Н.А.Морозов / «Христос». 8 книга. / Том II / ЧАСТЬ ПЕРВАЯ /


Глава IV
ВАТИКАНСКИЕ АРХИВЫ О ТАТАРСКОМ ИГЕ
(составлено при сотрудничестве проф. В. Р. МРОЧЕКА)

 

Я не имел возможности пересматривать лично папские архивы в Ватикане, но в этом и не представилось нужды.

Еще в 1841 году вышла в Петербурге книга А. И. Тургенева: «Исторические памятники о России, выписанные из архивов и библиотек иностранных народов».1 Они были просмотрены для меня моим сотрудником по Государственному Научно-исследовательскому Институту имени Лесгафта проф. В. Р. Мрочеком, выбравшим из них все существенное, и я пользуюсь здесь его выписками, приводя в фактической части его собственные слова, а также и некоторые его мысли в связи с моими собственными.


1 Historia Russia Monumenta ex antiquis exterarum gentium archivis et bibliothecis depromta.

Том 1-й этого интересного подбора актов содержит выписки из Ватиканского закрытого архива и из других римских библиотек и архивов, с 1075 по 1584 год. Выписки эти были составлены в конце XVIII века аббатом Альбетранди для польского короля Станислава Понятовского. Ими пользовался историк Нарушевич, а затем отчасти и Карамзин. Экземпляр этих «выписок» был подарен польским королем русскому посланнику в Варшаве — Я. И. Булгакову, а от него перешел к опубликовавшему их камергеру А. И. Тургеневу. В дальнейшем Тургенев собрал, кроме того, богатую коллекцию актов в Германии, Италии, Франции, Англии, Дании и Швеции.

Все ватиканские выписки засвидетельствованы подписью тамошнего начальника «Тайного Архива», графа Марино Марини и архивною печатью.

Ho, — как говорится в предисловии Археографической Комиссии, издавшей настоящий сборник, — «в ватиканском архиве лежит более двух миллионов одних папских булл, и хранятся, начиная с VII столетия, все сношения Рима с прочими государствами...» Поэтому позволительно задать вопрос:

— Напечатаны ли в упомянутом собрании А. И. Тургенева все бумаги, относящиеся за время «татарского ига» к русским делам, или же там есть и другие документы, до сих пор лежащие под спудом?

Что же касается до подлинности «актов», то часть из них опротестована самим составителем «Сборника». Достаточно указать, что сношения Рима с прочими государствами велись, якобы, с VII века, т. е. когда еще не было ни римского, ни других государств, за исключением Византии.

Однако и тех папских посланий к русским князьям, которые приведены Тургеневым, вполне достаточно для нашей цели: показать, что в Ватикане — Доме Хана2 — считали русские княжества униатско-католическими, хотя и отпадавшими по временам, по наущению греческого духовенства, к православию, за что и подвергались не раз карательным экспедициям своих верных католицизму соседей, при помощи Тевтонского, Храмовнического и других рыцарских орденов (по латыни — ordo), а по-русски — татрских орд.

Первые два Послания, в которых говорится о России, приписаны Григорию VII и помечены 1075 годом.

Одно из них относится «к русскому царю» Димитрию (не Дмитрию ли самозванцу) и к царице — его супруге.3 Папа говорит в нем, что сын «царя» (regis) прибыл в Рим с просьбой утвердить его наследником русского престола, и что Григорий VII соглашается на это и посылает в Россию своих легатов для дальнейших переговоров.


2 Еще раз напомню, что Ватикан по библейской транскрипции ВИТКЕН слагается из ВИТ — дом и ХЕН — хан, т. е. священник.
3 И в заглавии послания, и в тексте дальше везде «Ad Demetrium regem ruscorum et ad reginam uxorue ejus».

Второе письмо адресовано Болеславу, герцогу Польскому (Boleslao Duci Poloniorum), и в нем, между прочим, папа советует возвратить деньги «царю русков» (Regi ruscorum).

Но здесь, с точки зрения обычной хронологии, остается непонятным, почему Болеслав именуется «dux», т. е. герцог, что гораздо ближе к номенклатуре феодальных князей, а Дмитрий назван «гех»? Почему «король Русков» посылал сына в Рим, если уже с 1054 года восточная и западная Церкви разделились? И, ведь, только в 1076 году (а не в 1077) Болеслав II Смелый возложил на себя королевский венец с согласия Григория VII.

И, кроме того, почему в сборнике имеется такой большой перерыв от 1075 до 1207 года? Зная историю Запада и крупные события на Востоке, каковы крестовые походы I, II, III и IV-й, борьбу Рима и «франков» с Византией, наконец, покорение Византии в 1203—1204 гг. и ее феодализацию франками, невольно задаешь вопрос: а разве Россией и, в частности, Киевской Русью — папство не интересовалось?

По совокупности всех «обстоятельств дела» здесь возможен только один ответ:

Оба эти письма относятся не к Григорию VII Гильдебранду (1073-1086),4 впервые установившему безбрачие католического духовенства и приказавшему именовать римских первосвященников не «великими понтифексами» (т. е. великими выявителями),5 как у классиков, а папами, т. е. отцами. Они относятся к Григорию IX (1227—1241), либо к Григорию X (1271—1276), жившим в разгар Татрского ига, продолжавшегося в России с 1237 по 1502 год, и отнесены ко времени Григория VII одним из позднейших классификаторов Ватиканского архива по каким-то тенденциозным побуждениям, хотя бы из «страстной любви к древности».

Но дело в том, что при Григории VII в Новгороде не было князей, а была республика с вечевым правлением. Московского и Владимирского княжеств еще не существовало, и было только Украинское, Киевское княжество, в котором княжил при Григории VII совсем не Димитрий, а Изяслав Ярославич... И вот к этому месту Тургенев делает примечание: «Димитрий — это великий князь Изяслав» (!!!)

Почему такое странное отождествление? — Только потому, что Изяслав княжил с затруднениями между 1054 и 1078 годами в Киеве и, будто бы, в 1075 году отправился в Германию к Генриху IV и потом к папе просить помощи против своих соперников Святослава и Всеволода, и с помощью католиков — поляков — возвратил себе Киев в 1077 году. Все это, конечно, показывает, что и Изяслав Ярославич был униат, но, ведь, в письме папы, ничего не говорится об утверждении его самого или об обстоятельствах его жизни.

Ясно, что положение историка тут безвыходное, если из любви к документальности он будет утверждать «рассудку вопреки, наперекор стихиям», что римский папа отвечал Изяславу, не узнав предварительно его имени от приехавшего сына, и что сын взял такое письмо, адресованное его отцу на чужое имя.

А с нашей точки зрения на «татарское иго» все приходит в порядок. Становится ясно, что письмо это принадлежит не «первому папе» Григорию VII, царствовавшему (удобно ли вообще в отношении пап употреблять термин «царствовать»? Поскольку характер их власти был своеобразен и не может быть уложен в рамки обычных представлений о царях. Не лучше ли употреблять термины: папа, папство, папствовать) в Риме от 1073 по 1086 год, а кому-нибудь из двух следующих Григориев: или Григорию IX, восседавшему на папском престоле от 1227 по 1241 год, т. е. как раз при латинской феодальной империи, основанной крестоносцами на развалинах ниспровергнутой ими Ромеи — Византии, и в разгар напора католических, рыцарских и монашеских орденов (этих со славянско-византийской точки зрения диких тартарских орд) на православные земли. В пользу этого говорит то обстоятельство, что как раз при «Григории Девятом» (1227—1241) жил Юрьево-Польский князь Димитрий Святославович, участвовавший в походе Александра Невского на Великий Новгород в 1255 году и умерший, постригшись в монахи, в 1267 году. Время его рождения в точности неизвестно, но если мы предположим на основании его впадения в ханжество, как бывает главным образом в дряхлости, что он умер в монастыре не ранее 67 лет, т. е. родился не позже 1200 года, и что у него самого родился наследник не ранее, как на 23 году его жизни, то в последний год папства Григория IX (около 1241 года) этому наследнику было бы не менее 18 лет, и он как раз мог бы поехать в Рим для своего утверждения папою в правах наследства, если это действительно зависело от «папы» по-русски «Батяя», переделанного потом в «Батыя», и если под Сараем, т. е. Царственным городом, надо понимать не какой-то сарай в закаспийских степях, а «Дом Хана» — Вати-Кан, жилище теократического царя-царей.6


4 Напомним, что нумерация одинаковых имен придумана историками лишь в новейшее время
5 Pontifici maximi от patefacio (выявляю, выясняю) — волю небес
6 Еще раз напомню, что слово «Сарай» происходит от библейского слова Сар — царь, откуда и имя Сара — царица, и английское слово сэр, и французское название государя sir, не говоря уже о русском слове царь. А слово хан было в старину названием и римского папы, как видно из самого имени его жилища в Риме — Вати-кан т. е. Дом-хана. Относительно происхождения этого названия не может быть сомнения. Первая часть его Вати есть трансформация европейского слова БИТ, произносимое теперь как Байт в значении дом, Храм, отсюда французское bater-строитель а также habiter — обитать и старо-русское название монастыря — обитель и города Вифлеема (Bethlehem) — Дом-Хлеба. Везде корень БТ иначе ВТ. А Кан, Хал и Кен лишь разные произношения слова священник.

Или же письмо «к Димитрию, царю русских и к царице его супруге» принадлежит Григорию X (1271—1276), так как в это самое время жил Димитрий Александрович, сын Александра Невского, великий князь Владимирский (1246—1294). Если мы допустим, что письмо папы к нему было написано в 1276 году, то Димитрию в это время было лет 30, а сыну его лет 10, и он мог отправить его в Рим на благословление папы Григория вместе с каноником-гувернером. Только тогда все и приходит в порядок, да и то при допущении, что Русь была тогда униатскою.

Точно также можно сказать и о письме папы Григория к Польскому герцогу Болеславу.

Герцог (dux) Болеслав, которому папа предписывает возвратить деньги русскому царю, никак не польский король (rex). Болеслав II Смелый (1058—1080), как думают классификаторы, а действительно герцог (dux) Болеслав II Стыдливый (1226—1279), который уже с девятилетнего возраста (с 1233 года) правил «Малой Польшей», одним из феодальных уделов распавшегося в 1150 году первого Польского королевства, чем и объясняется употребленный папою титул герцог, что было бы неуместно при обращении к королю Болеславу Смелому, жившему в XI веке, а вполне подходит по времени к Болеславу II.

Этим же «одревнением» более поздних документов объясняется и отмеченный проф. В. Р. Мрочеком «перерыв» упоминаний в польских посланиях о России от 1075 по 1207 год, т. е. в течение почти полутора столетий. Никакого перерыва на деле не было, так как и оба эти документа были уже после 1207 года. Интерес папского престола к русским делам мог возникнуть только со времени разграбления Киевских православных монастырей очевидным крестоносцем и варягом Рюриком Ростиславовичем, в 1205 году, почти одновременно со взятием Царь-Града крестоносцами в 1207 году. Этот Рюрик и дал повод к возникновению мифа о Рюрике, Синеусе и Труворе.

Итак, сам Ватиканский архив подтверждает, что «адское иго» пришло не из Азии от монголов, а из Рима, и что русские князья утверждались в своих правах на княжение не монгольскими князьями, прикочевавшими из пустыни Гоби, а самими римскими папами.

Посмотрим теперь и на дальнейшие папские письма. Следующие послания, начиная с 1216 года, направлены орденам: Госпитальеров и Тевтонскому, для обращения в католицизм, а затем и закрепления Ливонии, Эстонии и Пруссии. Устанавливается новая область «Семигаллия», т. е. Полуфранция (!!), считаемая за часть Курляндского герцогства, причем с 1231 года епископ Семигальский назначается папским легатом в Ливонии, Готландии, Винландии, Эстонии, Семигаллии, Курляндии и в других провинциях новообращенных и язычников.

О русских и русинах (Rutheni) — говорится в ряде посланий с 1222 года, или как о католиках, или как о греческих сектантах. Из посланий Гонория III видно, что в России (Russia) были католические епископы, подчиненные легату Семигальскому (т. е. Курляндскому).

С 1226 года Ливонскому ордену (в тексте: Магистру и братьям Христового воинства в Ливонии),7 дано разрешение принимать миссионеров, прибывающих для защиты веры и ее распространения, и оставлять их на службе в своих замках.

И опять странное, с точки зрения монгольского ига, послание от февраля 1227 года Гонория III (1216—1227) «ко всем царям России»,8 где говорится о посылке легата для утверждения их в католической вере, если они признают свои ошибки и готовы будут от них отречься, а также предлагается этим «русским царям» сохранять прочный мир с католиками Ливонии и Эстонии,9 и говорится:

«Ваши послы, отправленные к нашему достопочтенному легату, епископу Моденскому, униженно просили его, чтобы он лично посетил ваши страны».

А через четыре года, в 1231 году папа Григорий IX (1227—1241) пишет Георгию, преславному царю России, увещание, «чтобы и он отказался от греческих и русинских обычаев,10 спас свою душу и ввел у себя христианство по «латинскому обряду».


7 Magistro et Tratribus Milisiae Christi in Livonia.
8 Universus regibus Russiae.
9 Georgio Illustri Redi Russiae.
10 Graecorum et Ruthenorum mores.

Значит, только Георгий колебался тогда между греческим и латинским влияниями!

И как раз в это время мы находим Георгия (иначе Юрия Всеволодовича (1187—1238), о котором обычная версия русской истории выражается так:

«С 1219 года он стал великим князем Владимирским, удачно воевал с болгарами, основал Нижний Новгород, посылал сына княжить в Великом Новгороде в 1237 году (т. е. через 6 лет после рассматриваемого нами письма к нему папы Григория IX), отказал рязанцам в помощи в их восстании против «батюшки» (Батыя), а в 1238 году сам погиб в битве против него при реке Сити, притоке Мологи...»

И вот, я опять спрашиваю: как это согласовать с монгольским игом, если оно было действительно монгольским, а не католическим, признаваемым большинством русских князей, но не без отдельных попыток от него избавиться, при подстрекательстве греков?

В следующем 1232 году мы имеем ряд посланий, регулирующих польско-русские отношения: о запрещении браков между католичками и русскими (не рутенами ли?), так как мужья перекрещивают жен в православие; о беглых крестьянах, спасающихся от Польши в Пруссию и Россию (не в Рутению ли?); о запрещении польскому архиепископу и другим прелатам во время войны прибегать к помощи сарацинов, русинов11 и других врагов католической веры, а также, полезно ли будет перенести Архиепископство Галицийское в другой город области, так как Галицию со всех сторон окружают неверные тартары12 (т. е. татровцы) и литуаны и схизматики из других стран,13 а далее говорится о разных льготах ордену Проповедников (Доминиканскому), работающему в России (in Russia).

И здесь опять неожиданность, если смотреть на дело с прежней точки зрения. Подумайте сами: какое же тут монгольское иго?

«В России (in Russia) работает орден (а не орда) проповедников доминиканцев, а Русины (Ruthenes) приравниваются еще к царевцам (сарацинам14), врагам католицизма, а Галицию окружают неверные тартары и схизматики из других стран».

Не вытекает ли отсюда, что обитатели Татров в 1232 году, т. е. даже через 9 лет после битвы на Калке, были еще арианами, т. е. по нашим отождествлениям, сделанным в первых томах этого исследования, держались Аронова закона? И если мы припомним о большом количестве евреев, населяющих эти места даже и теперь,15 то не удивимся такой догадке. А название битвы на Калке — битвой русских с тартарами, могло быть дано по ассимиляции с последующим поведением татровцев, перешедших в католицизм.

Затем, в 1234 году папа принимает под покровительство св. Петра некоего Ульриха, его братьев и других католиков в Киеве (Kiob) и предупреждает Сандомирское епископство в Польше, чтобы оно охраняло таких людей.

В 1237 году объединяются папой два ордена — Тевтонский (основанный еще в 1128 году для защиты Палестины) и Меченосцев (основанный ливонским епископом Альбрехтом в 1200 году). Тевтонский орден перебрался из Палестины в Европу еще в начале XIII века и сперва обосновался в юго-восточной части Трансильвании, но в 1224 году король Андрей II венгерский рассорился с ним и орден перебрался в Польшу — воевать с руссами. По договору 1230 года он получил в пользование Кульмскую область у нижней Вислы, и в 1234 году папа Григорий IX объявил его владения «собственностью св. Петра» и «леном римской церкви». Еще раньше, в 1226 году, император германский, Фридрих II (1215—1250), знаменитый своей ссорою с папой Григорием IX, который отлучил его от церкви, дал полномочия гроссмейстеру этого «Тевтонского ордена» Герману фон Зальце, «завоевать по-русскую землю», жалуя «навсегда ему, его преемникам и ордену все земли, которые он получит от Польши и которые завоюет сам».


11 Sarracenos Rutenos et alios catholice fidei inimicos.
12 Я обращаю внимание читателя на то, что Rutten и теперь немецкое название Венгерского славянского населения, с языком близким к украинскому, живущего по обоим склонам Карпат и Татров, а также в Галиции (т. е. Французии!) и Буковине.
13 Infideles tartaros et Lithuanos etiam infideles et schismaticas ex aliis partibus
14 Корень этого слова sar — царь.
15 Припомним хотя бы Бессарабию. Это название происходит от Байса, местное произношение еврейского слова БИТА — дом, храм, и от Араби — арао, в сумме Байс — арабия — дом арабов, которые смешивались у христиан с евреями.
16 Episcopos Rigensem, Tarbatensem et Ociliensem.

После объединения Тевтонского ордена с орденом Меченосцев получилось могущественное прибалтийское католическое государство. Особое послание Григория IX в 1238 году известило епископов Рижского, Дерптского и Эзельского16 о принятии этого объединенного ордена Крестоносцев под особое покровительство папы, чтобы орден был сильнейшим против врагов. А кроме того, было отправлено отдельное послание — о том же —папскому легату в Прибалтике, епископу Моденскому.

После этого, в сборнике Тургенева нет никаких посланий к крестоносцам в славянских землях, вплоть до 1243 года, когда дается им ряд привилегий и наставлений.

И вот является опять вопрос: а где же знаменитое татарское нашествие на Россию, Польшу, Венгрию, Чехию, наполнявшее по современным нашим «учебникам истории» как раз весь этот промежуток времени? Разве папы на него не реагировали?

Очевидно Вати-Кану (дому Хана) ничего не было известно о заволжских ханах, и католическим орденам о заволжской орде!

Правда, что с 1241 года папам было не легко. Шла борьба Фридриха II с папством за Италию; Григорий IX едва не стал пленником сарацин (т. е. по русски —царевцев), опустошавших эту страну под знаменем германского императора, и только смерть спасла его от унижения. Правда, что и наследник Григория IX, Иннокентий IV, должен был временно бежать во Францию... Но ведь несколько десятков лет татарского нашествия не могли бы не отразиться на делах и Западной церкви! Почему же в сборнике «Выписок из Ватиканского секретного архива» и из других римских архивов и библиотек, так заботливо собранных А. И. Тургеневым, нет об этом ни одного документа? Да и дальнейшие папские письма после 1243 года тоже не упоминают о знаменитом татаро-монгольском нашествии, занимаясь мелкими вопросами. Так, в 1246 году, игнорируя «иго», папа дает право своему легату, архиепископу Пруссии, Ливонии и Эстонии, ставить епископов в Русских странах. Затем, из Лиона, в мае 1246 года, папа пишет «Царю России (Regi russiae — имени не указано) о принятии его (несмотря на иго!) под покровительство св. Петра и папы, и о посылке постоянных духовников, с полномочиями» как и те, которые назначены к Тартарам (т. е. очевидно к Татровцам). Это — два доминиканца из Богемии (по-русски Чехии) — брат Алексий и его товарищ, имя которого отсутствует.

Но как же можно было так писать, если «русские цари» в то время были «греческой веры», да еще под монгольским игом?

В том же 1246 году мы видим странное послание папы Иннокентия IV «Иоанну Преславному царю России»,17 о присоединении его к католичеству, согласно просьбы самого Иоанна, для чего направляется папский легат, архиепископ Пруссии и Эстонии.18

Одновременно легат этот может дать советы и против «тартар». Послание датировано 5 мая из Лиона.

Это послание относят к 1246 году, и приписывается оно Иннокентию IV (1243-1294), но вот опять историческая неувязка: никакого «Иоанна преславного царя России» в это время не было и в помине, а был такой только при папе Иннокентии VI (1352—1362). Это был великий князь Московский и Владимирский Иоанн II Кроткий (1326—1358), сын Иоанна Калиты, собирателя Земли русской, осуществлявшего это собирание, будто бы, при помощи не папских рыцарских орденов, а монгольских орд. Да и сам Иоанн II, говорят нам, «получил ярлык19 на великое княжение» от хана и боролся до 1359 года с не признававшими этого ярлыка Рязанским, Суздальским и Новгородским князьями».


17 In Russiae partibus.
18 Ioanni illustri redi Russiae.
19 Ehplage — почетное положение, хотя теперь такое слово и не употребительно у германцев.

И вот теперь с новой точки зрения оказывается, что он получил «ярлык» от хана из Ватикана, от папы Иннокентия VI, и был не православным, а католиком... да и отец его собиратель земли русской — тоже.

И понятно, что для согласования этой переписки с установившимися затем представлениями о «татарском иге» пришлось передать только что приведенное письмо вместо Иннокентия VI Иннокентию IV, да и то с дефектом, так как в то время не было никакого «русского царя Иоанна».

Не лучше обстоит дело и со следующими письмами.

В 1246 году приводится переписка Иннокентия IV с Даниилом Галипким, его братом, а также с Архиепископом России, Ливонии и Эстонии о приведении короля Даниила и всего народа к унии (a fidei unione). Но уже в 1257 году, папа Александр IV укоряет Даниила за уклонение от католичества. Дальнейшая их переписка неизвестна, так как после этого письма до 1284 года в сборнике Тургенева материалов нет, но в общем и оно поучительно.

Даниил Романович (1201?—1264), сын Романа Галицко-Волынского, вел, говорят нам, сначала «скитальческую жизнь», вероятно в связи с крестовыми походами. Затем он женился на дочери Мстислава Удалого и в 1223 году галичане призвали его к себе на княжение. Он, говорят нам, «поехал в «Орду», где хорошо был принят ханом». Но ехать из Галиции в Заволжские степи, чтобы представиться какому-то князьку кочующих за Волгою монголов, было бы ему возможно только в припадке помешательства, а потому, как подтверждается и только что цитированным мною письмом папы, он ездил не в орду, а в орден (ordo), а затем после смерти Иннокентия IV и вступления на Римский трон папы Александра IV (1254—1261) он «отпал от Рима», чем и объясняется и первое, и второе из приведенных Тургеневым писем.

Интересно также и письмо Иннокентия IV в 1248 году к Александру Невскому со странным обращением: Доблестному мужу Алендру герцогу Суздальскому20 о соединении с католической церковью, и о связи с Тевтонским орденом против «тартар»...


20 Nobili viri Alendro duci susdaliensi.

Из слов «доблестному мужу Алендру герцогу Суздальскому» видно, что папа не считал Александра великим князем. Действительно, лишь только через четыре года после этого письма, в 1252 году Батя-хан, т. е., с нашей точки зрения, сам же римский папа Иннокентий IV утвердил его великим князем Владимирским. А до тех пор он в глазах папы мог быть только «преславным мужем», воевавшим на правах феодального владетеля со шведами и ливонскими рыцарями, как и остальные католические владетели между собою при «молитвах папской церкви за ту и за другую сторону». А что касается выражения «против тартар», т. е. адских людей, то тут могли подразумеваться даже и не татровцы, а просто магометане.

Вот все собранные Тургеневым выписки из «секретного Ватиканского архива» о русских делах за время Латинской империи на Балканском полуострове и натиска рыцарских и монашеских орденов на славянские и русские земли.

Мы видим, что они не только не опровергают, но самым настоятельным образом подтверждают мой вывод, сделанный на основании обстоятельного исследования русских летописей и приведения их сообщений в согласие с историко-географическими условиями, что никакого монгольского ига у нас не было, а было католическое иго, и что вплоть до отказа московского великого князя Иоанна III в 1480 году платить дань папской церкви (а не монголам) русские князья со времени взятия Царь-града крестоносцами, т. е. от 1204 по 1480 год, были униатами, а потом стали называть этот период «татарским», т. е. татрским или по-гречески — адским (тартарским) игом.


назад начало вперёд


Hosted by uCoz