Н.А.Морозов / «Христос». 7 книга. / ЧАСТЬ I /


ГЛАВА XX
БОРЬБА СЕМИТОВ, ГРЕКОВ И АРМЯН ЗА ЦАРЬГРАДСКИЙ ПРЕСТОЛ В IX ВЕКЕ НАШЕЙ ЭРЫ. НОВАЯ ВСПЫШКА КУМИРОБОРСТВА.

 

После низложения Ирины в 802 году вновь появились в византийском осколке прежней единой Великой Ромеи кумироборческие тенденции, но только как-то беспорядочно.

Дворцовая революция, свергнувшая Ирину, возвела, как мы уже говорили, Никифора I (802—811). Но он в 811 году пал в битве с болгарами, и в течение нескольких месяцев 811 года правил тяжело раненый на воине сын его Ставракий. Еще до своей смерти он был низложен Михаилом I, принадлежавшим к греческой фамилии, но и сам Михаил I (811—813) был низложен своим военачальником Львом, армянином (813—820), который тоже был убит, и на престол был возведен начальник гвардии Михаил Косноязычный (820—829), родом из города Амория в малоазиатской провинции Фригии, почему его династия, давшая трех представителей, и называется аморийскою или фригийскою (820—867). После смерти Михаила II царствовал его сын Феофил (829—842), женатый на знаменитой второй восстановительнице православия Феодоре из малоазиатской провинции Пафлагонии. А последним представителем является их сын Михаил III (842—867), перешедший в историю, как я уже упоминал, с прозвищем «Пьяницы».

Таким образом, в период с 802 по 867 год на престоле сидели два семита, один грек, женатый на семитке, один армянин и три фригийца, полугрека. Так восточные элементы снова заиграли зчачительную роль в управлении государством.

А что же в это время делалось на Азиатском Востоке? Нам говорят, что современником Карла Великого и Ирины был в Багдаде знаменитый Гарун-аль-Решид, а затем Мамун (813—833), при которых персидское влияние получило исключительное преобладание, и призрачная арабская национальность отступила на задний план. На сухопутной границе было спокойно, но действия египетского агарянского флота в Средиземном море повлекли потерю острова Крита, большей части Сицилии и ряда важных пунктов в Южной Италии.

Самым интересным моментом того времени является восстание Фомы в царствование Михаила II, имевшее уже евангельскую окраску. Он объявил себя сторонником иконопочитания. и евангелического христианства. И вот, поднялись «рабы на господ».

На сторону Фомы перешел, — говорят, — весь флот Эгейского моря и осадил столицу с суши и с моря. Жившие во Фракии и Македонии славяне, после прибытия Фомы на европейский берег, присоединились к нему. Но неожиданно появившиеся с севера болгарские славяне под предводительствои Омуртага разбили сухопутное войско Фомы. Вынужденный бежать, он был схвачен и предан казни. Остатки его приверженцев были уничтожены. Так закончилось в 823 году тянувшееся более двух лет псевдорелигиозное восстание, после чего Михаил почувствовал себя более или менее твердо на троне.

Влияние христианской демагогии, возвеличивавшей нищих духом и гремевшей против богатых, сказалось тут ясно в экономической стороне движения, но, не удавшись, оно привело к обратным последствиям. Оно разорило большинство мелких землевладельцев и отдало их земли в руки богатых соседей, что и было одной из важных причин появления в X веке громадных земельных владений, беспокоивших императорскую власть в Малой Азии.

.В это же время источники отмечают и первое нападение руссов, т. е. русских, на Царь-Град в 860 и начале 861 года.

Патриарх Фотий, или кто-то от его имени, называет «скифский народ грубым и варварским», «упорным и грозным морем», «северною страшною грозою».

Одновременно с военными столкновениями на Востоке шла упорная борьба империи с западными агарянами. Уже в самом начале IX века, при императоре Никифоре I, африканские агаряне помогали жившим в Пелопоннесе славянам во время их восстания и осады города Патр (Патраса). В царствование Михаила II агаряне из Испании основали на Кипре новый город, окруженный глубоким рвом (по-арабски—хандак, откуда и произошло название острова Кандия). Он сделался гнездом пиратов, грабивших и разорявших острова Эгейского моря и прибрежные местности и наносивших этим большой ущерб политическим и экономическим интересам империи.

Утвердившись в Палермо, агаряне последовательно захватили большую часть Сицилии, так что к концу Аморийской династии из больших сицилийских городов оставался в руках новых евангельских христиан только город Сиракузы. Но точно ли это были завоевания, а не остатки прежнего агарянства, одноверного с арианством, не перешедшего к новому евангельскому ответвлению?

Ведь, военные столкновения с саракинами, т. е. царистами или наместниковцами,1 были за власть, а не за религию, как и между христианскими государствами.


1 От סרכ (СРК) — Сарак, т. е. персидский наместник, которому подчинялись сатрапы-саракины (סרכין); латинское — Сарацины, от зендского — Сара и персидского Сэр — глава, царь. В переводе это значит — Монархисты, царисты.

Византия удерживала за собою в IX веке Венецию, большую часть Кампании с неаполитанским герцогством и два южных полуострова Италии. Но Венеция и Кампания находились лишь в некоторой зависимости от Византии, имея автономное управление, а юг Италии был прямо подчинен империи. Большая часть Италии была под властью ариан-лонгобардов которые в конце VII века дошли до берега Тарентского залива и этим разъединили оба византийские южные полуострова Италии, которые теперь могли сообщаться между собою исключительно морем. После итальянских завоеваний Карла Великого и его коронования в Риме весь Аппенинский полуостров, за исключением византийских владений, перешел формально в руки западного императора. В действительности же власть его не заходила южнее границ понтификалыюй области и Сполетского герцогства. Даже Беневетское герцогство осталось самостоятельным.

После завоевания Сицилии саракины начали производить морские нападения на итальянское побережье, их пираты в сороковых годах IX века, появились даже в устьях Тибра и, завладев богатою добычею, удалились.

Плохо было и на Балканском полуострове. Никифор в 811 году предпринял против Болгарии большую экспедицию, но потерпел страшное поражение. Он, как я уже говорил, был убит, его сын Ставракий тяжело ранен, войско со всеми начальниками перебито.

Лишь при Льве V был заключен с Болгарией многолетний мир и сделано определение точной границы во Фракии. Следы ее в остатках земляных окопов сохранились и до нашего времени. Лев V отстроил разоренные ромейские города и сделал в столице новую стену для лучшей защиты города.

Греческое духовенство отправилось в Болгарию для проповеди своего нового евангельского христианства. Около 864 года царь Борис принял новую веру и был наречен Михаилом. Так впервые вместо прозвищ начались у людей прочные неизменные имена. За царем крестились и его подданные.

 


Рис. 101. Мечеть Эль-Мойед в Каире. (Гнедич I, 388). Образчик храмов современных нам восточных иконоборцев, доведших борьбу с изображениями живых существ до абсурда.

Первые византийские государи этого периода (802—867) не являлись сторонниками кумироборства, и поэтому могло казаться, что восстановленное Ириною иконопочитание постепенно укрепится. Император Никифор придерживался политики религиозной терпимости. Но отшельническое монашество все же пережило при нем тяжелый момент во время избрания на место умершего Тарасия нового патриарха Никифора, поставленного непосредственно из мирян. Против этого восстал знаменитый Феодор Студит, вероятный автор евангелия Матвея, возвеличивавшего скопчество, и его последователи. Однако, светская власть взяла верх, и Феодор Студит с некоторыми из друзей был отправлен в ссылку, но скоро был возвращен преемником Тарасия Михаилом I Рангави (811—8131).

Затем. Лев Армянин в 813 году низверг Михаила Рангави в стал проводить в жизнь снова кумироборческую политику.

«Вы видите, — говорил он, по словам одного современника,— что все государи, которые признавали изображения и поклонялись им, умерли или в изгнании, или на войне. Только непочитавшие деланных богов умерли своею смертью и с почетом перенесены в императорские усыпальницы. в храм Апостолов. Я также хочу им подражать, чтобы после долгой жизни, моей и моего сына, царство наше удержалось до четвертого и пятого поколения».

В Царь-Граде в 815 году был созван им второй богоборческий собор, постановление которого сохранилось в одном из апологетических сочинений патриарха Никифора.

«Укрепив и утвердив услышанное богом учение святых отцов и следуя шести святым вселенским соборам, царь, — по словам автора, — осудил, несогласное с преданием или, еще вернее, бесполезное производство изображений и поклонение им, предпочитая служение в духе и истине». Указав далее на то, что «благодаря женской простоте» было восстановлено почитание «бездушного дерева», возжигание перед ним свечей, курений, благовоний, собор запретил «не имеющее за собою никакого основания производство лжеименных изображений католической церкви, отменил поклонение им, установленное патриархом Тарасием, осудил возжигание им свечей и светильников и приношение благовоний. Но в конце своего определения собор 753—754 года все же воздержался от названия их идолами, говоря, что такое зло отличается от другого худшего.

Не было ли причиной этого второго взрыва кумироборства новое землетрясение? У меня пет сведений о нем, но оно очень правдоподобно, потому что оба кумироборства продолжались около одного поколения и характеризовались ожесточением. Первый прошлый период продолжался около пятидесяти лет, а второй — не полные тридцать лет (815—843), причем преследование статуй и икон и их почитателей при Льве V велось тоже с большой жестокостью. Некоторые из иконников называли Льва «пресмыкающейся змеей» и сравнивали его время с «зимою и густым туманом». А при его преемнике Михаиле II уже замер религиозный спор. Сравнивая время Льва V с временем Михаила, современники говорили:

«Огонь погас, но дым остался». «С пресмыкающейся змеей не был умерщвлен хвост ереси и все еще корчился». «Зима прошла, но не наступила совершенная весна» и т. д.

При Михаиле скончался и знаменитый борец за иконы Феодор Студит.

Преемник Михаила II, император Феофил, «человек богословски образованный, отличавшийся ревностным почитанием богородицы и угодников и подаривший церковную литературу несколькими песнопениями», является в религиозной жизни империи последним императором-иконоборцем. Его жена Феодора была ревностною почитательницею икон. Когда в 842 году он умер, она сделалась правительницею государства по причине малолетства их сына Михаила, и первым делом ее было восстановление изображений. Созванный Феодорою собор, деяния которого тоже не дошли до нас, восстановил иконопочитание 11 марта 843 года. Этот день и до сих пор празднуется православною церковью как «торжество православия». Да и действительно только 843 год и был истинным началом современного нам христианства, хотя и в это время еще не было отлучения агарян от церкви, да и о «Магомете» не было даже и помину у византийцев.

Иконопоклопческим было все население западных областей Византии, Италии и Греции, откуда происходила и первая восстановительница православия императрица Ирина, и это можно объяснить лишь тем, что, как я говорил, сейсмические потрясения, низвергавшие статуи и расписанные изображениями святых стены храмов туда не доходили. А отшельническое монашество, которое надо отличать от коммунистического монашества в городах, где нравы были очень легкие, присоединилось к защитникам икон, потому что приписывало землетрясения не им, а, наоборот, грехам земных царей.

Главною основою иконопоклоннической доктрины реальных евангелистов, Иоанна Дамаскниа и Феодора Студита, было Священное Предание и, конечно, Апокалипсис, с ожиданием скорого прихода царя Мессии, с целью поразить земных царей. С их точки зрения, иконы имели не только образовательную ценность, но и «переносили на себя святость и заслуги изображенного на них Христа, богоматери или святых, почему и владели чудотворною силою».

Но это еще не значит, что, восстановляя иконы, их почитатели содействовали зарождению живописи нового времени в Ромее. Могло быть даже наоборот, так как они придали искусству однообразие. Ведь, уничтожая изображения христа, богоматери, святых, иконоборцы Византии не упразднили живописи, а только стали писать на стенах храмов жанровые сцены в роде охотничьих рисунков или сцен на ипподроме, с деревьями, птицами и зверями. Из их эпохи дошли до нас несколько вещей из слоновой кости, эмали и интересные миниатюры. Византист Диль видит в них стремление к наблюдению природы и к реализму, но она с нашей точки зрения не есть возвращение к античным традициям, а, наоборот, подготовка художества Эпохи Гуманизма. А иконопочитатели стали писать одни псевдо-портреты.

Одним из важных результатов иконоборческой эпохи является исчезновение в восточной церкви статуйных изображений. Даже и «торжество православия» на соборе 843 года при императрице Феодоре уже не восстановило их. Так в самом зародыше была пресечена художественная скульптура в Византии до начала крестовых походов. Иконоборство отразилось также и на византийских монетах в печатях. В VIII веке под его влиянием создается для монет и печатей совершенно новый эпиграфический тип, из одних надписей, без всяких лицевых изображений. Вместо них появляется иногда крест. А с восстановлением иконопочитания также были восстановлены на печатях и изображения лиц, если не считать, что они появились тогда впервые, а более древние печати с портретами — или подлоги, или принадлежат позднейшим императорам.

Так иконоборство отдалило от Византийской империи Италию и явилось одной из причин временного разделения церквей в IX веке.

Дело было в том, что патриарх Игнатий, прославившийся уже своим рвением в защиту иконопочитания, был низложен Михаилом, и на патриарший престол возведен был светский человек, ученейший представитель своего времени, Фотий. Образовались две партии: одна за Фотия, другая за Игнатия, который не соглашался добровольно отказаться от патриаршества. Они предавали друг друга проклятию, и это заставило Михаила III созвать собор, на который он пригласил знаменитого римского Великого понтифекса Николая I. Тот отправил вместо себя на собор легатов, которые вопреки желанию понтифекса признали Игнатия низложенным, а Фотия законным патриархом, а созванный в Риме новый собор проклял Фотия и восстановил Игнатия. Затем в 867 году новый собор в Константинополе предал анафеме и Римского понтифекса за его еретическое учение об испускании святого духа евангельским христом и за незаконное вмешательство в дела константинопольской церкви. Понтифекс и патриарх и лично, предали друг друга анафеме. Таким образом произошло временное разделение церквей. Но в 867 году Михаил III умер, а с его смертью обстановка изменилась. Новый император Василий I низложил Фотия и восстановил Игнатия, что вызвало примирение с Римом.

Таковы были главные события в Ромее в средине IX века, когда православная церковь впервые начала вырисовываться в том виде, как мы ее теперь имеем.

Желанье всесторонне осветить этот чрезвычайно важный момент заставляет меня здесь не раз возвращаться к тем же событиям, так сказать, то справа, то слева, но это было необходимо в виду смутности существующих представлений.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz