Н.А.Морозов / «Христос». 7 книга. / ЧАСТЬ II /


ГЛАВА VII
РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЕВАНГЕЛЬСКОГО ХРИСТИАНСТВА СРЕДИ «МОС-АРАБОВ» ИСПАНИИ В КОНЦЕ IX ВЕКА ЕВЛОГИЕМ И ПЕТРОМ АМИЕНСКИМ.

 

Христиане Испании в IX веке были известны вод именем муст-арабов или мос-арабов1 и жили в дружественных отношениях с агарянами. Многие из них служили при калифах, а монастерионцы их и духовенство, понимавшие как арабский, так и латинский языки, употреблялись в дипломатических сношениях.


1 Эта слово слагали из mixti arabibus, а также instituti arabes, но оба словопроизводства слишком натянуты и тенденциозны. Скорее всего это значит моисеевы-арабы (Mus'arabi), т. е. первичные мессианцы до-евангелического толка.

Если совершался брак между лицами, исповедующими две религии, то каждый супруг оставался при своей, а вопросы, которые естественно возникали тут касательно религии детей, вели к затруднениям.

Но вот, в IX веке, при распространении евангелий, появилась секта христиан, которая считала такое свое единение с агарянами неудобным. Члены ее пришли к выводу, что должность при агарянском дворе нельзя занимать без неприличных для христиан уступок, так как те, кто занимал такие должности, был обязан воздержаться от открытого знаменования себя крестом и остерегаться говорить о двух естествах Христа, чтоб не возбуждать смеха. Священники христиан жаловались, что их юношество предпочитает халдейскую литературу церковной и более знакомо с арабским языком, чем с латинским.

Около середины IX столетия, — говорят нам, — в Кордове, в царствование Абдоррахмана II началось гонение на евангельских христиан, но все подробности его носят характер апокрифов, так как в это время не было еще легенд о Магомете,2 а документы нам говорят уже о нем. Первым страдальцем за Христа здесь, — говорят нам, — был инок, по имени Совершенный (Перфект). Встретившись однажды с несколькими агарянами в окрестностях города, он попал в затруднительное положение. Его, будто бы, спросили, какого мнения он о Магомете. Он попытался сначала уклониться от ответа, потому что не хотел оскорблять их. Но они продолжали настаивать и уверяли его, что они не примут за оскорбление его ответ, и, вот, он им сказал, что христиане смотрят на Магомета как на одного из ложных пророков, о которых предсказано в Писании, и заметил, что некоторые части его истории крайне скандальны и доказывают ложность его притязаний.

Агаряне вследствие данного ими обещания на время подавили свой гнев, но когда юноша появился среди народа, он был схвачен, притащен к судье по обвинению в богохульстве против пророка и казнен. Следующей, — говорят нам католики, — жертвой был один купец, который даже и не давал никакого повода к гонению, а третий, молодой инок, по имени Исаак, сам навлек на себя свою участь. Отправившись к судье своего города, он заявил ему желание принять религию Корана и просил о некотором наставлении в этом учении. А когда Коран был объяснен ему, он стал с большою горячностью обличать его ложность, за что и был казнен.

Казнь Исаака повлекла за собою необычайное возбуждение среди христиан. Духовные лица, иноки, монастерионцы, монастерионки и миряне толпами устремлялись к агарянским трибуналам, понося пророка как обманщика, прелюбодея, чародея и заявляя, что его последователи находятся на верном пути к погибели. Кроме тех, кто добровольно отдавал себя на смерть за новую веру, подвергались гонениям и дети от смешанных браков по доносам своих агарянских родственников, считавших их отступниками.

Но все эти сказания характеризуют, однако только, ту эпоху. Ведь, это было первое время распространения евангелий: евангелие Матвея, как мы видели, появилось лишь в 826 году3 и переход к евангелизму не мог произойти без трений.


2 См. «Христос», кн. VI.
3 «Христос», кн. I.

Открытые выходки против евангельских христиан все усиливались. Кто из них показывался на улице, подвергался оскорблениям, его забрасывали грязью или камнями. Агаряне страшились прикоснуться даже к самой одежде евангельского христианина, как к какому-нибудь оскверняющему предмету.

Калиф Абд-ер-Рахман, желая, по возможности, утишить возбуждение мирными средствами, просил содействия архиепископа толедского Реканфрида, который издал повеление, .чтобы никто из христиан не являлся к агарянскому судье для полемики с ним без особого вызова. Но это повеление было принято с негодованием более ревностной партией евангельских христиан, предводимой Савлом, кордовским епископом. Реканфрид заключил в тюрьму одного толедского инока-священника, по имени Евлогия, но он и из темницы писал письма. Он увещевал всех, кто имеет какие-либо мирские связи, порвать их разом и смело исповедывать новую веру в надежде разделить впоследствии блаженство своих собратьев в раю.

Наконец, был созван собор, на котором постановили, чтобы никто добровольно не навлекал на себя смерти своей религией. Все происходившие бедствия он сваливал на Евлогия и его сторонников, приписывал поведение страдальцев гордости, подвергал сомнению их право называться мучениками и заявлял, что от руки агарян не может быть никакого мученичества, так как, ведь, они не идолопоклонники, а поклоняются тому же единому, истинному богу и признают его законы.4


4 Hadruin, V 37—38 и Baronius, 852, 10.

Так впервые разделились агаряне и христиане в Испании в IX веке, а прежде обе религии, как видит сам читатель, были единоверческими, как в настоящее время два «прихода» той же религии.

Евлогий и Петр Алвар были главными вождями евангельского христианства, и оба они (особенно Алвар из Кордовы) писали в очень приподнятом тоне. Евлогий устраняет даже различие, какое проводили между язычниками и агарянами, говоря, что агаряне не менее язычников отрицают сына божия и преследуют верующих в него. Алвар, на основании пророчеств, доказывает, что Магомет (которого тогда еще не было!) есть предтеча антихриста, не допускает никакого уклонения от заявления христианами своего исповедания пред неверными и требует, чтобы христиане повсюду предъявляли агарянам истину своей веры, не из любви к ним, а с целью сделать их неверие неизвинимым.

Отсюда мы видим, что если с этого времена и началась вражда между агарянами и евангельскими христианами, то виноваты были в ней сами христиане своей назойливостью.

Абдеррахману наследовал в 852 году сын его Достославный (Магомет), который в первый же день своего царствования уволил всех евангельских христиан, занимавших должности при его дворе или вообще на государственной службе. Он приказал, чтобы все «недавно построенные церкви» христиан были разрушены, и запретил всякую обрядность или утварь в старых церквах. Евлогий, избранный на толедскую кафедру, был арестован в 859 году за содействие одной молодой новообращенной христианке Леокриции к бегству от своих родителей, бывших агарянами, и предан смерти. Но все это гонение агарян на христиан, — повидимому одна, из многочисленных богословских сказок, так как один немецкий аббат, путешествовавший в Кордову в 954 году, в качестве посланника, свидетельствует, что евангельские христиане мирно жили с агарянами и подвергались даже обряду обрезания.5


5 «Vita loannis abbati Gorizensis», c.c. 123—124 (Peztz, IV).

В результате всего этого мы видим, что первые недоразумения между агарянами и евангельскими христианами начались не на Востоке, а в Испании. Да и то позже 954 года.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz