Н.А.Морозов / «Пророки» / Отдел III (Иезекиил)


ОТДЕЛ III.
Когда написана книга
ОСИЛИТ БОГ?
(Научно-критический разбор.)



Рис. 64. Образчик представлений средневековья о материальном устройстве „небесного чертога. Ангелы вращают карнизы, сваи и зодиакальный пояс неба. Из книги Сакробуста (Sacrobusti Opusculum Spericum). 1491 г. Книгохранилище Пулковской обсерватории.
 

Рис. 65. Колесо в колесе. Средневековая эволюция первоначального библейского представления о небе.

В центре стихия Земля, где правая половина Азия, а на левой вверху Европа, внизу Африка, каждая по 1/4 круга. Над ней стихия Вода с рыбами, еще выше стихия Воздух с его ветрами. еще выше стихия Огонь с языками пламени. Затем колесо Луны (), Меркурия () Венеры (), Солнца (), Марса (), Юпитера (), Сатурна () и область звезд и знаков Зодиака. С четырех углов дуют Ветры. Из книги Сакробусто (Sacrobusto: Sphera Materialis). 1516 г. Книгохранилище Пулковской обсерватории.


 

ГЛАВА I
О средневековых слухах, называемых традицией древности.

 


Рис. 66. Созвездие Козерога. Из книги Леопольда
(Leopolde Compilatio de' Astru' Scie'ntia) 1489 г.
Книгохранилище Пулковской обсерватории.

 

 

«Один из самых достоверных результатов высшей библейской критики,—сказал профессор теологии Чарльз Бригг 1 во вступительной лекции 20 января 1811 года,— тот, что Моисей не был автором Пятикнижия и книги Иова (как передавало нам средневековое предание), что Ездра не был автором библейских хроник (Паралипоменона) и книг Ездры и Неемии, что Иеремия не писал книги Царств и плача Иеремии, что Давид не составлял всего Псалтиря, а лишь несколько псалмов (да и то сомнительно!), что Соломон не был автором Песни Песней и Екклезиаста, а написал только одну часть Притч (что тоже очень сомнительно!) и что Исаия не написал и половины той книги, которая названа по его имени. Большая часть ветхозаветных писаний была составлена авторами, имена и связь которых с их сочинениями затерялись в глубокой древности».


1  Charles A. Brigges: „Biblical Study“, стр. 222 (Сендерленд „Библия, ее происхождение развитие и отличительные свойства". Перевод под редакцией В. Черткова. „Посредник". 1906).

Еще в большей мере эти слова авторитетного англо-саксонского профессора теологии относятся к пророчествам, самые заголовки которых Иезекиил, Даниил, Захария и т.д. вовсе не имена их авторов, а осмысленные еврейские фразы, означающая «Осилит Бог», «Наука Всесильного», «Помнит Грядущий» и т. д.

Древне-еврейская литература не только была анонимна, но почти постоянно псевдонимна. «Наши современные понятия о литературной собственности, — говорит американский унитарианский пастор И. Т. Сендерленд,2 — как видно, совершенно отсутствовали в те времена. Чаще всего книги появлялись тогда без всякого обозначения автора. Если же они обозначались каким-либо именем, то имя это принадлежало обыкновенно тому или другому выдающемуся лицу прежних веков. Подобный образ действий в наше время, конечно, заслужил бы строгое порицанье, но он, очевидно, нисколько не противоречил нравственным понятиям об этом предмете у древних».

Желая оправдать хоть сколько-нибудь такую систему средневековых подлогов, получившую, благодаря своей общепринятости, даже особое название «апокрифирования», другой известный англосаксонский ученый, Чадвик,3  говорит: «они (т. е. авторы апокрифических теологических книг) действовали... единственно в интересах тех идей, которые они хотели выразить, — того дела, которому они хотели служить. Лишь бы преуспевало это дело, а сами они (авторы) пусть будут неизвестны навсегда! И таковыми они действительно остались до сегодняшнего дня!..»


2 Там же, у Сендерленда, глава: „Неизвестность времени и авторов библейских писаний“, стр. 57.
3  I. W. Chadwick: „Bible of to day“.

Однако как бы ни старались различные исследователи оправдать сознательный апокрифизм, но читатель сам видит, что подобного рода система действий уже давно носит более употребительное название иезуитизма, и что оправдать ее, несмотря на все старания, очень трудно. Однако в данном случае, мне кажется, дело можно объяснить гораздо проще и честнее.

Представьте себе, что вы пишите дневник, или стихи, или литературные произведения исключительно для себя, не думая их печатать. Зачем вы будете тогда на каждой тетради обозначать свое имя? Вам даже и в голову не придет этого, так как и без того вы знаете, что писали сами. Точно в таком же положении были авторы во весь рукописный период истории человечества, когда они могли писать только для себя и для своих личных знакомых, переписывавших у них все с листка на листок, тоже без обозначения имени хорошо известного им лица.

Но затем, когда истинно талантливое или серьезное произведение через десятки или сотни лет после смерти своего автора делалось очень распространенным, и потомки начинали доискиваться, кому бы оно могло принадлежать, тогда им ничего не оставалось делать, как сначала гадательно, а потом и с полным убеждением приписать его какой-нибудь древней знаменитости, которой оно, по соображениям читателей, «было достойно».

Таким образом авторы большинства выдающихся произведений рукописного периода совершенно неповинны в приписываемом им иезуитизме. Все дело было в легкомыслии и тщеславии позднейших коллекторов, которым естественно хотелось придать имеющимся у них литературным произведениям наибольшую ценность, а эта ценность возрастала в геометрической прогрессии по мере возрастания древности и славы автора для всякого данного сочинения.

Другое дело, когда начался книгопечатный период в общечеловеческой истории. Машинное копирование, изобретенное в Германии в половине XV века и почти тотчас же перескочившее во все соседние страны Европы,4 создало впервые обширный, доступный каждому книжный рынок. Всем авторам, конечно, захотелось печатать свои произведения, т. е. найти для них издателя, а издатель, как и теперь (спросите всякого литератора и ученого!) не выражал ни малейшего желания печатать сочинения своих современников, еще никому не известных, справедливо говоря, что их никто не будет покупать и он останется в убытке. Здесь для всякого начинающего писателя являлся, после ряда бесплодной беготни по издателям, большой соблазн выдать свое произведете за сочинение какой-нибудь древней знаменитости, будто бы доставшееся его отдаленным предкам от самого автора.


4 Первая печатня была открыта Гутенбергом в Майнце в 1450 г., и уже в 1465 году книгопечатанье началось в Италии, в 1469 во Франции, в 1474 в Испании, в 1476 в Англии и в 1493 в России.

И он, действительно, не только находил, ценою этой лжи, тотчас же издателя, но и получал от него приличный гонорар и обеспечивал в то же время (как выразился цитированный мною выше Чадвик) «распространение своих идей». А для издателя не было никакой причины особенно тщательно исследовать подлинность указываемого ему автора, так как авторитетное имя на изданной им книге было выгодно и ему самому, а научно-литературной критики, способной обличить подлог, еще не было в то время.

Только с этого периода и начались умышленные подлоги древних авторов, и они были с точки зрения общих законов эволюции человеческой психики совершенно неизбежны.


назад начало вперед


Hosted by uCoz