти Манасии, — рассказывается в XXI главе книги «Цари», — воцарился над богославцами сын его Амон, имя которого значит «Справедливый», а по-гречески как раз «Юстиниан» или «Юстин». Отсюда выходит, что по библейским традициям только-что упомянутый «Кодекс законов» написан не Юстинианом, а его преемником, названным по-еврейски Амоном, как назывался и бог-отец, Юпитер (Юпитер-Амон, т. е. Юпитер Справедливый). И интересное совпадение! Его имя фигурирует и в клинописях, как имя законодателя. Припомните только знаменитый кодекс законов Хаму-Раби (вернее Амму-Раби, т. е. Амона-Учителя (но о нем я буду подробно говорить только в следующем томе). Значит, Манасия и Амон — одно и то же лицо. Но здесь вышла путаница: ему дано время царствования только 2 года, что более всего соответствует по нашей диаграмме Тиберию (578—582), но, скорее, благодаря созвучию с ЕМУН (המון) — «они», это имя сразу замещает собою трех ромейских царей: Тиверия (578—582), Маврикия (582—603) и Фоку (603— 610). Суммарное царствование их, 32 года, сокращено в нем всего до 2 лет. Подобно своему отцу, — говорит книга «Цари», — он делал неприятное в очах бога-Громовержца и служил изображениям, как его отец. Один из его придворных умертвил его во дворце (и, конечно, сел на его место), но народ перебил всех бывших в заговоре против Амона и воцарил Иосию, его сына.

Из соответствующих этому библейскому «единству трех византийских царей», Тиверий характеризуется в христианских источниках как стремившийся к устранению общественных неурядиц  страны, а Маврикий как сверженный потом своим приближенным Фокой, севшим вместо него на 7 лет.

Наследовавший Фоке Гераклий (610—641) царствовал 31 год. Теснимый персами и аварами он должен был отказаться от еще остававшихся за Византиею Испанских владений. В 620 году он купил мир у аваров, расселившихся к тому времени от Южной России до берегов Дуная. В 628 году он предпринял ряд походов на персов и отбросил их в Месопотамию, но около 632 года возникшие перед этим (в 622 г.) агаряне отделили от Ромеи Сирию, Месопотамию и Египет и объявили предметом своего поклонения осколки метеоритной катастрофы в Мекке в Аравии.

Гераклий отразился в библейской истории богославского народа благочестивым царем Иосией, имя которого значит «Огнь-бога-Громовержца». Он, — говорят нам, — царствовал тоже 31 год, «не уклоняясь ни вправо, ни влево от путей Давида, своего отца». В его дни Миц-римсквй царь Нехао (сходно с греческим никáо (νικάω) — побеждаю) пошел против царя земли Вождя на реку Прут (פרת), считаемую историками вместо Дуная-Прута за Евфрат.

«Огнь бога-Громовержца» (Иосия) выступил против него (или за него), но был убит (XXIII, 29) в этой войне.

Имя Иосия (И-АШ-ИЕУ) значит то же, что и Иоас (ИЕУ-АШ) и интересно, что в только-что приведенную краткую фактическую биографию Иоаса вставлена та же самая легенда, как и к биографию уже обрисованного нами вставного Иоаса (см. стр. 377 этой главы). Тот воцарился семи лет, а этот — восьми. Тот сказал священнику Иодаю (что значит Боговидец), чтоб он вместе с писцом царя вынимал из ящика пожертвовании при храме бога-Громовержца накопившееся там серебро и, сосчитав его, отдавал производителям работ для починки храма, не требуя у них отчета, потому что они честны (XII, 16). А этот, одноименный с, ним царь говорит точно так же через писца своему священнику Хелкий (что значит «Доля Божия»), чтоб он «вынул все серебро, принесенное пожертвователями в храм бога-Громовержца, и отдал его в руки производителям работ для починки повреждений и не требовал у них отчета, потому что они поступают честно (XXII, 7).

Оба говорят одни и те же фразы, но во втором рассказе вписана и новая деталь:

«Первосвященник в храме бога-Громовержца нашел в нем новую Книгу Закона (вероятно, агарянский устав) и прочел ее перед царем. Царь разорвал свои одежды, услышав слова этой книги, первосвященник же пошел к пророчице Хелде (созвучно со словом Халдей), и она сказала: «Так говорит бог-Громовержец: наведу на это место все слова, которые вы читали в книге за то, что жители его оставили меня и кадили другим богам. А царю скажи: «за то, что смягчилось твое сердце, когда ты услышал, что твое место будет предметом ужаса и проклятия, и за то, что ты разодрал свои одежды и плакал передо мною, не увидят глаза твои этого бедствия» (XXII, 20).

А в следующей главе (II Цари, XXIII) описывается во многом почти теми же словами, как и в биографии царя Езекии, уничтожение Иоасом кумиропоклонства. Он отставил священников пирамид (БМЕ) «кадивших солнцу и луне, созвездиям и всему небесному воинству (XXIII, 5), разрушил при божием храме, блудилищные палатки, которые ткали женщины для культа Астарты-Венеры (XXIII, 7)». «Он сказал всему народу: совершите пасху Громовержцу, богу вашему, как написано в найденной книге Завета, потому что не была совершаема такая пасха во все дни царей богоборческих и богославных» (II Цари, XXIII, 22).

И я уже говорил, что впервые пасха (т.е. праздник пощады7) хронологически совпадает с эрой агарянской геджры, т. е. с эрой бегства в 622 году, на 12-м году царствования Гераклия, он же библейский царь «Огнь бога-Громовержца». Выходит, что оба сказания — одно и то же: Палатка «скинии завета», путешествовавшая 40 лет по Аравийской пустыне и затем затерявшаяся бесследно, существует и теперь в виде Меккской «Каабы», а ее скрижали оказываются осколками метеоритного камня, снимок с которых я дал в VI томе «Христа». Только эта позднейшая легенда (о вторых скрижалях, данных Моисею взамен первых, полученных им на Везувии-Синае, но разбитых при виде идолопоклонства его народа), неправильно поставлена в Бытии, как непосредственное продолжение событий у подошвы вулкана. Но так часто бывает в легендарном творчестве, не считающемся ни с местом, ни со временем событий, лежащих в его основе.


7 פסח (ПСХ) — пощада, также: переход через что-ни6удь, минование.

После убийства Гераклия, в Ромее, — говорят нам, — воцарился в 641 году на три месяца его сын Гераклий-Константин, а в библейской «стране богославных», аналогично ему, на три же месяца воцарился Иохаз, имя которого значит Богособственник. Его захватил в плен тот же миц-римский царь Ника (НКЕ), называемый у нас Нехао, и он умер у него в плену, не оставив за собой других следов в истории. На его место Ника-Нехао воцарил Элиакима (т. е. Богостойкого), переименовав его в Иоакима (Стойкий бога Громовержца), который стал платить ему дань, разложив ее на своих подданных и делая «неугодное перед Громовержцем, а Громовержец посылал за это на него полчища халдеев (КШДИМ), арамейцев, арабов (МУАБ) и амонитян (ЭМУН), чтобы отдалить богославных от своего лица за неповинную кровь, которою предок Элиакима Манасия наполнил Святой Город (XXIV, 2).

А об его аналоге в христианской истории Констансе II (641—668) греческие источники говорят, что в 648 году калиф Осман отнял у него область Картагену, затем в 649 году Каир, а в 654 году он потерпел поражение от арабов близ берегов Ликии. Только в 657 году он подчинил себе, однако, часть Славонии и в 663 году устроил себе резиденцию в Сиракузах, где и был убит.

Этот переезд в соседство Италии был знаменателен. Там тогда был мало заметный до тех пор захолустный поселок Палатино, на берегу Тибра. Но в нем так же, как и в Мекке, по-видимому, упал крупный метеорит, получивший название апостола Петра (т. е. камня-посланника), и благодаря ему и там стал образовываться крупный центр пилигримства, а вместе с ним и культуры — современный город Рим, вся прежняя история которого является чистым мифом, как я это уже не раз показывал в V томе.

А в библейском рассказе об аналоге Констанса II — Иоахазе — мы читаем, что в дни его получил власть царь Врат Господних (ББЛ), агарянский Новый цезарь (Навуходоносор,8 по-еврейски), и был ему Иоаким подвластным три года, но потом отложился от него. Особенно отметим, что здесь впервые появляется в еврейской Библии слово «Врата Господни» (по-еврейски — Вавилон), но, повидимому, уже в применении не к понтификальной римской церкви, а к агарянству, как государственной религии Востока, сменившей там мессианство-богославие. Таким образом, библейский Элиаким соответствует хронологически Констансу, хотя время царствования последнего (27 лет по византийским источникам) почти втрое более одиннадцатилетнего царствования Иоахаза по Библии.


8 Cruden дает Навуходоносору (Nebuchadnez-zar) значение «Стоны и слезы осуждения», или просто; «Печаль суда», но с этим трудно согласиться. По-еврейски мы имеем נבו-כדרא־צר (НБУ-КДР-А-ЦР), и это по Штейнбергу состоит, как и показано тут, из трех слов, где начальное НБУ читается теперь НЕВО и обозначало Меркурия, бога, ведущего записи о событиях на небе и на земле (Исайя, XLVI, I). Но не лучше ли допустить, что это просто слово: новый (nuovo) или, еще лучше, сокращенное Навья (נביא) — пророк, как я и перевожу здесь. А конечное слово ЦР, бесспорно обозначает царя вообще, и цезаря в частности. Эти два слова несомненны. Что же касается среднего слова КДРА, или по другой транскрипции КДНА, то Штейнберг производит его от kadr — могучий, хотя по-еврейски כדר (КДР) значит — тревога. Но не лучше ли предположить, что первоначально писалось קדר (КДР) — темнокожий, как называют агарян-измаэлитов в книге Бытие (XXV, 13) и в Исайи (LX, 7 и XXI, 17). Ведь, самый арабский язык у раввинов называется לשון קדר (ЛШУН КДР). Тогда слово Навуходоносор будет значить Агарянский новый цезарь.

После Иоакима на три месяца воцарился — по Библии — над богославзамп Иоакпм II, иначе Иехония, что значит Оправданный богом Громовержцем (ИЕУ-И-КИН). Но он сливается с Иоакимом I, так как тоже сдался «агарянскому царю-пророку» (называемому в наших полу-переводах Навуходоносором), царю «Врат Господних», со всем своим семейством и придворными и рабами. Взявши «Святой Город» на восьмом году своего царствования, Агарянский «царь-пророк» забрал к себе всех художников и зодчих, оставив в городе только простой народ. Он воцарил над ним дядю Иехонии — Маттанию (т. е. Дар божий), переименовав его в Седекию (что значит Праведник бога Громовержца). И был, — говорит книга Цари (XXIV, 20) — «Лик божий9 над святым городом и над всею богославною страною», что хорошо подтверждает наши сопоставления библейских и ромейских царей. «Лик над страною» несомненно была комета, и как раз такую находим мы в летописях комет, помещенных в VI томе Христа. «В 667 году (т. е. накануне воцарения Седекии, — соответствующего Константину Погонату, 668—679) Ма-Туап-Лин отмечает в мае комету в области Возничего и Тельца, исчезнувшую под Плеядами 12 июня.

Потом Халдеи10 или, вериее, Кушиты, т. е. египтяне, осаждали тот же Святой Город Мира вместе со своим агарянским царем-пророком, окопав его валом до одиннадцатого года царствования Седекии. В этом году и сам Седекия и его войска выбежали ночью вон от города, но халдеи (или кушиты) схватили их на дороге и отвезли судить в Ривлу, которую считают за нынешнее местечко Рибле, при реке Оронто. Там его присудили к ослеплению, заковали в медные цепи и отвели во а Врата Господни», а потом через несколько лет сожгли все лучшие дома Города Мира, его храм и дворец, а всех знатных и ученых переселили во «Врата Господни» (забывши, что они уже были переселены при Иоакиме II), и оставив опять «только землепашцев и работников в виноградниках».


9 אף (АФ)-— лик, лицо.
10 По-еврейски КШДИ (כשדי) или КУШДИ — более созвучно с КУШИТ — верхне-египтянин, эфиоп, — чем с халдеем, как называли курдов.

Так, по Библии, окончило свое существование Богославное царство при царе «Богодарованиом», переименованном в «Бого-праведника». Здесь же мы находим и интересное изменение в значении слова Вавилон (ББЛ). В Апокалипсисе оно обозначало Ромейскую господствующую церковь, а в только-что приведенных строках мы видим уже другое применение этого слова. Под Вратами Господними (ББЛ) предполагается здесь уже агарянская церковь, заменившая собою в Египте и Западной Азии византийскую. Она и сделалась при Калифах, т. е. царях-пророках, государственной церковью на Востоке, начиная от Египта и кончая Месопотамией, Аравией, Сирией и Малой Азией. Значение Врат Господних — как символа религиозного угнетения — осталось прежнее, но в него влилось уже новое содержание, при котором христианские авторы стали указывать на апокалиптический Вавилон, как на синоним ислама, и искать его столицу в Мессопотамии, вместо Царь-Града, да и город Мира (Иерусалим), как будто, перекочевал уже тогда из Царь-Града в современный Эль-Кудс, т. е. город св. Илии в Палестине. А это показывает, что последние главы книги «Цари» написаны очень поздно.

Соответствующий Седекии последний независимый ромейский царь Библии — Константин Погонат — царствовал по византийским источникам, как и этот, 11 лет (668—679) до подчинения части своей империи Моавию Калифу, основателю династии Омайядов (библейскому Навуходоносору), вступившему на престол после смерти Османа в 656 году, о чем я говорил уже в общем изложении Ромейской истории. А здесь упомяну только об одном.

Имя Нево-Кадра-царь т. е. Агарянский царь-пророк, по своему смыслу равнозначащее Калифу,11 встречается в Библии еще и у пророков. Так, в пророчестве Иеремия (XXXII, 28) говорится от имени бога: «Я предам этот город (Иерусалим) в руки кушитов (КШДИМ) и в руки «Агарянского царя-пророка», царя «Врат Господних» (Вавилона). В пророчестве «Иезекиил» мы находим (XXVI, 7) от имени того же бога-Громовержца: «Приведу против Царь-города (города ЦР) с севера (?) властелина «Врат Господних» Агарянского царя-пророка, царя над царями, с конями и колесницами с всадниками и множеством народа ... Копытами коней своих он истопчет твои улицы и повергнуты будут на землю памятники твоей силы (XXVI, 12). Мы видим, что здесь от имени древнего автора предсказывается уже гибель самого Царь-Града от агарян, а потому и все пророчество приходится считать составившимся постепенно путем многочисленных добавок к первоначальному ядру, представляющему расширенный перевод Апокалипсиса с греческого языка на еврейский. А в пророчестве Суд Божий (Дани-Ил) это же имя «Агарянский Царь Пророк» (т. е. Калиф), сделавшееся нарицательным, применено в качестве имени царя, которому снились странные сны (II, 1; IV, 28; и т. д.). Отсюда ясно, что и в Дани-Иле есть главы уже агарянской эпохи.


11 Калиф-рассул-Аллах — наместник — пророк-бога.

Резюмирую же в немногих словах все эти наши сопоставления истории двух ветвей избранного народа Божия с историей Восточной и Западной Ромеи.

Христианские авторы считают время разделения «Римской» империи со времени появления Апокалипсиса в 395 году, когда в ней воцарились соправители: Аркадий и Гонорий. А еврейский автор начинает разделять их еще от соправительства Константина и Лициния, хотя обе половины, имевшие по греческим авторам постоянно отдельных соправителей, и соединялись потом не раз на время под властью одного из двух — свергавшего и убивавшего второго.

То обстоятельство, что история Ромеи доведена в Библии до времени калифата, т. е. до введения агарянства, как государственной религии в ее азиатских и африканских владениях, показывает, что последовательные пополнители библейских рукописей, редактировавшие и сопоставлявшие дошедшие до них сказания о деяниях ромейских царей, жили уже позднее конца VII века, и, можно думать, продолжали свои вставки вплоть до напечатания Библии. С обычной в то время привычкой делать свои сообщения непонятными для непосвященных и, кроме того, подводить все земные события под астрологию, они давали всему последовательному ряду ромейских царей астрологические клички, по, будто бы, покровительствовавшим им созвездиям Зодиака. С историей латинских императоров от Константина I до Ромула-Августула они были знакомы довольно хорошо, и потому окончательный редактор, подводивший хронологию, ошибся только в том, что цезарей-соправителей принял за наследников друг друга и таким образом соответственно удлинил сумму их царствований. С византийской же историей он был знаком много хуже, вероятно потому, что жил уже в Испании, в период ее мавританской культуры.

В этом отношении в книгах «Цари» и «Слова денные (Паралипоменон)» только начало и конец хорошо совпадают с греческими апокрифами, а в средних частях у них нередко замечаются отдельные путаницы, которые можно объяснить отчасти неточностью и отрывочностью сведений авторов по ромейской истории и отчасти тенденциозным подведением земных событий под астрологические и каббалистические гипотезы самого автора.

Мы никак не должны думать, что древние писатели лучше нас знали предшествовавшие им события в отдаленных от них странах или даже в своей собственной стране за два, или за три поколения до них. Совершенно наоборот. Они не имели возможности пользоваться теми разнообразными документами, которые были собраны и опубликованы со времен Эпохи Возрождения до наших собственных дней. Чтоб убедиться в этом, посмотрите только на географические карты средних веков, до чего они фантастичны. Не более, чем они, походили на действительность и события, описываемые тогда в этих искажённых странах.

В руках компиляторов исследуемых нами теперь книг находились только отдельные записи по ромейской истории, с указанием времени от начала жизни каждого царя отдельно. Они знали только некоторые легенды из его времени и сами, вдобавок, были астрологи, верившие глубоко, что все земные события предопределяются разнообразными комбинациями небесных светил между собою или небесными знамениями вроде комет и затмений.

Они могли уже расчислять движения солнца и луны, Юпитера и Сатурна взад и вперед довольно точно на столетие или два и были уверены, что могут это делать не только для них, но и для Марса, Венеры и Меркурия, от «сотворения мира и до его конца». И они пользовались этим для воображаемого восстановления того, о чем у них не было документов, но ошибались даже и в самих своих астрологических вычислениях. И нет ничего удивительного, если какой-нибудь средневековый астролог, рассчитав тогдашними несовершенными методами комбинации, всех известных ему подвижных небесных светил, вдруг пришел к заключению, что они повторяются через определенное число веков и что поэтому, соответственно истории «Всемирной римской империи», на столько-то веков ранее ее была на земле другая империя с таким же числом царей, царствовавших столько же лет и имевших аналогичные судьбы.

Однако, мы не должны забегать своим воображением так далеко, когда можем объяснить обычным путем возникновение волшебной сказки о существовании когда-то избранного народа божия на пустынном прибрежьи Мертвого Моря (реки которого при том же, будто бы, текли тогда молоком и медом).

Проще думать, что какой-то астролог средних веков, живший в тревожное время религиозных распрей, размышлял о судьбах Ромейской империи, согласуя ее династические записи с течением планет по созвездиям Зодиака. Он, простодушно мудрствуя, переписал все свои псевдо-исторические выводы для себя по-еврейски, заменяя собственные имена ромейских царей различными символическими названиями. Невольно подчиняясь своим предвзятым идеям, он выбрасывал иногда того или иного царя; как ошибочно записанного, соединял двух или нескольких одноименных в одного или, наоборот, разделял одного на двух. Потом он умер. Его записки, не имевшие на себе обозначения ни времени, ни места, ни имени автора, попались в следующем поколении кому-то новому, который, прочитав их, пришел к заключению, что нашел драгоценную книгу, трактующую о делах глубокой древности.

Книга распространилась во многих копиях среди мессианского населения, и таким образом создалась легенда об избранном народе бога, цари которого были предками Иисуса. Их родословная и попала потом в конце VIII века в редактировавшееся окончательно только тогда евангелие Матвея. Но кроме того в первоначальный список и рассказ с течением времени были внесены и пополнения, и изменения, и новые эпизоды. И вот, составленные но ним «Деяния Восточно-Римских» (Ромейских) царей, переплетенные как две пряди волос в женской косе с деяниями западно-римских царей, и создали основную часть библейской книги «Цари» и книги «Слова денные» (Паралипомеиоиа). А потом, на Втором Никейском соборе, трудившемся над редактированием священных книг целых пять лет (783—787), и создалась из всего предшествовавшего комплекта разрозненных рукописей современная каноническая Библия Старого и Нового Завета, в которой с нашей точки зрения «Книги Цари» и «Слова Денные» были одними из самых последних. Но и в нее еще вносились в рукописный период вставки и изменения вплоть до XV века, когда одну из всех имевшихся тогда вариантных ее рукописей случайно закрепил во всеобщее употребление печатный станок Гуттенберга.

Современные представления о том, что еще в первые века христианства мессианцы (т. е. современные евреи) уже отделились от христиан в непримиримую религию, составляет печальное недоразумение кануна крестовых походов, когда две секции (т. е., в церковном произношении, секты) той же самой религии не узнали своего общего происхождения, и христианская триипостасная клика начала жестоко гнать одноипостасную. Ведь, мы уже видели здесь, что под именем пророка Илии фигурирует у мессиапцев тот же христианский Иисус, а другими вариантами его являются и богославческий царь Аса, и Иисус Навин, и иероглифический Великий царь Мессия (Рэ-Мессу Миамун) и четьи-минейский Василий Великий, и что все — это легенды о действительном основателе первичного богослужения ромейском царе. Юлиане Философе, в которых остались только ничтожные крупинки из действительных деяний основателя первого государственно-регулируемого культа, заменившего прежнее свободное шаманство.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz